Начало в три миллиарда

«Три мильярда, знает всяк, для Святой Руси пустяк» – была такая частушка-агитка после Февральской революции. Но три миллиарда долларов в день было всё-таки слишком даже для тех времён. Зато сейчас запросто. И даже больше. $3,091 млрд – настолько обеднели одиннадцать российских магнатов за сутки разговора об изъятии сверхприбылей металлургических и нефтехимических компаний. Ничего у них ещё не изъяли. Но обвал капитализации уже унёс почти половину суммы, которую хотели изъять.

Произвёл этот погромный фурор скромный чиновник Андрей Белоусов. Бывший министр экономического развития, ныне помощник президента РФ по экономическим вопросам. В пятницу стало известно о его служебном послании Владимиру Путину. Озаботившись финансовым обеспечением президентского майского указа, Белоусов рекомендовал стребовать с четырнадцати российских компаний 513,66 млрд рублей. Благо в прошлом году они прилично заработали на удачной конъюнктуре. Подорожание металлов и продукции химпрома обеспечило им полтора триллиона прибыли. Правда, в рублях, но ведь и это немало.

При этом Белоусов напомнил, что в позапрошлом году такая процедура была применена к нефтяникам. И прошла удачно. Прецедент манит повторить. В XIV веке французский король Филипп Красивый занимал деньги у подданных, а потом не возвращал, а брал ещё – на том основании, что уже давали. В XXI веке помощник президента России предлагает министерству финансов разработать механизм изъятия сверхдоходов.

Список Белоусова впечатлял даже одним перечислением: НЛМК и ММК, СУЭК и «Сибур», «Норникель» и АЛРОСА, «Полюс» и «Полюс Золото», «Уралкалий» и «ФосАгро», Evraz и «Металлоинвест», «Акрон» и «Мечел». Максимальную дань предполагается возложить на «Норникель» – 114,2 млрд рублей. Минимальную на Evraz – 5,49 млрд. Где-то такой расклад даже и логичен. Владимир Потанин давно ведь обещал, что с властью спорить не будет. Если что – как при дожде: «Возьму зонтик и пойду». Стало быть, с «Норникеля» не убудет.

При всём том само по себе письмо могло и не поднимать бури. Мало ли желающих… Но прошёл слух, будто на письме своего помощника президент отчеркнул: «Согласен». И уж тут не помогли никакие успокоения от путинского пресс-секретаря. Дмитрий Песков сказал, что Путин решения ещё не принял, что речь пока только об обсуждении в правительстве. Но кто же поверит? Все давно знают, что Песков никогда ничего не знает.

Возразить решился Владимир Лисин – главный акционер Новолипецкого металлургического комбината и сталелитейной компании «Группа НЛМК». Самый богатый россиянин рассказал анекдот про зайца, открывшего в лесу обменник – за каждый рубль давал рубль двадцать: «Косой, а в чем бизнес? Ты хоть рентабельность считал? — Да нафиг эта рентабельность, смотри, какие обороты!» Но Белоусов не поддержал шутливого тона. Ответил хмуро: «Делиться надо».

Лисин тут же и потерял больше всех. Его акции подешевели на $832 млн. Заметим – уже не рублей. Виктор Рашников из ММК утратил $446 млн, Алексей Мордашов из «Северстали» – $444 млн. Хозяева Evraz Роман Абрамович и Александр Абрамов расстались, соответственно, с $381 млн и $221 млн. Получается, их совокупные потери в семь-восемь раз превысили сумму, которую должна была заплатить их структура. Зато Потанин обеднел всего на $290 млн, гораздо меньше, чем требовали с «Норникеля».

Совладельцы «Сибура» вдвоём лишились $237 млн. Из этой суммы $182 млн приходится на Леонида Михельсона. А $55 млн потерял Геннадий Тимченко – сравнительно скромный минус, быть может, личная дружба с президентом предохранила и здесь. $143 млн – убыток Андрея Мельниченко (СУЭК). Алишер Усманов в «Металлоинвесте» потерял $60 млн. Основной владелец «ФосАгро» Андрей Гурьев отделался потерей всего $37 млн.

На помощь китам бизнеса поспешил Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Нельзя сказать, чтобы этому клубу сверхбогатых джентльменов удавалось когда-либо спорить с государством. Пятнадцать лет назад РСПП попытался защитить Михаила Ходорковского. Путин бросил через плечо два слова: «Истерику прекратить». И прекратили немедленно.

На этот раз президент РСПП Александр Шохин старается апеллировать к холодному прагматизму. «Изменение фискальной нагрузки негативно отразится на финансовых рынках, – пишет он в своём письме президенту Путину. – «Разовое» снижение капитализации российского фондового рынка, учитывая текущие уровни оценки российских компаний, может составить до 3 трлн рублей. Акции металлургических и химических компаний уже снизились на фоне предложения изъять их сверхдоходы. Можно оценить, что уменьшение капитализации рынка в целом превысит 10%. Идея об изъятии свердоходов может привести к негативным последствиям для развития наиболее конкурентоспособных предприятий. Увеличение фискальной нагрузки вынудит компании скорректировать реализуемые и планируемые инвестпрограммы». Попросту говоря: отбирая миллиарды, потеряете триллионы. Что, собственно, уже и происходит. Три с лишним миллиарда долларов, вылетевших за день – это около 210,2 млрд рублей. Более 40% от суммы, названной Белоусовым. Даже без целенаправленного изъятия, ветром в никуда. А ведь это только для начала.

Шохин написал и премьер-министру. Примерно то же, что президенту. Но с некоторым уклоном: «Существует риск, что снижение финансовых показателей компаний и падение капитализации вследствие усиления налоговой нагрузки приведёт к дефолтам по кредитным обязательствам, повысит стоимость заимствований и на фоне все возрастающих санкционных рисков создаст угрозу стабильности национальной банковской системы. Конкуренты российских компаний-экспортеров при сопоставимой операционной рентабельности не затронуты санкционными ограничениями, имеют свободный доступ к рынкам капитала и не подвергаются налогообложению сверхдоходов».

Напоминать о санкциях президенту РФ президент РСПП не решается. С Путиным о таком молчат. Но может, услышит Медведев? Может, он даже слышал, как акции российских компаний – в том числе государственных Аэрофлота и Сбербанка – рухнули вместе с курсом рубля от одной новости о новом пакете американских санкций? За две недели до того, как эти санкции должны вступить в силу. С упреждением. Как теперь обвал от одного разговора об изъятии. Даже приступать не приходится – с полуслова все всё понимают.

В Средние века говорили: «философия – служанка богословия». Очень подходящая мысль для государственной идеологии современной РФ. Точно так же: «экономика – служанка политики». А политика это всё же не только воздыхания по трону, мировая контрреволюция и ракетные мультфильмы. Это ещё и обещания, как через четыре года «здесь будет город-сад» (хоть пока что «под старою телегою рабочие лежат»). В наш канцелярский век эти поэмы называются «майские указы». Под которые и затребованы полтриллиона рублей.

Указ президента РФ от 7 мая 2018 года называется «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». В этом акте Путин постановляет обеспечить устойчивый рост численности населения, довести среднюю продолжительность жизни до 78–80 лет, вдвое снизить бедность, ускорить инновации, развить цифровую экономику и запустить в рост выше мировой… В ельцинские годы это называлось «чуть-чуть раздвинуть звезды, прибавить лунный свет – и по идее создан был тотчас комитет». Ещё странно, что помощник президента на такие грандиозные задачи так мало запрашивает. Впрочем, послевыборная шестилетка только началась. Успеют запросы повыситься. Комитетов по раздвижению звёзд ещё много будет и всех финансировать надо.

Повышается пенсионный возраст. Увеличивается НДС. Подскакивают цены. С населения исправно взимается оброк за обожание царя. Но царские забавы стоят дороже, чем когда-либо прежде. Пора платить и боярству. Российский олигархический класс устроен по-феодальному: чиновник погоняет капиталистом, частный капитал обслуживает государственную бюрократию.  Они едины перед лицом работяги и пенсионера. Особенно перед бунтом, когда Росгвардия на всех одна. Но насчёт того, кому предъявлять счета, в элите складываются разные мнения. Одну из таких коллизий мы сейчас и наблюдаем.

Если магнаты отожмут хоть сколько-то из своего полутриллиона, этим ещё раз подтвердится наступление новых времён. А если нет – оно подтвердится иначе.

Константин Малухин, специально для «В кризис.ру»

Поделиться