Казалось бы, после того, как приём документов кандидатов в кандидаты в губернаторы Санкт-Петербурга завершился, страсти могли бы и поутихнуть. Куда там! Разгораются всё сильней. Скандалы выходят на федеральный уровень. Депутат Милонов наезжает на депутата Жириновского. Ябедничает в Центризбирком, шлёт кляузы в Следственный комитет. А ведь до выборов остаётся ещё целых два месяца. Что-то ещё будет?

Сегодня бывший депутат городского Законодательного собрания, бывший мундеп МО «Дачное» и «Красненькая речка», а ныне действующий депутат Госдумы Виталий Милонов сообщил, что намерен обратиться лично к Александру Бастрыкину. Он желает чтобы Следственный комитет разобрался. Что там, собственно, происходит в его вотчине, в избирательной комиссии МО «Красненькая речка». Какие ещё дела могут быть у федерального политика, кроме борьбы с нерадивыми ИКМО?

Но не только этим занят Милонов. Ещё больше внимания уделяет он выборам  губернатора родного города. Причём интересуют его не те претенденты, которые прошли-таки муниципальный фильтр, а те, кто этого не смог. Особенно ― бывший депутат ЗакСа и руководитель фракции ЛДПР Олег Капитанов. Бывший ― потому что, ещё не завершив избирательной гонки, приостановил своё членство в партии, покинул депутатское кресло и пересел в другое. Более стоящее ― в Смольном. В качестве главы комитета по межнациональным отношениям. Вместо заблаговременно уволенного Олега Махно. Предложение Капитанову было сделано публично. Лично врио. Прямо на заседании ЗакСа.

Неплохой размен. Если учесть, что Махно ― проверенный кадр из команды Полтавченко, бывший глава УФСНП по Псковской области и специалист по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти. А Капитанов вполне себе определённо настроенный патриот: «Россия для русских». При этом он, правда добавляет, что «русские многонациональный народ». И это даёт весьма чёткое представление о его квалификации как этнолога и знатока межнациональных отношений.

Возможно, именно этот недостаток профессиональных знаний больше всего и возмутил Милонова. Он-то в вопросе должен разбираться: не зря же был общественным помощником Галины Старовойтовой ― не только демократического политика, но и учёного-этнографа. Защитившей кандидатскую диссертацию по теме «Проблемы этносоциологии и иноэтнические группы в современном городе». Старшего научного сотрудника Центра по изучению межнациональных отношений при Президиуме Академии наук СССР. Выдвинутой кандидатом в народные депутаты СССР от Армении. Советника президента Ельцина по вопросам межнациональных отношений. Уж Милонову ли после такой школы не знать, как строить межнациональные отношения в Петербурге? А тут какой-то недоучка…

Понятно, что Милонов недоволен. Его открытое письмо руководству ЛДПР кипит негодованием. По его мнению, никто не мешал Капитанову и дальше собирать подписи мундепов. Он набрал их почти полторы сотни, оставалось добыть всего десяток, гордо нести в Горизбирком и смело выходить на бой с врио Бегловым. По данным ГИК, всего мундепы отдали кандидатам 1004 подписи, то есть у Капитанова была возможность получить необходимые 155, да ещё и с гаком, если немного постараться. Но он не старался. Кресло в Смольном уже подогнали под его габариты. Ради него Капитанов даже наплевал на своих здешних соратников и высокое начальство в Москве.

Оскорблённый собственным подчинённым вице-спикер Госдумы и председатель высшего совета ЛДПР Игорь Лебедев, чтобы хоть как-то сохранить лицо, обвинил во всём власти Петербурга. Дескать «отсекают» неугодных кандидатов. Сам лидер партии Владимир Жириновский высказался ещё радикальней: Капитанов-де принял решение под давлением. Да уж, прессовали, видимо жестоко: «А ну, немедленно марш в Смольный!» и по голове лопатой…

«Здесь дело кроется не в коварстве абстрактной власти, а в уровне электоральной поддержки и представленности вашей партии, ― терпеливо объясняет Милонов. ― При всем уважении к личности основателя ЛДПР, в северной столице нет ярких политиков и спикеров, способных хоть частично нести в себе харизму Владимира Вольфовича под знаменем ЛДПР. Хотелось бы, чтобы в ЛДПР помнили об этом и не пытались учить целый город нормам хорошего тона «по-жириновски».

Последний пассаж, видимо, навеян всё той же службой Милонова в качестве общественного помощника у Галины Старовойтовой. Напомним, она была убита в Петербурге 20 ноября 1998 года. Накануне выборов в городское Законодательное собрание. На которых продвигала своё избирательное объединение «Северная столица» и самого Милонова. Собственно, именно для этого она и приехала тогда в Питер.

Непосредственные исполнители убийства ― Юрий Колчин, Игорь Лелявин, Виталий Акишин ― давно схвачены и надолго посажены. Ещё один, Олег Федосов, пропал. Нет точных сведений об их членстве в ЛДПР. Однако в 2004 году Жириновский посчитал необходимым лично явиться в суд и дать показания в их защиту. По словам очевидцев, он нервничал и отвечал двусмысленно. Требовал освободить подсудимых, которые стали жертвами ошибки следствия, не скрывал своей ненависти к убитой, перечислял обиды, перенесённые от неё. Особенно упирал, что из-за Старовойтовой не был допущен на конференцию по истории КГБ.

В то же время Жириновский настаивал, что не может уследить за всеми шестьюстами тысячами российских граждан, имеющих партбилет ЛДПР. Это понятно, действительно не может. Но хотя бы за депутатами, да ещё и собственными помощниками, всё же мог бы. Тем не менее, в 2015 году был осуждён организатор убийства Старовойтовой. Это Михаил Глущенко, депутат Госдумы от ЛДПР. Для того, чтобы избежать наказания за ещё одно убийство ― своего товарища по партии и тоже думского депутата Вячеслава Шевченко (а также его референта Валентины Третьяковой и делового партнёра Юрия Зорина), ― совершённое на Кипре в 2004 году, Глущенко дал признательные показания по делу Старовойтовой. И перевалил всю вину на Владимира Барсукова (Кумарина). Назвав его главным организатором преступления.

В том же 2015 году Александр Афанасьев, адвокат Глущенко, комментируя абсурдное заявление своего подзащитного, отметил: «Всем понятно, что Глущенко Старовойтова не волновала, он был передаточным звеном… Глущенко может только предполагать, что ликвидация Старовойтовой была нужна (Барсукову ― ред.), для того чтобы взять под контроль Законодательное собрание города».

Вполне очевидно, что Глущенко действительно «не волновала» Старовойтова. Но столь же очевидно, что ещё меньше волновали Барсукова городские выборы и их исход. А если и волновали, то скорее, именно в пользу Галины Васильевны ― «у неё приёмная была в офисе моего друга», рассказывал Барсуков. Тем не менее, следствие с удовольствием ухватилось за глущенковскую версию. Сейчас Барсукову вменяют организацию убийства Старовойтовой. Причём не по каким-то корыстным соображениям, а ради того, чтобы ублажить неких неизвестных её врагов.

Между прочим, хорошо известно, что убийцы пытались установить прослушку в квартире родителей Старовойтовой, в её депутатской приемной и в штабе предвыборного объединения «Северная столица». Одновременно они записывали её телевыступления. Если бы речь шла о её думской деятельности, то это было бы совершенно необъяснимо. А вот если о питерских выборах 1998 года, то всё становится на свои места: преступников интересовали планы и перспективы «Северной столицы».

Прошло почти двадцать лет, убийство Старовойтовой по-прежнему остаётся загадкой. Зато результаты выборов, в том числе питерских, давно уже стали предсказуемы практически до десятых долей процента. Но Жириновского они почему-то интересуют. Он будто уверен, что ещё может что-то изменить. Видимо «по-жириновски».

Анна Мышкина, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров