Народ и армия едины

«Никол Пашинян был прав. Я был не прав. Создавшаяся ситуация имеет несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не моё. Я оставляю пост руководителя страны, должность премьер-министра. Я выполняю ваше требование. Желаю мира нашей стране». Эти слова произнёс Серж Саргсян через десять дней массовых протестов в Ереване.

Поначалу демонстрантов было немного, но становилось всё больше

Предвидеть такое было сложно. По крайней мере, глядя на события из России. Начало было не то что не обещающим, а просто обескураживающим. Согласно новой конституции Армении, в республике установлен парламентской строй, и главным лицом государства становится представитель победившей на выборах партии. Такой победительницей стала Республиканская партия. В блоке с Дашнакцутюн она получила парламентское большинство и выдвинула Саргсяна. В парламенте голосование 17 апреля прошло как по маслу. Поскольку за Саргсяна проголосовали не только члены блока, но и некоторые оппозиционные депутаты.

Но это было внутри здания на проспекте Маршала Баграмяна. А снаружи депутат Никол Пашинян и несколько сотен человек начали акцию протеста. Собственно, первые протесты начались ещё 11 апреля, когда Пашинян и его сторонники из оппозиционного блока «Елк» (Союз «Исход») зажгли в парламенте дымовые шашки, протестуя против выдвижения Саргсяна. С 13-го уличные протесты не прекращались.

Поначалу сторонников у Пашиняна было не так, чтобы очень много — несколько сотен. Но в день голосования количество протестующих выросло до 10 тысяч. В течение дня они перемещались по городу, блокировали правительственные здания, создали небольшой палаточный лагерь, вступили в небольшую потасовку с полицией. В результате несколько человек, в том числе Пашинян, получили травмы. Впрочем, полиция не слишком усердствовала. Уже к вечеру Пашинян (с перевязанной рукой и неизменным рюкзаком) присоединился к соратникам. И объявил начало «бархатной» революции.

«Власть в Армении перешла в руки народа»

Что она действительно бархатная, сомнений ни у кого не возникло. Не только потому, что Пашинян категорически отказался применять силу. Но и потому, что к ночи все протестующие спокойно разошлись по домам. Предварительно договорившись встретиться на следующее утро.

Если бы такое произошло в РФ (как, собственно, и бывало в 2011—2012 годах), никому не пришло бы в голову, что продолжение последует. Совсем иначе оказалось в Ереване. Демонстранты не просто собирались вновь и вновь. Их становилось всё больше. Стали вспоминаться полумиллионные митинги 1988 года. Тогда, в начале Карабахского движения, происходило так же — каждая следующая манифестация росла в разы.

И — тоже как тридцать лет назад — никакого насилия. Только мирные демонстрации и мирные же призывы к Сержу (именно так) добровольно уйти в отставку. Через неделю такого противостояния Серж запросил мира. Для начала в виде переговоров с Николом. На этой встрече Пашинян выставил ультиматум: переговоры только об отставке. «С нами никто не смеет говорить на языке угроз. Вы не представляете себе ситуацию в стране, власть в Армении перешла в руки народа», — сказал Пашинян. Саргсян продолжать беседу не стал.

А в это время из Парижа в Ереван полетели призывы мудрого Азнавура: «Каждый должен пойти на уступки, чтобы сохранить единство нации, оставшись верным ценностям гуманизма и демократии, таким важным для нас». Собственно, ни одна из противостоящих сторон этих ценностей не отрицает и не попирает. Протестующие действуют мирно, власти — корректно. Те и другие — за счастливую процветающую Армению, за скорейшее решение карабахского вопроса, за свободу, за мир, за всех армян, в конце концов. Потому что все они — единая нация, древняя, мудрая, выстоявшая, победившая…

Тем не менее, на следующий день последовали аресты. Они были и в предыдущие дни, но заканчивались быстрым выпуском всех арестованных без всяких последствий. Причём сами полицейские заранее предупреждали, что задерживают на «какое-то время» для формальности, а потом отпустят. Однако вчера задержали более двухсот человек. В том числе самого Пашиняна, а также ещё двух оппозиционных депутатов — Арарата Мирзояна и Сасуна Микаэляна. Как сообщалось, ночью с ними имел беседу председатель парламента Ара Баблоян. До него — президент Армен Саркисян. Без толку.

Десять лет назад волнения в Ереване подавили стрельбой и кровью

Сегодня утром прекратили работу сотни предприятий. (Вновь картины 1988-го: первые в Советском Союзе массовые забастовки прокатились по Нагорно-Карабахской АО и перекинулись на Армянскую ССР.) Численность демонстрантов достигла 150 тысяч. Прервались занятия в вузах и школах. Студенты и школьники присоединились к забастовке. К Еревану присоединились жители соседних местностей. Протесты начались во втором по величине городе Армении — Гюмри. Волна пошла по всей Армении.

И вот тогда произошло то, чего ждали в Армении, но совершенно не могли ни ждать, ни понять в РФ (да и, чего там, не только в РФ). Саргсян подал в отставку. Не пытаясь удерживать власть. Просто ушёл. Потому что был неправ.

Нет явных признаков тому, что выборы в парламент были сфальсифицированы. Саргсян и его партия действительно пользуются немалой поддержкой в стране. А Дашнакцутюн действительно поддерживает его политический курс. Ключевая позиция курса — карабахская — вообще едина для всех армян. Жить при президентстве Саргсяна вроде не стало хуже. Лучше, впрочем, тоже. Коррупция, может, и не зашкаливала как в РФ, но вполне себе процветала. Начиная с родного брата президента Александра Саргсяна («Сашик 50%»). Но Серж Саргсян ушёл не из-за этого.

Десять лет назад, во время его первого избрания главой государства, тоже были серьёзные волнения. Те же десять дней на улицах Еревана бушевала народная стихия. Протестующих на площади Свободы насчитывали до 50 тысяч за раз. Результат — полный разгром оппозиции, разгон, стрельба, восемь убитых (признано официально), более двухсот серьёзно раненых. И два президентских срока.

Исход противостояние решил марш военных миротворцев

Что изменилось на этот раз? Саргсян не утратил прежнюю хватку и твёрдость. Доказанные ещё четверть века назад, когда он командовал карабахской армией в разгар кровопролитных боёв. Кстати, победоносных для армянской стороны. Дело в другом. Сегодня к протесту присоединились военные.

Под национальным флагом по улице Ханджяна прошли солдаты миротворческой бригады армянской армии. Чтобы присоединиться к протестующим студентам. Миротворческая бригада — особое формирование армянской армии. Его бойцы служат за пределами страны — в Афганистане, в Ливане, в Косово, в Мали. Можно сказать, специализируются именно на разрешении политических конфликтов.

На таком фоне заявление министра обороны Вигена Саркисяна о поддержке Саргсяна прозвучало бледно. Этот марш и решил исход противостояния. Военные прошли в полной форме, хотя без оружия. Но это вовсе не означает, что оружия у них нет. И понятно, что против армии полиция не стоит, как бы хорошо она ни была подготовлена. Значит, против военных, поддержавших протест, пришлось бы выдвигать армейские же подразделения. А это уже не протест — это гражданская война. Каким бы твёрдым и решительным ни был Серж Саргсян, такого допустить он не мог. Ну, хотя бы потому, что не захотел войти в историю подобно Муамару Каддафи, Башару Асаду или Виктору Януковичу.

По совокупности военной подготовки и боевого духа армянская армия, пожалуй, сильнейшая в СНГ. Гражданская мясорубка могла получиться страшная. Это мы и увидели в Сирии, где диктаторский режим, подавляя мирные протесты, спровоцировал раскол вооружённых сил и появление Свободной армии. Резня не прекратилась по сей день. Серж Саргсян сам военный. И, как любой гражданин Армении, патриот. Как умеет, он думает о будущем страны. Поэтому принял мудрое решение.

Президент отставку принял. Временно исполнять обязанности главы правительства поручено вице-премьеру Карену Карапетяну. Выступая перед ликующими сторонниками, Никол Пашинян сообщил, что через неделю Национальное собрание предложит кандидатуру премьера. А новое правительство поставит вопрос о досрочных парламентских выборах. Эйфория, однако, не застит глаза. Ситуация сложна, это всем понятно. «Олигархия героев» — примерно так можно охарактеризовать правящий слой современной Армении, выдвинутый Карабахской войной — слишком сильна, чтобы сразу сдаться. «Если Саргсян и Республиканская партия рассчитывают, что они продолжат управлять страной, оставаясь в тени, то им лучше забыть об этой идее», — предупредил Пашинян.

В Армении идут народные гуляния. Счёты никто не сводит. Собственно, сводить их вроде бы не с кем. «Ты победил, Гордый гражданин Республики Армения. И сейчас никто не сможет отобрать у тебя эту победу. Поздравляю, победоносный народ», — написал Никол Пашинян на своей странице в Facebook.

Власти РФ растерялись перед новой «цветной революцией»

Но вот странность: в том же Facebook написала захлёбывающийся панегирик «великому народу» Мария Захарова. Та самая, штатный голос (точнее, вопль) МИДа РФ. Услышав хвалы из такого источника, впору обеспокоиться и по-доброму приглядеться к Саргсяну. Ибо хорошее дело браком не назовут, а МИД РФ не поддержит. Хотя особо напрягаться не стоит. Устами Захаровой можно что угодно хоть поддержать, хоть осудить. Разницы ноль, смысла столько же.

Дмитрий Песков и российские-то новости узнаёт последним. Было бы негуманно требовать от него понимания событий в Армении. Его сегодняшнее выступление на эту тему явило собой эталонный образчик банальности: «Армения наш ближайший союзник. Мы очень внимательно наблюдаем». Конкретный вопрос о судьбе российской военной базы в Гюмри он, разумеется, переадресовал в Минобороны. Сколько-нибудь чёткой официальной реакции РФ на события нет.

Власти РФ, по-видимому, просто растеряны. Увязнув с Украиной и Сирией, никак не ожидали прилёта ещё и из Армении. Поэтому, наблюдая явное развитие «цветной революции», своего кошмара и проклятья, неспособны даже как следует зарычать. Вот и приходится через захаровский Facebook выступать по бородатому анекдоту: «Кто против нас с Васей?» (в данном случае, с Колей). Утешаются, надо думать тем, что опыт мирной «бархатной» революции для России выглядит неперенимаемым. Климат не тот. Нет во власти Саргсяна с разумом и совестью.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться