На вход без вещей

Новостью дня стала запись в Telegram. Всё-таки недаром власти так опасливо относятся к этому мессенджеру. Высказался Павел Чиков. Вполне статусный деятель – юрист, эксперт и правозащитник. Основатель Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций «Агора». К тому же – член Совета по правам человека при президенте РФ. И всё равно выступление получилась крайне антигосударственным. Просто потому, что характеризует государство и его политику. Иных характеристик, без «анти», дать просто невозможно.

Павел Чиков, по отзывам знающих его людей, человек очень сдержанный, вдумчивый и уравновешенный. Ни разу не «экстремист». Потому-то его краткий, но ёмкий прогноз многих и шокировал. Алармистских пророчеств в духе бессмертного «гипс снимают, клиент уезжает, всё пропало, шеф!» всегда предостаточно. Не всегда они исходят от человека, которого привыкли выслушивать.

О чём же рассуждает Чиков? (Звучит почти как драматичное «что тебе сказал Костя?!» из боевика «День любви»). О главном: что будет с Россией после президентских выборов будущего года. И не ждёт ничего хорошего. Вот буквально – ничего вообще. Зато ждёт массу плохого. И не в общих чертах, не в эмоциональных перегрузках, а в системе государственных действий. Переизбрание Владимира Путина, на взгляд члена президентского правозащитного совета, явится стартовым выстрелом ускоренного марша в Пхеньян.

Первое: тотальная зачистка СМИ. Ликвидация последних независимых изданий любого вида и формата. Запрет всякой информации, исходящей не от официозного агитпропа. Предлогом послужит иностранное участие. Начнут с таких. Закончат окончательным бетонированием.

Газетами и радио не ограничатся. Более того, Интернету власти уделят особое внимание. Рунет будет отключён от мировой Сети. Если не по-северокорейски (там доступ без особого разрешения вообще отсутствует), то по-китайски, жёсткой фильтрацией контента. Российский Интернет превратят в филиал «кисель-ТВ» и наполнят соловьиными трелями. Технически это возможно. Дело было за политической волей.

Короче, номенклатура желает спокойствия. Оппозиционное жужжанье надоело. И будет прекращено.

Тем более это касается политической оппозиции как таковой. Предстоит новый вал судебно-полицейских карательных операций. Главные удары обрушатся на движение Навального. Очень проблематична личная судьба лидера. Тараном уголовных дел активистов если не утрамбуют по «зонам», то, во всяком случае, вынудят к эмиграции. В российской политике установится кладбищенская тишина. Не считая державно-духоскрепных воплей, прославлений государя, хвалы «новому дворянству» и проклятий «врагу унешнему и унутреннему».

Заодно с остатками политической отправится под метлу свобода религиозная. О принципах светского государства будет прочно забыто. «Свидетели Иеговы» уже возведены в «экстремисты». На очереди неправославные христианские конфессии. Дойдёт и до нелояльных толков ислама и буддизма. Поводов хватит. «На идеологии мы не экономим», учил брежневский властитель дум Михаил Суслов.

При таком раскладе абсурдно было бы сохранять международные гуманитарные обязательства РФ. Значит, полный разрыв с Советом Европы, окончательный выход из юрисдикции Европейского суда по правам человека. Закономерно резкое ухудшение отношений с Евросоюзом, вплоть до закрытия ряда посольств. В этой связи Чиков особо упоминает страны Балтии и Германию (не оправдавшую в полной мере кремлёвских надежд при избрании бундестага). Понятно, что резко сузятся возможности выезда за рубеж. Учитывая, что самой номенклатуре светит сидение на месте под санкциями, наивно ждать свободы передвижения для подданных.

А для успевших выехать сделается крайне сложным возвращение из-за рубежа. Неблагонадёжный элемент должен быть благодарен за позволение бежать. Причём бежать – в чём есть. Павел Чиков предсказывает широкое применение практики лишения гражданства и конфискации имущества эмигрантов. Частная собственность, конечно, священна. Но не каждого частного лица.

С экономикой и собственностью вообще вопросы особые. Олигархия не хочет беднеть вместе со страной. Падение доходов от экспорта энергоносителей, потери от западных санкций требуют быстрых и обильных компенсаций. Заботиться об этом придётся рядовым гражданам. Министр сельского хозяйства Ткачёв ещё три года назад говорил: хотели Крыма? вот и делите с президентом расходы. Все сколько-нибудь доходные активы – финансовые, коммерческие, производственные – будут подмяты номенклатурно-магнатской верхушкой кремлёвского круга.  Перефразируя Евгения Шварца, «всё, что граждане нагло считают своим, перейдёт в руки лучших людей города».

Наконец, полностью обессмыслится вторая буква аббревиатуры РФ. Никаких «федераций». Централизованное управление от Москвы до самых до окраин. Командовать всеми на общих основаниях. Для того и расставляются по регионам управленческие машины, никак с населением не связанные.

Ведь Павел Чиков прогнозирует не с потолка. Каждый пункт он обосновывает конкретными признаками, которые налицо уже сейчас. По зачистке СМИ – предупреждение «Радио Свобода». По политическим репрессиям – шерстение штабов Навального. По религиозным преследованиям – запрет иеговистов (очень их всё-таки не любят – что при Гитлере, что при Сталине, что теперь). По олигархическим захватам – история поглощение «Башнефти» сечинской госкомпанией и дело Улюкаева. По произволу в регионах – назначение милицейского генерала из Госдумы главой Дагестана (где даже в СССР считались с традицией местного происхождения руководителей).

Предположим. Но… «Я понимаю – как, я не понимаю – зачем», – задавался вопросом диссидент Уинстон Смит в оруэлловском «1984». Или: почему? Чиков не вдаётся в это. Но, откровенно говоря, причины понятны и так.

Кремлёвские контрреволюционные агрессии и репрессии чётко совпадают с периодами, когда в номенклатурной олигархии усиливается страх. Так было во время арабских восстаний и «болотных» протестов. Тогда справились легко, элементарной полицейской провокацией 6 мая 2012 года. Так было в дни украинского Майдана. Тут уж пришлось применять «тяжёлую артиллерию», аннексировать Крым, развязывать войну на Донбассе. А заодно вписываться в сирийское побоище, дабы не дать упасть социально близкому диктатору.

Что теперь? Всё очевидно. 2017-й проходит под знаком новой волны протестов. Весна, лето, осень – всероссийские уличные акции по призывам Навального. Что придумать? С кем воевать? Пожалуй, варианты исчерпаны. Кроме того, что моделирует Павел Чиков.

Всё у него, увы, логично. Но формальная логика срабатывает не всегда. Она может опрокидываться совсем иными категориями. Слишком убого всё запланированное (если оно запланировано). Слишком отстойно. Так что – сомнительно. Очень.

Но не было бы разумно уповать, что как-то проедет само. Если пустить на самотёк – предложат не выход с вещами, а вход без вещей. Историей многократно показано: номенклатурные олигархии сами не останавливаются. Только перед стеной.

Акции Навального не успели набрать силу. Но испугать успели. И, судя по всему, не так уж слабо. «Море  волновалось ровно настолько,  чтобы  усугубить размеры  бедствия. Сильная  буря пришлась бы кстати; налетевший ураган мог бы перевернуть пушку колёсами вверх, а тогда уже не составило бы труда укротить её» (Виктор Гюго, «Девяносто третий год»). Перечитаем медленно…

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться