Маттео Сальвини интегрирует европейских крайне правых

Вплоть до самого последнего времени процесс транснационального «партийного строительства» в Европейском Союзе, затронувший самые разные политические спектры Старого Света, в наименьшей мере отражался на европейских крайне правых. Да, незадолго до евровыборов 2014 года по инициативе французского Национального фронта было провозглашено создание Движения за Европу наций и свобод (ДЕНС), на базе которого, в конечном счёте, в самом Европейском парламенте была сформирована депутатская группа «Европа наций и свобод». Решающую роль и в ДЕНС, и в соответствующей группе играет партия Марин Лё Пен, считающаяся неформальным лидером движения. Но и формальные – французы: движение возглавляет представитель «старой гвардии» французского Национального объединения, НО (экс-НФ) Жан-Франсуа Жалк, а депутатскую группу – Генеральный секретарь НО (то есть второй человек в партии) Николя Бай.

Но если в 2014 году крайне правые лишь улучшили своё представительство в Европарламенте (в состав их группы вошли лишь 37 европейских депутатов), то почти все специалисты по европейской политике сегодня едины в том, что на предстоящих в конце этого месяца очередных евровыборах должен произойти качественный рывок крайне правых сил. В условиях «экзистенциального кризиса» ЕС, существование которого признаёт глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, сохраняющихся глубоких социальных проблем, вспышек терроризма и проблем, связанных с массовой миграцией в Европу лиц из стран Юга, рост популистских настроений в самых разных странах ЕС – естественная реакция части общества на угрозы фрустрации и неуверенности в завтрашнем дне, которые  всерьёз стоят перед очень многими европейцами.

Опросы общественного мнения показывают, что крайне правые партии в силах заметно усилить свои позиции как в отдельно взятых странах, так и в ЕС в целом. Но ДЕНС, хоть и имеет конфедеративную структуру, оказалось не способно собрать под свои знамёна все крайне правые и правопопулистские партии в Европе. Да, Марин Лё Пен удалось в 2014 «подтянуть» в эту структуру своих старых и хорошо известных партнёров – Австрийскую партию свободы, «Фламандский интерес» (Бельгия), Лигу Севера (сегодня Лигу, Италия). Но, например, североевропейские крайне правые партии в ДЕНС не вошли, а их представители в Европарламенте предпочли заседать в депутатской группе «Европейские консерваторы и реформисты», тон в которой задают британские и польские консерваторы. Кроме того, часть правых популистов из небольших партий предпочли заседать в стенах Европейском парламенте в составе группы «Европа свобод и прямой демократии», сформированной в своё время силами Партии независимости Соединённого Королевства и итальянского популистского Движения Пять звёзд.

Однако, к нынешним евровыборам ситуация изменилась. Брекзит нанёс серьёзный удар по европейским консерваторам. Будут в Великобритании в конце мая выборы в Европарламент или нет, но уже очевидно, что британская Консервативная партия, чьи лидеры запутались с процессом брекзита, растеряла свой моральный авторитет и не может считаться «политическим маяком» для консерваторов Старого Света. В свою очередь, партии-организаторы «Европы свобод и прямой демократии» переживают сегодня явный кризис и судьба данного проекта выглядит ещё более неопределённо.

На этом фоне именно ДЕНС могло стать ведущим центром притяжения для крайне правых в Европе. Тем более, в последние годы она расширилось за счёт представленных в парламентах своих стран болгарской «Воли», чешский «Свободы и прямой демократии» и Консервативной народной партии Эстонии, а также евродепутатами польского Конгресса новых правых. Но лидерство партии Лё Пен оказалось принято не всеми крайне правыми в Европе. Кроме того, после прошлогодних парламентских выборов в Италии на лидирующие позиции внутри ДЕНС вышла итальянская Лига. Её министры пользуются в стране большой популярностью, рейтинг этой партий, превратившейся в реально общенациональную силу, превышает сегодня 30 пунктов и превосходит уровень поддержки всех остальных итальянских политических партий.

В итоге, как отмечает Лё Пен, «мы дали Маттео Сальвини мандат попытаться построить большую группу в защиту европейских наций». Было решено раздвинуть границы ДЕНС. Точнее, создать ещё более конфедеративное объединение, В апреле было анонсировано создание конфедеративного движения «Европа свободы и прямой демократии» (ЕСПД). Партии и движения ЕСПД разделяют общие позиции в отношении ЕС, единой европейской валюты, иммиграции, борьбы с джихадизмом, неприятия мультикультурализма.

Именно лидер Лиги и министр внутренних дел Италии, пожалуй, самый популярный сегодня политики в стране, Сальвини выдвинут ДЕНС и ЕСПД в качестве кандидата в председатели Еврокомиссии от европейских крайне правых. Кроме того, задачей Сальвини является сформировать в Европарламенте общую крайне правую группу, минимум в сто депутатов. Произойдёт ли это, или нет, мы узнаем в конце месяца. Но отметим, что к проекту ЕСПД уже поспешили присоединиться «Альтернатива для Германии», Датская народная партия, партия «Финны», есть сведения о поддержке этой идеи со стороны голландской Партии свободы. Послано приглашение испанскому «Голосу». Как верно отмечает французская исследовательница Эммануэль Рёнгоа, «крайне правые сделали европейские выборы подлинной стратегической ставкой».

Одной из главных интриг, смогут ли ужиться «традиционные» крайне правые и правые популисты в одном политическом субъекте, заключается во «внешнем» факторе. Как отмечает французский политолог Жан-Ив Лё Камю, «если Лига и Национальное объединение хорошо известны своими симпатиями к русской внешней политике и одобрением путинской внутренней политики, то Датская народная партия или «Финны» занимают по этим вопросам гораздо более  сдержанную позицию, что объединяло их до 2019 с европейскими консерваторами». Так или иначе, парадигма для большинства европейских крайне правых – «между Путиным и Трампом» ― продолжает сохранять свою актуальность.

Роман Рудин, специально для «В ризис.ру»