Центр исследования массового электронного сознания (ЦИМЭС) и радиостанция «Говорит Москва» провели социологический опрос в социальной сети «ВКонтакте». Предмет исследования – отношение россиян к возможности применения ядерного оружия. Притом не вообще, а по конкретному поводу, в случае войны за Крым. Вольно или невольно проверялась реакция общества на президентский рассказ, прозвучавший на днях в юблейном фильме (Владимир Путин признал, что отдавал приказ о приведении в боеготовность ракет с ядерными боеголовками). Электронное голосование продолжается, но результаты уже довольно неожиданные.

jarknop1За ядерный удар «в случае внешнего вторжения в Крым» высказались менее 25%. Безусловно и произвольно – 13,4%, в качестве ответного хода – 11,1%. Против – почти 68%. Из них 47,5% не допускают применения ядерного оружия в принципе: рисковать уничтожением человечества нельзя ни при каком раскладе. 20,4% не хотели бы швыряться атомными бомбами, но если припрёт, готовы смириться с такой судьбой. Однако – лишь в крайнем случае.

Эти данные сопоставляются с недавним опросом на ту же тему, проведённым Сергеем Доренко в эфире того же радио «Говорит Москва». Тогда итоги были существенно иными: 62% высказались за ядерные удары в порядке обороны присоединённого Крыма, 38% – против. Известный блогер-аналитик Антон Носик прокомментировал это так: «Пугает здесь даже не сама ядерная война, а степень осатанения публики». Особенно поражал его тот факт, что «это не какой-то Уралвагон звонил, а жители столицы, вооруженные FM-приемниками».

Удивление совершенно непонятное. Давно известно, что особое идеологическое мракобесие, агрессивность и оторванность от жизненных реалий свойственно именно обладателям компьютеров и FM, способным сутки напролёт заниматься разного рода «троллингом» и «кащенизмом». Именно этот сектор «креаклов», а вовсе не пролетариат «УВЗ», отличается державной озабоченностью, любит грезить о расстрельных подвалах, засыпанных радиоактивным пеплом. Появилось даже выражение, относимое к симпатизантам «Пятой империи», «Новороссии», Гиркина-Стрелкова и т.д.: «Не можешь встать в их ряды – сядь в их ряды!» К тому же, сам Антон Носик констатирует, что аудитория доренковского «Говорит Москва» невелика и идеологически однородна: «Очень специально отобранна из людей, готовых долго и внимательно слушать Дугина, Кургиняна, Жириновского».

Нынешние данные ЦИМЭСа более репрезентативны (на данный момент – более 40 тысяч, из них порядка 30 тысяч проживают в России). Заранее заданного идеологического уклона в них почти нет, хотя адепты «Крымнаш» более склонны к участию в таких опросах. Очевидно, насколько сужается «клуб самоубийц» при расширении аудитории. И получается, что, хотя успехи массированной пропаганды велики, полностью сломать в обществе архетипы хотя бы здравого смысла ей не удалось. Две трети общества не готовы переступить последнюю черту. Несмотря на недвусмысленные сигналы с самого верха.

 jarknop2В телефильме Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину» выступал Владимир Путин. Он подробно рассказывал, как шла комплексная подготовка крымской спецоперации. Одним из её элементов являлась проверка готовности ядерных сил РФ. «Я сразу на первом этапе работы вынужден был соответствующим образом сориентировать наши Вооруженные силы. Не просто сориентировать, а дать прямые указания», – говорил глава государства с рейтингом под 90%. И несмотря на это – большинство против.

В этой связи вспоминается эпизод из сериала «Рождённая революцией». 20 октября 1941 года комиссар милиции в осаждённой Москве приказывает подчинённому расстрелять случайного задержанного. Милиционер отказывается: «Не могу…» За кадром голос комиссара: «Услышав это, я вздохнул с облегчением».

Но при этом упускается важный момент. Как бы по умолчанию считается, что ядерный удар должен был быть нанесён при столкновении из-за Крыма. Мало кто обращает внимание на то, что в фильме и в рассказе Путина звучал иной мотив. Ядерная боеготовность проверялась не только (а может быть, и не столько) в связи с Крымом. Толчком был Майдан, смена власти в Киеве, изгнание Януковича. Вот где корень, вот в чём первопричина. Не схватка за «сакральную» территорию могла толкнуть на апокалипсис, а всё тот же «вопрос о власти», который ещё Ленин откровенно называл главным. Это очень важный нюанс, в принципе меняющий дело. Ведь любая власть рано или поздно так или иначе меняется. Обычно не извне, а изнутри страны. И что же тогда – при таких-то настроениях?

Кстати, лет тридцать назад похожий соцопрос проводился в США. Перед респондентами ставилась дилемма: «ядерная война или коммунистический режим?» Почти половина назвала первое, почти все остальные отказались отвечать. Следующий вопрос вносил уточнение: «а если погибнут все?» 40% выдерживали и эту проверку (большинство других также молчали) – всё равно война, но сохраним верность и цельность. Это значительно больше, чем готовых к сакральному всесожжению за Крым в нынешней России.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Общество

У партнёров