В Кущевском районе — том самом… — завершено расследование уголовного дела о невыплате зарплаты  работникам кондитерского предприятия «Бисквит». По данным следствия, директор не выплатил заработную плату сотрудникам в размере более 2 млн рублей. Суд во Владивостоке вынес приговор руководству Приморского театра оперы и балета, которое уже второй раз задолжало сотрудникам. В Башкирии возбуждено уголовное дело по факту невыплаты заработной платы работникам на Кабаковском заводе строительных материалов. Задолженность составляет почти 700 тысяч рублей. Есть, впрочем, и хорошая новость — ставропольское ОАО «Севкавдорстрой» — крупнейшая дорожно-строительная компания на Юге России — погасило долги по заработной плате перед рабочими на сумму 2,53 млн рублей. Правда, лишь после прокурорской проверки и возбуждения уголовного дела в отношении гендиректора компании.

Это события всего лишь одного дня. И не все. Подобные события происходят ежедневно. Во всех регионах РФ. Общий объем задолженности по заработной плате на начало нынешнего года составил 2,7 миллиарда рублей. Но в Кремле не дремлют. «Администрация в постоянном режиме, не только в контексте выборов, приближающихся или отдалённых, не только до выборов, а на постоянной основе ведёт мониторинг ситуации в социально-экономическом плане», — сообщил президентский пресс-секретарь Песков.

Эта озабоченность не удивляет. При стабильной народной поддержке в 86% в следующем году Путин намерен штурмовать Кремль. В четвёртый и, как он обещает, последний раз. Понятно, что в преддверии будущей триумфальной победы он озабочен приращением всероссийской популярности. Тем более, что по данным издания Geopolitical Futures нынешний год станет «переломным периодом в долгосрочной дестабилизации России». Тому уже есть конкретные признаки. Geopolitical Futures выделяет четыре области нестабильности. И первая из них — задолженности по заработной плате. Которые автоматически влекут за собой «социальное и экономическое беспокойство».

По данным Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), за прошлый год произошёл 1141 конфликт, связанный с задержками и снижением зарплат, массовыми сокращениями  и переходами предприятий на неполное рабочее время. Более двухсот случаев — забастовки. Большинство конфликтов (906) связаны с  именно с задержками зарплат. В некоторых случаях, по несколько лет. Бывали случаи, когда работники объявляли голодовку. Например, летом из-за невыплаты зарплаты дважды голодали работники ООО «Литой элемент Верхнесинячихинский металлургический завод». Осенью по той же причине, а также из-за массовых увольнений, массовую головку объявляли работники АО «Лучегорский угольный разрез». Особенно много протестов было в Свердловской, Челябинской, Самарской, Воронежской областях, в Хакасии и на Дальнем Востоке. Подобные акции, хотя и меньшего масштаба проходили даже в Москве и Санкт-Петербурге. Но лишь в 40% случаев протестующим удалось добиться от работодателей выполнения обязательств.

В январе нынешнего года Росстат заявил, что  уровень задолженности по зарплатам снизился почти на 30%. Это более 1,1 млрд рублей. Однако эксперты ЦЭПР сомневаются в достоверности этих данных. Например, Росстат оценивает долги по зарплате шахтёрам ГК «Кингкоул» в Ростовской в 36,7 млн рублей. На самом деле не выплачено 300 млн рублей. Это подтверждает Минтруда официальным письмом от 17 января. «Из этого следует, что имеются проблемы либо с самими данными Росстата, либо с теми методами, которые используются органами официальной статистики при подсчете суммы», — полагают специалисты ЦЭПР.

Очевидные признаки недовольства наблюдаются по всей РФ. Но пока все эти протестные выступления, за исключением, пожалуй, «Антиплатона», носили локальный характер. Не создано массовой национальной организации. Большинство акций по количеству участников не превышают 100—200 человек.

По мнению руководителя Центра социального анализа ИГСО Анны Очкиной, во второй половине  года следует ожидать социального накала. «Сейчас трудовой протест очень локальный, конкретизированный. Но чем дольше будет орудовать экономический кризис, тем меньше будет шансов на успех у каждой конкретной акции. И тогда, возможно, начнутся объединения людей в региональном масштабе — с разных предприятий и отраслей. Такие протесты общесоциального характера фиксировались в 2016 году в Самарской области, когда работники разных предприятий и люди, потерявшие работу, выходили на большие митинги протеста против разрушения социальной инфраструктуры, против отсутствия работы. Вот такие протесты начнут постепенно нарастать со второй половины 2017 — начала 2018 года», — считает она.

Пока что самая крупная акция прошла в Рубцовске Алтайского края. В ней участвовало около тысячи человек. Несколько сотен жителей Оренбурга пришли на митинг КПРФ, который проводился под лозунгом «Нет снижению уровня жизни!» В Вологде подобный митинг собрал чуть больше сотни участников. Пикет учителей в Симферополе ограничился двумя десятками.

Но 22 февраля всем профсоюзным организациям предприятия  «АвтоВАЗа» вручили приказ о сокращении 740 человек. До 19 февраля, по словам председателя профкома «Единство» Анны Перовой на заводе работали в режиме сокращённой рабочей недели. Массовые увольнения планируются и на предприятиях в Челябинской области. До 1 апреля будут уволены более 3,6 тысяч человек, а 10 тысяч работников 65 предприятий будут переведены на неполное рабочее время.

Кроме того в федеральном правительстве срочно ищут тех, кому ещё можно урезать льготы и социальные выплаты. Министр финансов Силуанов заявил, что определение размера пенсии должно определяться, исходя из критериев нуждаемости. «Если мы примем более справедливую стратегию совершенствования пенсионной системы, то она будет предусматривать большие пенсии тем, кто в этих пенсиях нуждается, и, соответственно, меньшие тем, кто в них меньше нуждается», — отметил он. Понятно, что определять «нуждаемость» будут чиновники.

Они уже определяют. Губернатор Ленинградской области Дрозденко именно так объяснил этим новый проект социального кодекса. Согласно ему социальных выплат лишится около 50 тысяч жителей региона. «Все соцвыплаты, которые выплачиваются, не исходя из критерия нуждаемости, Минфин зачисляет в неэффективное использование», — сообщил он. И пожаловался, что за «неэффективные» выплаты Минфин урезает региону финансирование на госпрограммы. Этим же объясняет свой новый законопроект забайкальский губернатор Жданова. Она предлагает закон, лишающий социальной поддержки часть тысячи людей — многодетных семей, специалистов сельской местности и ветеранов труда.

На фоне затянувшегося экономического кризиса и очень сомнительных внешнеполитических успехов такие меры едва ли способствуют росту популярности президента. Поэтому члены его правительства срочно изыскивают паллиативные меры сдерживания справедливого протеста. Вице-премьер Голодец, курирующая социальный блок правительства, неожиданно озаботилась судьбой 5 млн человек, получающих зарплату меньше МРОТ. Она также крепко задумалась о необходимости прекращения пенсионной реформы. Министр труда Топилин озаботился созданием института страхования от безработицы за счёт взносов работодателей (сокращая при этом количество получающих пособия). А также позабыл о проекте «закона о тунеядцах».

Эти предполагаемые полумеры, конечно, поднимают президентский рейтинг до недосягаемых высот. Если бы не другой министр. На днях министр-сельскохозяйственник Ткачёв выступил с преинтереснейшим предложением. Ввести налог на сбор грибов и ягод. Эту замечательную идею поддержали и другие чиновники. Ориентировочная стоимость разрешения для частных лиц на сбор грибов — 6 тысяч рублей, ягод — 4,5 тысячи рублей.

Возможно, эта мера пополнит бюджет и позволит в полном объёме выплатить пенсии и даже повысить некоторые пособия. Но как быть с миллионами уволенных или работающих по сокращённой схеме, с теми, кто не попал в категорию «нуждающихся» или получающих нищенскую зарплату? Вполне возможно, что собирательство для них — едва ли не единственный источник хоть какого-то дохода. Вряд ли президент будет сильно благодарен своим соратникам, когда на выборах эти обездоленные скажут ему жёсткое «нет». А то и вовсе выйдут на очередную Болотную. Хотя бы даже и с пустыми корзинками.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

У партнёров