Глава Счётной палаты, бывший министр финансов и бывший зампред российского правительства Алексей Кудрин выдвинул на Общероссийском гражданском форуме новые инициативы. Выступал он на дискуссионной площадке «Отказалась ли Россия от Модернизации?» и говорил исключительно об этой самой модернизации. Которая, как он полагает, насущно необходима стране и выражается в жизненном комфорте её граждан.

За Кудриным прочно установилась репутация закоренелого либерала. Однако высшим его достижением считается выплата госдолга и сведение госбюджета к профициту. Что вообще-то мало соответствует современным либеральным подходам в экономике. Львиная часть нефтедоходов, полученная аккурат в те времена, когда он исполнял обязанности министра финансов шла не на развитие, а на укрепление государственной вертикали и создание стабилизационного фонда. Позволившего Путину продержаться у власти до нынешнего дня. О чём сам Путин вовсе не забыл. Кудрину простили даже участие в знаменитом митинге на проспекте Сахарова в декабре 2011. В министерство он, впрочем,  не вернулся, но уже весной 2012 о нём заговорили как о реальном претенденте на пост премьера, называя его «новым Столыпиным». Трудно подыскать более оскорбительный эпитет для либерала, чем этот. Столыпин ― замшелый консерватор, один из самых яростных охранителей трона, однако Кудрин, кажется, вовсе не возмутился. В 2013 стал экономическим советником Путина, в 2016 увлечённо обсуждал с выгнавшим его Медведевым стратегию развития РФ в 2018―2024, а в 2018 был назначен главой Счётной палаты.На этом посту он стал ярым пропагандистом пенсионной «реформы». Это, пожалуй, единственное реальное либеральное деяние Кудрина. Весь остальной либерализм сводится лишь к декларациям. Причём весьма сомнительным по части этого самого либерализма.

Выступая на Общероссийском гражданском форуме Кудрин упирал на то, что правительство прикладывает неимоверные усилия для модернизации. А в результате «у нас десять лет темп экономического роста 1%. Если не считать революцию, войну и распад СССР, то такого длительного периода стагнации, низких темпов развития страны давно не было». И ответственность за это лежит не только на самом правительстве ― оно-то по Кудрину виновато меньше всех. Главными же врагами модернизации являются сами граждане. Правительство предлагает им модернизационные проекты, а они «утратили целый ряд институтов, необходимых современному обществу ― саморегуляция, ответственность граждан, гражданского общества, влияние политической конкуренции и прочих». Не хватает народу культуры для всего этого.

Хотя модернизация, считает Кудрин, всё равно должна произойти. Для этого есть два пути. Один правильный ― под мудрым руководством власти, другой ― неправильный, по инициативе снизу. Вот по этому второму пути была вынуждена пойти Россия в начале 1990-х. Все изменения к лучшему ― рынок и демократия ― пришли не по мановению руки мудрого правителя, а из-за неконтролируемого народного подъёма. В результате модернизация была «спонтанная, хаотическая и очень дорогая».

Вообще-то, как показал опрос консалтинговой компании PwC и аналитиков Национального агентства финансовых исследований, больше половины предпринимателей уверены, что в те «лихие» годы вести бизнес было гораздо проще, чем сейчас. Об этом говорят бывалые бизнесмены, начинавшие в то время, и молодые, которые кто знают о нём только понаслышке. Кстати, самого Кудрина именно народная революция вынесла к вершинам власти. А ведь мог бы так и просидеть всю жизнь сотрудником Института социально-экономических проблем АН СССР. Тоже, конечно, не самое гиблое место, но с министерским и даже с нынешним, аудиторским, ― не сравнишь. Его предложения до сих пор исполняются почти как президентский указ. Даже премьером.

Стоило Кудрину месяц назад заикнуться о том, что неплохо бы «подумать о специальных программах и мерах, которые бы способствовали повышению доверия населения к мерам правительства». И пожалуйста: уже через месяц Медведев принимает решение о выделении из казны в 45 млрд рублей тем регионам, где губернаторы продемонстрируют наилучшие показатели эффективности. Первый и главный критерий этой эффективности требует повышения личного рейтинга  Путина. Другие ― увеличение рождаемости, привлечение инвестиций (в следующем году РФ должна стать «великой инвестиционной державой»), создание рабочих мест, поддержка малого и среднего бизнеса, борьба с нищетой ― не так важны. Для этого существует Росстат.

В общем, вся надежда Кудрина на то, что модернизацию в стране возглавит власть и поведёт за собой трудолюбивый народ. Который не только пойдёт по начертанному пути, но даже будет подталкивать и поторапливать впередиидущих. Поскольку модернизация ― это в первую очередь жизненные блага. Ведь стоит только представить, что в других странах люди живут лучше, «мы захотим так жить, мы захотим пользоваться этими благами, этим комфортом, современными лекарствами, технологиями, средствами передвижения и прочим. Нам никуда не деться от этого».Короче, зависть ― лучший мотор. А в качестве топлива можно использовать так называемые «структурные реформы». Например, расширить возможности муниципальных властей. Добавить им денег, разрешить честные выборы (для этого теперь требуется высочайшее соизволение). А то и вовсе даже привлечь их к реализации нацпроектов.

Оно, конечно, красиво звучит. И даже как бы либерально. Но либерализм какой-то куцый. Контролируемый. Вроде столыпинского. Но даже такой многим кажется запредельным. Против передачи нацпроектов в ведение муниципалитетов тут же выступил народный избранник, первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Сергей Катасонов. Дескать не муниципалам такие вопросы решать. Хотя, конечно, каких-то деньжат подкинуть можно. В разумных пределах. Если останутся.

Опыт, однако подсказывает, всю жизнь откупаться не получится. Даже теми средствами, которые усердно копил Кудрин в бытность министром российских финансов. Они кончаются. И российское долготерпение тоже.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

в России

У партнёров