Напрямую по кривой

Шестнадцатая «Прямая линия» президента РФ традиционно стала событием дня. И столь же традиционно оказалась малосодержательной. Никаких сенсаций, никаких прорывов, никаких даже особенных «рывков». Путина, как обычно, о чём-то просили. Он кому-то обещал, кому-то поручал, кого-то журил. Отвечая на вопросы электронного табло. На этот раз в пустой студии. Народ к главе вживую не допустили. Только телевизионщиков.

Хотя формат «линии» несколько изменился — на вопросы вместе с Путиным в онлайн-режиме отвечали чиновники —   суть осталась прежней. Гарант в считанные минуты решал вопросы, которые нерадивые чиновники не могут решить годами. Будто все эти наболевшие вопросы — всего лишь мелкие неурядицы, а в целом жизнь в РФ прекрасна. Собственно, с этого Путин и начал общение с подведомственным населением.

Первое, что он заявил, ещё не принявшись отвечать на вопросы — экономика и уровень жизни в РФ  вышли на «траекторию устойчивого роста». Прямо на глазах всё растёт. Хотя, как точно подметил президент, «не каждый человек на себе это ощущает». Если точнее, ощущает только 13% населения страны. Такие данные даёт опрос ВШЭ. Вдвое больше опрошенных (27%), наоборот, видят ухудшения, а десятая часть просто не замечает никаких изменений.

Почему так происходит, Путин уточнять не стал. Но добавил, что одновременно с доходами начала расти и продолжительность жизни. Интересно было бы понять, каким образом это определили, но и тут Путин не стал вдаваться в подробности. «Растёт промышленность, растёт сельское хозяйство», «это приобрело устойчивую тенденцию» – и всё тут. Если вы не верите, может быть, проверите? По данным ВЦИОМа, в прошлом месяце три четверти опрошенных бизнесменов и топ-менеджеров (76%) заявили, что состояние российской экономики как кризисное или даже катастрофическое.

Вероятно, эти данные Путине неизвестны. Что и понятно: страна большая, за всем не углядишь. Для того и налажена «прямая линия» с народом, чтобы мелкие недочёты исправлять.

Первым мелким недочётом оказался бензин. С вопросом ото, доколе цены на него будут повышать прорвался Алексей Караваев из Санкт-Петербурга. Вопрос он задал прямо в лоб: «18 марта вся страна за вас проголосовала, а вы рост цен на бензин не можете остановить». После чего поинтересовался, «сколько можно терпеть».

Ясное дело, такой мелкий вопрос главе государства решать невместно. Он переадресовал его министру энергетики Новаку и вице-премьеру Козаку. Оба отчитались о том, что никакого роста нет. Точнее уже нет. С конца мая нет. И больше не будет, поскольку в Госдуму готовятся внести некий закон, который будет препятствовать росту цен. Кроме того, будут снижены акцизы на топливо. Уже уменьшены.

Ко всеобщему удовольствию проблема, вроде бы разрешилась. Путин перешёл к следующему вопросу. А мы немного задержимся. Дело в том, что аккурат в ту минуту, когда Козак и Новак в эфире рапортовали об акцизах, в другом эфире председатель Центробанка  Эльвира Набиуллина говорила о них же. В том плане, что уменьшение акцизов ни коим образом к падению цен на бензин не приведёт. Поскольку в розничной торговле сейчас «достаточно низкая маржа», и уменьшение акцизов даст возможность эту маржу увеличить.

На самом деле ещё в мае ФАС обвинила в повышении цен на бензин «Роснефть». Кроме того, антимонопольная служба заблокировала решение «Транснефти» повысить тарифы на перекачку на 21%. Повышение составило лишь 3,95%. Однако сегодня президент «Транснефти» Николай Токарев, заручившись поддержкой миллиардеров Владимира Лисина и Леонида Михельсона, направил письмо премьер-министру РФ. В котором попросил передать полномочия ФАС министерству экономического развития. Поскольку только МЭР «занимается стратегическим развитием, а решения по совершенствованию системы ценового и тарифного регулирования не могут приниматься в отрыве от стратегических решений». А ФАС тут вроде бы совершенно ни при чём. Мешает, короче… Премьер на письме поставил резолюцию: «проблемы решить».

Что касается роста цен на бензин, то, по мнению Набиуллиной, в нём виноваты пенсионеры. Точнее, они виноваты в росте инфляции. Их очень много. Им надо платить пенсии. Это увеличивает нагрузку на бюджет и тем самым ограничивает «возможности экономики по трансформации сбережений в долгосрочные инвестиции, столь необходимые для устойчивого роста».

Это заявление возвращает нас к «прямой линии» Путина. Алексей Гончаров из Курска поинтересовался у Путина, «будет ли подниматься пенсионный возраст? Ждут ли какие-либо изменения работающих пенсионеров?» Президент РФ признал, что сейчас это одна из ключевых задач правительства. А сам он относится к этому «в высшей степени осторожно и аккуратно». Но говорить стал не о возрасте, а о повышении доходов пенсионеров. И пообещал, что в ближайшее время правительство этот вопрос рассмотрит.

Вообще-то уже известно, что не только рассмотрит, но и решит окончательно, на сколько именно повышать. Пенсионный возраст. До 62 или 65 для мужчин, до 60 или 63 — для женщин. О том, чтобы оставить всё, как есть, речи не идёт. В этом сошлись и Минтруд, и Минфин, как бы аккуратно не относился к этому президент РФ. Прямо как у Сталина, который всё жаловался Рузвельту, что никак не может совладать со своим политбюро.

Вот и Путин никак не может против Госдумы выступить. Например, по поводу амнистии. Был во время «линии» такой вопрос, выловленный ведущими из соцсетей. Вроде как, традиционно президент после вступления в должность, объявляет амнистию заключённым. Хотя бы тем, кто сидит по лёгким статьям. Однако Путин, во-первых, о таковой традиции не знает, во-вторых, её объявляет не президент, а парламент, в-третьих, «должна быть вызвана определёнными внутренними причинами и потребностями, а не внешними обстоятельствами, даже такими важными внутриполитическими событиями, как выборы президента». Короче, потребности таковой не имеется, сидите, ребята дальше.

И в этом, несомненно, есть определённый смысл. Под конец «линии» у Путина поинтересовались, как он видит дальнейшее развитие РФ, за счёт чего будет происходить модернизация. От прямого ответа он почему-то ушёл. Вероятно, из-за отсутствия информации о том, что некоторые арестанты зарабатывают значительно больше, чем свободные россияне.

Например, в Кургане, колонии-поселении № 5, некоторые заключённые зарабатывают 16 тысяч рублей в месяц. Это сопоставимо со средней зарплатой младшего медицинского персонала в Курганской области. Правда, зарплата курганских арестантов самая высокая по региону. Но ведь никто не мешает перенимать положительный опыт. Если, к примеру, приохотить к арестантской жизни 20 млн свободных россиян, живущих сейчас за чертой бедности, то сколько проблем сразу можно будет решить. Это и трудоустройство, и борьба с бедностью, и решение жилищной проблемы. А если охватить этой перспективной инициативой будущих пенсионеров (мужчин — до 65, женщин — до 63), то можно в два счёта догнать и перегнать общемировой рост ВВП. Совершить великий технологический рывок не за 6, а всего за 5 лет.

Вместо этого Путин ограничился общим заявлением, что светлое будущее могут построить «только свободные люди». Оно, конечно, так. Но как не вспомнить тут отечественного поэта? «Не эти бы глотки говорили нам эти слова».

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться