Министерство высшего образования и науки РФ составило рекомендации для учёных, как им следует контактировать с иностранными коллегами и международными организациями. Разработаны эти мудрые советы уже давно, но достоянием гласности стали только сейчас. Их опубликовал и прокомментировал заведующий лабораторией Управления сложными системами Института проблем машиноведения РАН Александр Фрадков.

Этот министерский циркуляр возвращает российских учёных в светлое советское время. Не в смысле почёта и уважения или финансирования. С этим в СССР у науки проблем не было. Почти миллион советских граждан работали в научных организациях (0,3% населения всей страны) ― это была четвёртая часть всех научных работников мира. И даже не в смысле повышения качества научных исследований (рост производительности труда советских учёных в четыре раза превышал американский). И не в части внедрения новых технологий в жизнь (в 1989 году 60% российских предприятий выпускало продукцию на основе новых технологий). Всё проще.

Ужесточаются ― почти до сталинских норм ― правила общения с иностранными учёными. Теперь любой научный работник обязан за пять дней уведомить начальство о том, что собирается поговорить со своим зарубежным коллегой. Представить список всех участников беседы. Ни в коем случае не допускается общение в одиночку ― не менее двух участников с российской стороны.  Общаться только в рабочее время, в нерабочее ― исключительно с разрешения начальства. Если всё это происходит на территории, подведомственной Минобрнауки, зарубежным гостям запрещается без особого разрешения пользоваться электроникой, биноклями и фото- и видеокамерами, средствами навигации. После встречи представить полный отчёт, заверенный круглой печатью, и сканы паспортов участников. Это же касается контактов с российскими гражданами, представляющими иностранные научные организации.

Прямо-таки слёзы наворачиваются, мучает ностальгия. Вспоминается культовый советский  фильм «Судьба резидента». И поучительная история молодого и совершенно неопытного в шпионских делах учёного физика Владимира Боркова. Которого коварно соблазняет агент западной разведки Жозефина Клер (в исполнении юной и прекрасной Эдиты Пьехи, которая и сейчас соблазнит кого угодно). И конечно, напрашиваются аналогии. Наивный до идиотизма (вероятно, по мнению российского министра науки, российский учёный иным быть не может) биофизик Михаил Гельфанд принимает нобелевского лауреата, биолога Элизабет Блэкберн. Которая сразу же достаёт диктофон и пытается  выведать у него тайну генома Винклера или бинома Ньютона. Чём же ей ещё в РФ заниматься, как не шпионить?

Изучив документ, Александр Фрадков  опубликовал в интернет-газете «Троицкий вариант» открытое письмо министру науки Михаилу Котюкову. По его мнению «подобные нелепые и невыполнимые приказы не улучшат безопасность нашей страны, а приведут только к росту ее изоляции от развитых стран и к дискредитации власти, затруднив решение задачи попадания в число самых передовых в науке, поставленной Президентом РФ».

Ну это он, конечно, загнул. Это ― уже не приведёт ни к чему подобному. Всё произошло несколько раньше.

По разным данным, сейчас за границей находятся 500―800 тысяч российских учёных. Причём уезжают самые перспективные и молодые ― в возрасте от 24 до 38 лет. Средний возраст остающихся ― далеко за 50, каждый третий — старше пенсионного. По данным Всемирного банка, из-за такого массового оттока учёных РФ теряет около $2 млрд в год. По признанию РАН, за последнее десятилетие количество научных исследований сократилось почти втрое. За это же время РФ не имела ни одного масштабного научного проекта. Расходы на научные исследования с 2000 года сократились в пять раз. Бюджет российской науки (гражданской и военной)  в семь раз меньше, чем у Японии и в 17 раз ― чем у США.

Хотя расходы на науку кое-как растут. Особенно на оборонно-силовые прикладные исследования. В прошлом году они составляли почти половину всех средств, выделенных на научные исследования (48%). И результат этих вложений мы наблюдаем аккурат сейчас. 10 августа, когда Путин путешествовал по Крыму на байке, «Росатом» соблаговолил признать, что двумя днями ранее в Белом море время испытания «нового специзделия» произошёл ядерный взрыв. Изделие это, предположительно, ― та самая гиперскоростная межконтинентальная ракеты неограниченной дальности «Буревестник», о которой взахлёб рассказывал Путин в прошлом году Федсобранию. Мультфильм, который он демонстрировал, обещая невиданный доселе технологический рывок обернулся гибелью пяти человек. Ещё по меньшей мере полтора десятка получили серьёзные травмы. Лечить их пытаются в столичном ФМБЦ имени Бурназяна. Головном лечебном учреждении, специализирующимся на лечении радиационных поражений. Врачи, первыми оказавшие помощь пострадавшим, в срочном порядке отправлены в Москву ― для тщательного обследования. Помещения областной больницы, где они находились до отправки в ФМБЦ, опечатаны.

Гражданская наука подчинена той же политике и потому не отстаёт от военной. Как сообщил директор Центра EDCrunch University НИТУ МИСИС Нурлан Киясов, недалёк тот час, когда студентов российских вузов начнут отчислять по рекомендациям искусственного интеллекта. Сейчас-то приходится полагаться лишь на слабый человеческий интеллект. В результате происходят ошибки. Кого-то могут случайно и не отчислить. Впрочем, результаты искусственного анализа успеваемости и поведения студентов будут носить пока лишь рекомендательный характер. Из чего следует, что на умное изделие отечественных учёных  администрация вузов не очень-то рассчитывает. Вот, например, едва ли дурная машина сможет понять, что бороться за свои права неправильно и преступно. Это, ясное дело, решать только начальству. Ректору, например. Московского педуниверситета (МПГУ). Алексей Лубков пообещал отчислить всех, кто примет участие в митинге за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму.  Примерно то же самое пообещал ректор Российского государственного гуманитарного университета Александр Безбородов. Потом, впрочем, уточнил, что  не собирался отчислять, но осуждает участие в несогласованных акциях.

Этим достижения российской науки не исчерпываются. Сегодня стало известно, что знаменитая Пулковская обсерватория сворачивает часть своих исследований в Петербурге. Все наблюдения переносятся в Крым, а пулковские учёные будут заниматься лишь расшифровкой данных. Из-за того, что «астроклимат там все время портится: идет засветка, теплые конвекционные потоки от города», ― объяснил член-корреспондент РАН Виталий Кведер. Портится он начал аккурат после того, как земли вокруг Пулковской обсерватории присмотрела для строительства элитного комплекса «Планетоград» компания Setl City. Какие уж тут астрономические наблюдения, когда такие деньжищи на кону. Подальше их, с глаз долой. Вот только маленькая, совсем несущественная проблема. В Крыму-то на новая  обсерватория строится рядом с многоэтажным элитным комплексом. Который уже возводит компания, связанная со спикером крымского парламента Владимиром Константиновым. Это-то куда выгодней, чем какие-то астрономические наблюдения.

В целом по уровню развития высоких технологий страна откатилась назад на 10—15, а по некоторым направлениям (биотехнологии) — на 20 лет, считает директор Института экономических стратегий Борис Кузык, член-корреспондент РАН. Доля России на мировых рынках высоких технологий всего 0,2—0,3%.

И вот вопрос: что такое могут нашпионить коллеги российских учёных? Как работать на оборудовании (в основном импортном), которое устарело уже десять лет назад? При том что средний возраст квалифицированных рабочих и инженеров превышает 55 лет, а износ основных фондов — 74%. Да, пожалуй. Несомненное достижение государства, которое в течение полутора десятилетий заливало дорогущей нефтью полмира.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Анализ

в России

Наука

У партнёров