Знакомый сюжет: человек будущего своими руками меняет прошлое и – собственное настоящее. Потому что хозяин своей судьбы. Кто же он? Янки при дворе короля Артура? Нет. Мартин Пэддуэй – «Да не опустится тьма»? Тоже нет. Фрай из «Футурамы»? Опять мимо. Марти МакФлай? И не он. И не Рик, и не Морти. И даже не Сэм Тайлер из британского сериала «Жизнь на Марсе», где полицейский детектив современного Манчестера попадает в Манчестер 1973 года. Хотя это уже близко к капитану Соловьёву из российского сериала «Обратная сторона Луны».

Итак, не Сэм, а Михаил, не Манчестер, а Москва, не 1973-й, а незабвенный 1979 год. Высоцкий… живой. «Это я – Эдичка» дебютировал в литературе. Перестройка не за горами, но ещё вдалеке. И нигде, сколько не ищи, нет мобильных телефонов.

Михаил Соловьёв (Павел Деревянко) – идеально правильный мент. Этим словом он, кстати, изрядно удивил своих новых соратников из 1979-го (оно ещё не было сильно в ходу, чаще говорили «мильтон»). Крутой капитан полиции. Честный, справедливый, решительный. Добрый, но умеющий быть жёстким (это часто пригождается). Естественно, у него имеется архивраг, антигерой, воплощение зла на земле. Гость из ада, рыжий Воланд. По паспорту он Николай Павлов, но никто его так не зовёт: просто – Рыжий. Маньяк, серийный убийца, за что и разыскивается российской полицией.

В погоне за ним Соловьёв разбивается на машине в 2011 году и приходит в сознание в 1979-м. В физической оболочке своего отца – тоже Михаила Соловьёва, капитана советской милиции. Одновременно с ним переносится в прошлое Рыжий, но по-другому – в собственной плоти-крови. Битва титанов, добра и зла, прошлого и будущего – продолжается в безвременном отрезке. Тела героев пребывают на грани жизни и смерти в российской больнице в 2011-го. Сами герои бьются не на жизнь, а на ту же смерть в СССР 1979-го.

Соловьёв ошарашен: всё не так, всё «какое-то старое». Рыжий быстро ориентируется: люди здесь наивные, прямо раздолье хитроумному садисту-убийце. Но интересно зрителю не столько их фантастическое противостояние или психологические игры. В какой-то момент вездесущесть рыжего демона и его «вненаходимость» по Бахтину даже начинает раздражать. Да-да, Соловьёв один его видит и понимает опасность, исходящую от монстра. А все другие «враги и такие мудаки». Да и актёр, играющий Рыжего (Иван Шибанов), по правде говоря, слегка, так ненавязчиво, переигрывает – или, может, так и надо играть тех, кто вечно хочет зла? Вечно сумасшедшие глаза, голос срывается… Нет, смотрим мы сериал ради другого.

Нравится нам не античный поединок. И не вымученная любовная линия. И даже не что-то из американской фантастики: типа, вот он любит её, медсестру Катю 1979-го, а вот она же главврач 2011-го, вытаскивает его из комы… Это, конечно, очень интересно и увлекательно. Но есть много американских сериалов, где такие вещи обставлены более впечатляюще.

Нет, мы включаем серию за серией ради таких простых, таких далёких и близких реалий Москвы семидесятых. Ради «Высоцкий… Живой!» или «Товарищ милиционер» – произнесённого дружелюбно и уважительно. Мы ведь смотрим на всё это удивлёнными глазами Соловьёва. Который так же обалдевает от того стиля жизни, тех наивно-замедленных темпов и привычек того времени. С ним так легко себя проассоциировать. Начинаешь сравнивать, думать, как поступил бы сам, а от экрана так и веет ностальгией. Создатели сериала (режиссёр Александр Котт, сценаристы Александр Щербаков, Ирина Пивоварова, Сергей Калужанов) с явной теплотой относятся и к этому времени, и к советской милиции.

Где-то даже впадают в преувеличения. «Ты с ума сошёл, Соловьёв?! Ворвался без ордера, избил подозреваемого!» Ага-ага, конечно. Вообще-то, именно в 1979-м ходил анекдот: «Как из зайца сделать слона? Отведите в дежурную часть. Через полчаса: «Я слон, я слон, только не бейте!!!» Хотя, с другой стороны – смотря с чем сравнивать… Общее отличие подмечено точно.

Но авторы не идеализируют того времени. Они любят тех людей. Первые слова, которые слышит Соловьёв, попав в прошлое: «Вам помочь?» Но не ту систему. Облик властителя СССР, данный на образе партийного секретаря Трофимова, не привлекает – это очень мягко говоря. Связь трофимовских времён, протянутая от жестокого партбосса-деда к юному негодяю-внуку – грустная история СССР/России. По-своему олицетворяет её и Рыжий – в 1979-м психически нестабильный мальчик Коля, будущее которого написано на лбу.

Соловьёв знает грядущее, и его грузит отчаяние от невозможности изменить генеральное течение. «Дурак ты дурак», – вздыхает он на крик арестованного антисоветчика: мол, надо только убрать коммунистов, и наступит небо в алмазах. Общее он не может изменить, но человек – всё-таки властитель своей судьбы, и Соловьёв меняет частное. Благодаря ему жизнь становится чуть светлее, чуть лучше. Хотя бы в мелочах: вот не подонок Трофимов-младший стал главврачом, а милая медсестра прошла карьерный путь до самых верхов, потому что он её спас. Что до Карла, то сам виноват: «Сволочь. Перевоспитывать поздно». И так далее. А в таких мелочах – сама жизнь, само общее.

При этом, всё и вся накрыто беспощадно-демоничной тенью КГБ. Тут даже некоторый перебор, навеянный современностью. Гэбист Саврасов держится подобно нынешнему офицеру ФСБ, как хозяин страны. А тогда они всё-таки служили трофимовым, а не верховодили сами. Но тем ярче эпизод из последней серии: «Здесь КГБ! Вам не вмешиваться!» – командует Саврасов. «А мне плевать!» – отвечает соловьёвский начальник Котов и бросается спасать друга Мишу. А сейчас такое возможно?

Соловьёв и его майор Котов (Олег Алмазов) отыгрывают на высшем уровне, смотреть приятно. Остальной актёрский состав скорее тянется за этими двумя, и тянется достаточно лениво. Саврасов (Сергей Карякин) переигрывает в монументальности. Карл Трофимов-внук (Андрей Гусев) – в имидже мелкой подлости; циничный школьник из «Розыгрыша»-1976 смотрелся у него натуральней. Но впечатление не портится – наоборот, очень мило, вполне отвечает духу времен.

Правда, во втором сезоне состав полностью меняется, и Котова уже играет другой. Да и ностальгия пропадает – ведь начинается что-то ещё более фантастическое: про альтернативную реальность, про Россию нашего времени, только не прошедшую Перестройки. СССР остался, вместо карт сбербанка – сберкарты, вместо мобилок – увесистые булыжники. Только чудовищный Рыжий – прежний, ибо перенёсся вновь.

Это в СССР. В Америке-то всё всегда хорошо. И снова мы с героем Соловьёвым удивляемся, заново привыкаем, балдеем от советских реалий во вроде бы «постсоветском Союзе», под властью генерального секретаря Саврасова. Но только первую серию. А потом – скучновато. Не дотягивает сериал до тех высот, на которые посягает.

Но первый сезон хорош. Хорош зарядом ностальгии, внимательности к советским реалиям, да и в каждой серии интересный детективный сюжет, опять же полностью в духе того времени. Есть пара неточностей (перепутан возраст Брежнева, говорится о пожизненном заключении, которого не было в советском Уголовном кодексе) – так куда без этого. Время такое.

И наконец о названии «Обратная сторона луны». Для тех, кто ещё помнит Pink Floyd, сериал ― это очень вольная российская телеинтерпретация  The Dark Side of the Moon ― одного из лучших альбомов группы. Если, конечно, считать, что авторы копают столь глубоко. Если же нет, то можно предположить, что Соловьёв – Луна, а Рыжий ― его обратная сторона. Тогда, впрочем, возникает вопрос, почему Луна, а не Солнце? Нет, какой всё-таки философский сериал.

Екатерина Лифшиц, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров