В потоке захватывающих вестей Беларуси утонула одна специфичная. Собственно, не беларуская даже, лишь косвенно связанная. Преображенский райсуд Москвы арестовал сегодня человека по имени Рашад Мамед-оглы Исмаилов. Который буквально на днях вернулся в Москву из Минска. Ровно в день, когда началась новая эра Беларуси, а быть может, и России, вор в законе Рашад Гянджинский получил досрочное освобождение. Чтобы через четыре дня снова оказаться в наручниках. Времена исторических поворотов щедры на зигзаги судеб.

Юстиция лукашенковского государства бывала весьма милосердна. Вопрос лишь, к кому и за что. Год назад Рашад Гянджинский приехал в Минск на разборку. Беларуский вор Саша Кушнер якобы демонстративно не признавал статуса Рашада Исмаилова. Для выяснения отношений требовалась стрелка по полной программе. Это, впрочем, одна из версий. Другая – своего рода «инспекционная поездка» с полномочиями от лидера азербайджанских «законников» Лоту Гули.

Рашад Исмаилов и Надир Салифов (Лоту Гули). Фото Прайм Крайм

Так или иначе, ни стрелка, ни инспекция не состоялись. Минская милиция отследила появление иностранного авторитета в ноябре позапрошлого года. Далее – ЦИП, СИЗО, горсуд и десять лет колонии усиленного режима. Весомо потянули несколько составов по беларускому УК: пересечение границы по поддельным документам с оружием и наркотиками.

Общеизвестен универсальный принцип советской и постсоветской гуманности: жестокость закона смягчается неисполнением. Не только в России. Только и дело сейчас беларусам до Рашада Гянджинского. Быть может, Лукашенко и его правоохранители беспокоились тогда о готовности мест лишения свободы к приёму пополнения. Не вора же в законе держать за проволокой, когда на улицах столько протестующих. Кто же тогда знал, что их станет настолько больше, что министру внутренних дел придётся извиниться и сотнями освобождать.

Но до этого ещё пролегали три дня. В понедельник же, когда Минск охватили первые послевыборные побоища, Верховный суд решил засчитать Исмаилову в наказание уже отбытое заключение и выпустить досрочно. Скостили ему прилично – 8 лет и 3 месяца. Задерживаться в бушующей Беларуси он едва ли собирался. Но об этом ему не пришлось особенно заботиться. Помилование оказалось тривиальной выдачей. На беларуско-российской границе Исмаилова передали московским следователям.

Рашада Гянджинского терпеливо дожидалось в России уголовное дело. По статье 210.1 УК РФ: «Занятие высшего положения в преступной иерархии» – первоапрельская новация прошлого года (в чёрном, точнее красном юморе авторам не отказать). От 8 до 15 лет.

Положение его в этой иерархии и впрямь не назовёшь низким. 42-летний Исмаилов родом, как несложно понять, из Гянджи. (Второй по величине город Азербайджана; положение аналогично Петербургу в России, что символически подчёркивается перекличкой названий советских времён: Ленинград и Кировабад.) Происходит из элитарно-интеллигентского семейства. С 1995-го обосновался в Москве, где по земляческим связям быстро сошёлся с традиционной криминальной верхушкой. Эти связи позволили ему адаптироваться в окружении патриарха постсоветских «законников» Деда Хасана, он же Аслан Усоян.

В феврале 2013-го, примерно через месяц после убийства Деда Хасана, сподвижники покойного собрались на сходняк. Там Рашад Гянджинский и был коронован воровской короной. Решающую роль в этом сыграл, как говорят Гела Гальский – Кардава. Криминальный бизнес – в основном крышевание плодоовощной торговли – он вёл в связке с «кавказскими» воровскими авторитетами, грузинского и азербайджанского происхождения. При этом поддерживал постоянную связь с Надиром Салифовым – Лоту Гули, доминирующим в азербайджанском воровском сообществе.

Надир Салифов и Рашад Исмаилов. Фото MZK1.RU

Салифов непримиримо враждовал с соотечественником Джениевым – Ровшаном Ленкоранским. Тот также специализировался на контроле над московскими овощными рынками и считался ответственным за гибель Деда Хасана. Четыре года назад Ленкоранский был убит в Стамбуле. В перечне подозреваемых организаторов Исмалов-Гянджинский занимал первую-вторую строку. На следующий год Рашад выполнил (правда, со сбоем) разборочное поручение Надира в Абхазии. И по совокупности заслуг получил от Лоту Гули статус смотрящего в Гяндже. В этом качестве он и проделал турне в Минск и оттуда в Москву. Где такие титулы являются теперь уголовно наказуемыми.

По версии следствия, «Исмаилов не позднее 2015 года занял лидирующее положение среди так называемых «воров в законе» в Москве, контролировал и координировал деятельность криминальных групп на территории города, распределял финансовые потоки, разрешал возникающие в данной среде проблемы». В сегодняшних сводках он именуется «главным вором в законе» или даже «главным криминальным авторитетом» российской столицы.

Это вообще-то сложный вопрос. Не факт, к примеру, что с такой оценкой согласится Шакро Молодой – Захарий Калашов, которого с большим основанием считали преемником Деда Хасана. Но спросят ли его теперь, после скандальной перестрелки на Рочдельской и почти десятилетнего срока? Казалось, закрепил за собой титул главвора Шишкан – Олег Шишканов. И почти сразу арест по той же 210.1, да ещё с тенью причастности к убийству четырёх человек. Ждёт суда в Испании по аналогичной статье Таро – Тариэл Ониани, некогда реальный соперник самого Деда Хасана. Так что – кому теперь спорить?

Рашид Исмаилов на суде в Минске. Фото Прайм Крайм

Последние годы для воров в законе стали трудным временем. Судьба Рашада Исмаилова с его путешествием из Минска в Москву дополнительное тому подтверждение. Государство РФ всерьёз взялось за прессовку. До того дошло, что копируются законы ненавистного Саакашвили – именно с него списана та самая 210.1, дополнившая знаменитую 210, она же «больше трёх не собираться». В ту же тенденцию ложатся законодательные ужесточения порядка содержания авторитетов в СИЗО и ИК.

Применительно именно к ворам это выглядит где-то странно. Данная категория криминалитета долго располагала преференциями. Наблюдался даже союз «законников» с охранителями державного закона. Власти и воры регулярно были по одну сторону фронта в криминальных войнах с «новорусскими бизнес-сообществами», порождением бурных девяностых. Екатеринбуржец Александр Хабаров, петербуржец Владимир Барсуков, красноярец Анатолий Быков – все они, при всех различиях, жёстко тормозили воровское проникновение в свои края. Результаты налицо. Хабаров найден повешенным в камере. Барсуков (кстати, остановивший на подступах к Северной столице самого Деда Хасана) отбывает почти четвертьвековой срок и загружен многоэтажным комплексом уголовного преследования. Добрался властный «привет» и до арестованного недавно Быкова.

Беларуская ситуация в этом плане тоже особенная. «Победа над преступностью» была излюбленной самопохвалой Лукашенко. Не сказать, чтобы она вполне соответствовала действительности. В Беларуси, как везде, есть свои воры, бандиты и сходняки. Репрессивный аппарат генерала Шеймана успешнее справлялся с законопослушной оппозицией, нежели с криминалитетом. Но масштабы беларуского криминала действительно гораздо ниже российских. Несколько крупных авторитетов просто исчезли в 1990-х – подобно неугодным политикам. Такие случаи вообще характерны как признак лукашизма. Сам глава режима не очень это скрывает.

Ныне сложилось так. Крупнейшие воровские кланы возглавляют Саша Кушнер – Александр Кушнеров и Паша Паштет – Павел Алексиевич. При этом Кушнер – тот самый, к кому, по слухам, ехал разбираться Гянджинский – считается деловым партнёром МВД. Авторитету это не способствует. Да и существуют сомнения, полностью ли соблюдалась процедура при его коронации. Вместо положенного сходняка Дед Хасан утвердил воровской статус Кушнера в телефонном разговоре.

Беларусь не зря прославлена к заповедник IT-роста. Это отражается и на братковских нравах. Гаджеты и соцсети в большой «уважухе». И только Кушнер называет Интернет «неприемлемым для порядочного арестанта мусорским источником». И даже требует жёстко наказывать тех кто пользуется им в местах лишения свободы. (Заключённых в 9,5-миллионной Беларуси около 30 тысяч.)

Александр Кушнеров и Надир Салифов. Фото Прайм крайм

Функция Кушнера как проводника государственного влияния в криминальном мире не устраивает почтенное собрание авторитетов. В июле его чуть не раскороновали на «оппозиционном» сходняке в Лиде. Но сходняк, на котором явно рулил Паштет, был сорван внезапным появлением СОБРа. Мало кто усомнился в цели – сохранить положение Кушнера. Что и было достигнуто. Для страховки он обратился за поддержкой также к Лоту Гули… (Если говорить об азербайджанском криминале, тот он более политизирован. Популярна пантюркистская символика, турецкие флаги, а то и эмблемы ультраправых «Серых волков».)

И лишь принципиальный момент объединяет Кушнера и его противников: «Не раскачивать лодку». Перед выборами все серьёзные боссы нашли способ выразить лояльность Лукашенко. Хоть в Интернете, хоть голосом: «Батька много сделал для страны». Кстати, что его называют «батькой» – давно уже миф; но среди воров это именование действительно ещё в ходу.

Российские власти, похоже, не рассчитывают на такую лояльность. Слишком сильна конкуренция за ресурсы. Да и административно-карательный аппарат не столь дисциплинирован, как был у Лукашенко до последних дней. Ещё в начале года сообщалось о встрече воровских авторитетов в Турции (среди них якобы был Гела Гальский). Они не посчитали, что президент РФ так уж много делает для страны и высказались за транзит власти. Хотя бы из соображений простого здравомыслия, в котором никто им не отказывает. Остановиться прежде, чем разрушение общества сделается необратимым.

Оппозиционный потенциал теневого мира России действительно велик. Исторический опыт действительно учит: в дни революционных потрясений братва резко выдвигается на авансцену российской истории. Но вновь урок Беларуси: оказывается, можно иначе.

Что бы ни кричал Лукашенко про «криминальное прошлое» протестующих, реальность видит весь мир: хипстеры и пенсионеры, домохозяйки и рабочие – вот кто на глазах опрокидывает диктатуру. Если и выделять кого-то в социальном разрезе, то промышленный пролетариат. Именно заводские забастовки остановили полицейское насилие, испугали и одёрнули власть, кардинально переломили ход событий.

Но ведь хозяева РФ верят не глазам, а Лукашенко. Так им проще: не Госдеп, так мафия. Пусть хоть она, бессмертная, поможет зарыться в песок. Лишь бы ещё день, ещё два, не видеть рабочих митингов, не слышать забастовочных гудков…

Сергей Шумильский, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров