Мы тоннами поглощаем западные сериалы. А смотрят ли на Западе наше кино? Речь, конечно, не о современных опусах. Но некоторые советские фильмы могут дать фору западным. «Опасный поворот» – драма такого накала, что «Исчезнувшая» нервно курит в сторонке. «Здравствуйте, я ваша тётя!» может потягаться с «Тутси». То и другое, впрочем, описывает тот же Запад. Но было «Место встречи изменить нельзя» – остросюжетный детектив, полный глубоких мыслей и интересных реалий. Кстати, не такой кровавый, как иные шведские произведения.

В России этот многосерийный фильм буквально растащили на цитаты. Даже те, кто не смотрел. Высоцкий сыграл Жеглова настолько убедительно, что его доверительно спрашивали, зачем он убил сыгранного Павловым Левченко, явно вставшего на путь исправления. Мы любим этот фильм за «вор должен сидеть в тюрьме», за «в Сокольники, гад, рвётся». За обжигающий цинизм Жеглова. За наивно благородную прямоту Шарапова-Конкина. За естественность демоничности Фокса в исполнении Белявского. За поразительно жизненные – историчные, но надвременные – образы сотрудников жегловского ОББ и бандитов «Чёрной кошки».

Ещё? За Маньку «Аблигацию» (или «Облигацию»? – спросить у Ларисы Удовиченко). За то, что Высоцкий там хоть чуточку, но что-то спел. За «кофелек, кофелек, какой кофелек» Кирпича-Садальского. За непримиримость Жеглова и Шарапова в их вечном споре. И если в книге симпатии читателя всецело с Шараповым (литературный Жеглов – безжалостная карательная машина, бериевец, попавший в угрозыск вместо госбезопасности) – то в кино вопрос, кто же из них прав, остаётся открытым.

Но с нами всё понятно, ведь это наше кино. Нам близки эти реалии. И тем, кто вышел из Советов, и тем, кто только смотрел и читал обо всём этом. А что же думают об этом фильме иностранцы? Зачем его смотрят те, кто, порою, и слыхом не слыхивал о Советском Союзе или о барде Высоцком? Как его воспринимают люди, которым в переводе вряд ли так зайдут шутки про «кликухи поганые», будет непонятна атмосфера воровского жаргона «малин», разница между мокрушниками, Промокашками и Фоксом?

Поиск иностранных отзывов, надо отметить, существенных результатов не дал. Но в YouTube выложена версия фильма с английскими субтитрами. Есть несколько комментариев англоязычных зрителей. Отразивших взгляды иностранцев на советское кино.

Один из них пишет так (здесь и далее перевод автора): «Это история о двух копах, которые расследуют убийства и грабежи в послевоенной Москве 1945-го. Молодой коп Шарапов, бывший разведчик, честный и идеалистичный. А его начальник Жеглов – «грязный» коп, которому не впадло подставить кого-то, шантажировать своих информантов, сажать невинных людей в тюрьму, просто «ради успеха следствия». Сюжет строится на противостоянии и разных подходах к полицейским процедурам этих двух персонажей».

Интересно, как реалии СССР адаптированы под американское восприятие жизни. Жеглова никак нельзя назвать «грязным копом». Обычно это означает коррумпированного полицейского – такое противостояние очень популярно в американских фильмах. Однако, как ни относись к Жеглову, он не продажен. Да и вообще, преувеличивает комментарий его злодейства. (Хотя написать мог русский доброжелатель. Как краткое описание фильма для иностранных зрителей.)

Далее в комментариях кто-то вопросил, кому из иностранцев вообще придёт в голову это смотреть? Разве им может быть это понятно или интересно? Ему поступил следующий ответ: «Нам нравятся эти субтитры. Это отличный фильм для студентов, изучающих русский язык… По-моему, это очень красивый фильм, в котором отлично проявляет себя Высоцкий как актер. Его песни без контекста очень непонятны, прямо как непонятен Боб Дилан для тех, кто не американец или британец, взрослевший в 60-ые, 70-ые. Тем не менее, мы все хотим его (Высоцкого) послушать. Так что выставляйте ещё побольше прекрасных русских фильмов».

Конечно, не стоит по этому фильму изучать русский язык. Иначе приехавшие студенты начнут пугать народ рассуждениями типа «по повадкам вроде фраер, но не фраер – это точно». А вот сравнение Высоцкого с Диланом вызывает живой интерес. В статье от BBC культурный обозреватель Александр Кан пишет, что этих двух бардов действительно объединяет музыкальная алкогольная хрипота. Но Высоцкий еще и кинозвезда. Но Высоцкий – фигура в рамках репрессивного режима. Глубина и полнота его образа всё-таки не дошла до Запада.

Ещё на одном сайте оставили такой комментарий: «Этот полицейский детектив раскачался только к последней серии, когда новичок в полицейском деле Шарапов работает под прикрытием, чтобы заманить и захватить банду. До этой серии сюжет разворачивается медленно и сонно… Шарапов пытается справиться с переменами: жизнь солдата была простой и чёткой, а жизнь сотрудника милиции сложна и обманчива…. В общем-то фильм именно о том, как он учится адаптироваться к новым правилам, это такой вариант поджанра о друзьях-полицейских. Но тут всё больше «в лоб», чем привыкли на Западе. Фильм страдает в основном именно из-за медлительности разворачивания сюжетных линий, я иногда просто умирал от скуки и все время проверял часы. Хотя финал того стоит. Но линия Шарапова слишком быстро развивалась, в одном эпизоде он еще морально не готов к происходящему, а в следующем уже отлично справляется с ситуацией».

Это не столько западный взгляд, сколько современный. Поколение Z росло на энергичных американских боевиках и вообще привыкло к быстрым темпам жизни. Мы на работу едем быстрее, чем идёт погоня за Фоксом. Так что здесь снова вступает сила ностальгии. Которая и делает эту погоню увлекательной – для нас.

Под конец нельзя не отметить момент из книги Russia’s New Fin de Siècle: Contemporary Culture between Past and Present (Birgit Beumers). Автор отмечает, что в культурном мире «Места встречи» и «Семнадцати мгновений» формировался юный Путин (сам он в этом разрезе называл «Щит и меч»). Этот киномир и «предоставил ему чертежи для построения собственной жизни». Остаётся только надеяться, что каждый, просматривая нетленные ленты, делает выводы и принимает жизненные решения в масштабах собственной личности.

Екатерина Лифшиц, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров