Монодорого

«Правительство РФ сделало не только всё возможное, но, на мой взгляд, и более того. По сути, вы решили все стоявшие перед экономикой страны вопросы», —  такими словами поздравил с наступающим годом президент РФ своё правительство. Сказано крепко. Хотя совершенно правильно. Чего только не сделало правительство РФ за этот год! Безработица 11%, за чертой бедности — 13% населения страны, экономика в стагнации, Резервный фонд расп… распределён между страждущими, весь, без остатка.

Понятно, что экономика, Фонд и социалка сдулись не за один 2017-й. Для этого потребовалось некоторое время. С начала 2000-х в РФ ежегодно закрывается более полутора тысяч школ (закрыто более 27,5 тысяч) и более 350 больниц. Сейчас их вдвое меньше, чем в 2000 году, а к 2022-м их будет 3 тысячи, что соответствует уровню 1913 года.

Впрочем, всё с тем же упорством продолжают исполняться «майские указы». Даже с перебором — продлён срок материнского капитала, перворожденным положен ежемесячный оклад в 10 тысяч рублей, снижена ставка по ипотеке для молодых семей. Это притом, что «денег нет». Впрочем, у государства РФ их действительно нет — всё уходит на оборону от внешних и внутренних врагов. А на новые инициативы по повышению уровня жизни населения их возьмут… у населения. За счёт замораживания страховой части пенсий, замораживания индексации работающим пенсионерам, а также за счёт налогов. Хотя нет, последние пойдут не населению, а бизнесу. Его ведь тоже надо поддерживать. На съезде «Единой России» министр экономического развития как раз об этом и сказал. Вскоре, а именно после выборов президента, произойдёт «смещение налоговой нагрузки с инвестиционной активности на потребительскую активность — это то структурное изменение, которое будет способствовать экономическому росту», пообещал Орешкин. Иными словами, бизнесу налоги снижаются, населению — повышаются.  Кроме того, особенные преференции получат те, кто прячет деньги в офшорах. Для этих лучших представителей российского бизнеса, дабы они смогли легализовать свои средства, государство выпустит специальные облигации. Доходы по ним будут особенно высоки и гарантированы. Поскольку оплатит их бюджета. То есть всё теми же налогами населения.

Но и это ещё не всё. Забота о людях простирается ещё дальше. Вчера же премьер подписал постановление о создании аж целых шести территорий особого социально-экономического развития в моногородах. По одной в Тамбовской области, Ставропольском крае, Карелии и три в Татарстане — Чистополь, Зеленодольск и Нижнекамск. Причём только один из них — Зеленодольск — находится в так называемой «красной» зоне. То есть является монопрофильным муниципальным образованием с наиболее сложным социально-экономическим положением. Нижнекамск — моногород «зелёной» зоны со стабильной социально-экономической ситуацией. Почему преференции получили именно эти города не ясно.

Вопрос о преференциях вообще-то спорный. Вытащить депрессивный город дело весьма сложное и затратное. Для спасения городов германского Рура потребовалось 40 лет совместных усилий государства и бизнеса. Огромные финансовые вложения — при том, что ещё до начала санации в регионе была хорошо развита инфраструктура и налажена маятниковая миграция между городами. Основные средства были затрачены на улучшение среды обитания, образования, инфраструктуры. О создании новых производств речь не шла.

В РФ всё происходит ровно наоборот. Чтобы получить средства хотя бы на поддержание жизни, городам придётся представить тонны бумаг. На рассмотрение чиновников Фонда развития моногородов, которые распоряжаются деньгами. Так называемые комплексные инвестиционные планы развития. По специальной методике. Которую, разумеется, в муниципалитетах никто не знает. Стоимость услуг по составлению этих планов стоят иногда дороже всех активов разваливающегося моногорода. Но даже если план всё-таки подготовлен по всем правилам, это вовсе не означает, что Фонд выделит средства. Дальше включается  примитивное лоббирование. И тут всё зависит от того, насколько пробивными и заинтересованными будут лоббисты. Схемы абсолютно непрозрачны.

Однако, предположим, план принят. В чём же он состоит? Прежде всего, в том, что город сам находит заинтересованного инвестора. Который обязуется перед Фондом что-то на муниципальной территории создать и обеспечить некое количество рабочих мест. За это получает преференции в виде заметного снижения налогов. Городу перепадает какая-то толика денег, а в будущем — благоустроенная инфраструктура. Это в идеале. На самом деле всё происходит  гораздо проще. Для того, чтобы получить средства надо их найти самим, отыскать какого-нибудь инвестора, который захочет вкладываться в развитие производства в городе. На паях с Фондом. То есть, чтобы моногород попросту сменил одно градообразующее предприятие на другое.  Редким исключением являются только Набережные Челны,  удалось привлечь «Полихим Системс» — «дочку» немецкой компании JMBG GmbH+Co KG, китайского производителя холодильников Haier и ещё пяток различных компаний.

В любом случае главное условие — инвесторы. Желательно крупные. Но именно тут таится западня. Например, два месяца назад Фонд приостановил финансирование чувашского Канаша из «красной» зоны. Причина — ушёл инвестор, который обещал создать в городе крупное производство лизина и кормовых добавок. Вчера принято решение о возобновлении финансирования. Возобновят, но на каких условиях, не ясно.

«Если не будут появляться резиденты в территориях опережающего развития, тогда у правительства появится возможность статус этот отозвать», — сказал первый вице-премьер Шувалов. То есть пропадайте, ребята, как хотите.

И ведь многие пропадут. В «красную» зону входит 94 моногорода. Если это крупный промышленный центр с развитой инфраструктурой, вроде Череповца или Кировска, то надежда заинтересовать инвестора действительно есть. А если многострадальное Пикалёво? Но там хотя бы планируется создать какой-то индустриальный парк. Несколько лет уже планируется. Даже какую-то текстильную фабрику открыли. И что-то там шьют целых 200 швей. Говорят, рабочую одежду. Отчего физические объёмы швейного производства, по данным Петростата, выросли в первом полугодии аж на 40%. Оно, конечно, неплохо. Одно непонятно: кто эту никому не нужную продукцию покупает. С таким же успехом можно было наладить строительство дорог. Как в довоенной Германии. Там проблема безработицы именно так и решалась. И ещё, конечно, развитием военпрома. Но РФ страна мирная, поэтому только дороги. А то ведь с рабочей одеждой затоваривание получится — работать-то негде.

Между тем, мировой опыт подсказывает совсем другой путь. Социал-дарвинистский, по-ленински: «Не нужен завод — закрыть его». То есть расселить депрессивный моногород . Так поступают в Америке. Без сантиментов. Но с различными компенсациями — за переезд, потерянное жильё, переобучение. В Европе гуманней. Там разрабатываются специальные многоступенчатые и дорогостоящие программы. Тоже, конечно, с денежными дотациями. Но у РФ свой путь (в этом уверены не только чиновники, но и, как говорят соцопросы, 2/3 населения) — тащить чемодан без ручки, пока тащится.

А есть ведь способ куда более простой. Вместо того, чтобы дарить перворожденным десятитысячные подарки,  дать горожанам в долг под малый процент на выкуп своего предприятия. Почему бы не дать им возможность, коли есть такое желание, самим стать хозяевами и наладить производство? Ещё хорошо бы вложиться в образование, медицину, культуру…

После этого, правда, может получиться конфуз. Ну как эти образованные, самостоятельные работники начнут задумываться о том, что вокруг происходит. Поэтому однозначно — нет. Только подачки, причём дозировано. Только за хорошее поведение.

Не зря же пристальным изучением моногородов поручено заниматься не только Минэкономразвития, но и ФСО. Федеральная служба охраны вип-тел в отличие от обычных чиновников, обязана точно знать, что происходит в стране. Вот она и следит за тем, что делают и думают те 10 (или 25) % моногорожан, которые, по её же собственным наблюдениям, больше остальных жителей РФ пострадали от падения производства. Вдруг решат, что терять и ждать больше нечего, утратят единство с национальным лидером, да проголосуют «неправильно». А то и на площадь выйдут  — даже без специального призыва Навального.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться