Мосул раздора

mos1Соединённые Штаты и их союзники открывают второй фронт против ИГИЛ. В Ирак перебрасываются американские и турецкие войска. С понедельника иракские войска при поддержке международной антитеррористической коалиции, возглавляемой США, приступили к штурму Мосула. «Сегодня я объявляю начало героической операции, которая освободит вас от страха и угнетения ИГИЛ», — заявил иракский премьер-министр Хайдер Абади. Операция идёт с переменным успехом. Регулярную армию атакуют террористы-смертники.

За последний год запрещённая в России группировка ИГИЛ потеряла более четверти захваченных территорий. Площадь, контролируемая исламистами, сократилась с 90,8 тысячи км² до 65,5 тысячи км². Полумиллионный Мосул ИГИЛ считает своей столицей в Ираке. Он был оставлен иракскими военными, которые бежали под натиском террористов в июне 2014 года. Сегодня Мосул – последний крупный оплот ИГИЛ на территории Ирака. Выбить оттуда игиловцев – значит, закрепить перелом в войне.

Но между союзниками по антитеррору существуют серьёзные разногласия. Багдад считает неприемлемым присутствие в Ираке турецких войск. Усугубление конфликта между Турцией и Ираком чревато дальнейшей эскалацией ближневосточной напряжённости. На днях иракский парламент принял резолюцию с осуждением действий турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Правительство Абади пригрозило Анкаре региональной войной, если Турция не выведет войска с иракской территории.

Багдад выступает категорически против участия турецкой армии в освобождении Мосула. «Мы несколько раз просили турецкую сторону не вмешиваться в дела Ирака, – напоминает премьер Абади. – Поведение турецкого руководства неприемлемо, и мы не хотим, чтобы дело дошло до военной конфронтации с Турцией». Но широкая военно-политическая экспансия есть важнейший элемент «неоосманистского» курса Эрдогана.

mos2Лига арабских государств выступила на стороне Ирака и потребовала от Турции уважения территориальной целостности соседней страны. Так или иначе, раздоры в коалиции выгодны исламистам. Пока страны региона конфликтуют и пытаются договориться, игиловцы продолжают совершать диверсии и теракты.

Военная операция идёт полным ходом. В данном случае, перед лицом общего врага Турция рассчитывает на поддержку даже курдских отрядов «Пешмерга». Более 30 тысяч человек принимают участие в наступлении на Мосул. Однако на днях в местных СМИ появились сообщения о том, что курды приостановили продвижение. По некоторым данным, остановила наступление и иракская армия.

Эрдоган ведёт свою игру и рассчитывает на присоединение новых территорий. Анкара претендует в Ираке и Сирии на нефтеносный север Курдистана и на плодородные земли бассейна Евфрата. Протесты Багдада и Дамаска игнорируются. Анкара полагает свою армию достаточно сильной, чтобы действовать без союзников.

Турецкие войска находятся на иракской территории по соглашению с президентом Иракского Курдистана Масудом Барзани. Иракское правительство и большинство военно-политических группировок – в том числе проиранское шиитское ополчение и курдские кланы – открыто обвиняют Барзани в сговоре с Эрдоганом. Американские военные, дислоцированные в Курдистане, тоже не одобряют турецких действий. Турция же опирается на поддержку местных суннитов и туркоманов – этнических огузов, проживающих на иракской и сирийской территории. Их история и культура переплетены с турецкими.

Пока что правительственные силы Ирака при поддержке курдского ополчения только заняли ряд расположенных на окраине города деревень. Потери от атак шахидских смертников уже оказались значительными. В общем, сражение за Мосул не обещает лёгкой прогулки.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться