Не просчитаться бы с расчётом

По итогам прошедшего года на российские регионы неминуемо наступает благополучие и сытость. Больше половины из них завершили финансовый год с профицитом. Совокупные доходы в целом возросли на 9%. И это — несмотря на  перераспределение налогов в пользу федерального бюджета. Похоже, российская экономика неумолимо прёт в рост.

Начиная с прошлого года и до конца 2020-го, федеральный центр забирает себе 1% по налогу на прибыль. То есть регионы вместо 18% получают только 17%. За счёт этого казна уже пополнилась  на 271 млрд рублей. Но и регионы не остались в убытке. Поборы по налогу на прибыль обеспечили прирост их доходов на 248 млрд рублей. Если учесть, что уже четвёртый год в РФ действует мораторий на изменение налоговых условий, то вывод как бы сам собой напрашивается: что-то заработало. То ли санкции помогают, то ли технологии импортозамещения, то ли покупательная способность выросла. А может и всё вместе. Но главное — вот она, прибыль. Цифры-то не врут.

Или врут? По данным исследовательского холдинга «Ромир», официальные данные несколько отличаются от реальных. Раз эдак в пять. Согласно расчётам «Ромира», за прошедший январь показатель личной инфляции (дефлятор) вырос на 1,6%. По данным Росстата — на 0,3%. 

Основой для расчёта дефлятора являются данные о реально совершённых покупках по реальным ценам. Таким образом он отражает действительные изменения цен на товары и услуги в исследуемый период. В январе, например, рост дефлятора показал рост цен на фрукты, овощи, сигареты, алкоголь, лекарства. По данным «Ромира», 32% опрошенных сообщили об удорожании фруктов и овощей, 31% — мяса, рыбы и морепродуктов, 29% — сыра и колбасы. А «официальный индекс инфляции, предоставляемый Росстатом, является не столько статистическим, сколько экономико-политическим показателем»,  полагают эксперты «Ромира». Оно и понятно. Опираясь на эти официальные данные, высчитывают размер индексации пенсий и социальных пособий, определяют «реальное» падение доходов населения.

Именно поэтому в нынешнем году Росстат почему-то изменил порядок расчёта среднедушевого дохода в РФ. И он вырос. На 336 рублей, или 2,9%. Посмотреть, так даже с учётом инфляции располагаемые доходы населения вроде бы не изменились. То есть хуже жить никто не стал. Это, конечно, радует, но… Этот новый способ расчёта почему-то совершенно перестал учитывать «единовременную денежную выплату пенсионерам в соответствии с Федеральным законом 385-ФЗ». Которая в прошлом году учитывалась каждый месяц. Как сообщили в Росстате, теперь 5 тысяч рублей исключены «в целях сопоставимости данных». Логика счетоводов не очень ясна: ведь деньги были выплачены и потрачены, то есть их учёт как раз и способствуют «сопоставимости». Нет. Это дилетантское рассуждение. Поскольку, если их всё же учесть, то получается не очень красивая картина. Падение доходов в нынешнем январе больше 7%. Без учёта инфляции. С учётом —11,6%.

Тогда сразу объясняется тот факт, что за январь с банковских счетов россиян утекло 453 млрд рублей. Доля тех, у кого вообще нет накоплений, выросла до 67%. Если вспомнить, что в РФ 20 млн человек живут за чертой бедности, а 39% семей хватает денег только на еду (по данным Верховного суда, в прошлом году было рассмотрено 5,4 млн дел о недоимках по ЖКХ), то ничего удивительного.

Откуда в таком случае рост региональных доходов? Доходы населения  падали, покупательная способность тоже, а налоговый мораторий действовал.

Конечно же, кроме моратория есть и другие законодательные акты, которые легко позволяют его обходить. Например, введённая в 2016-м поправка в Налоговый кодекс, по которой база по налогу на прибыль не может быть уменьшена на сумму ранее полученных убытков более чем на 50%. То есть убытки компании учитываются только наполовину. Даже если прибыли нет вообще. А налоги всё равно платить приходится, и чем больше убытки, тем выше получается налоговая нагрузка.

 «Понятно, что это деньги, которые изъяты из экономики и в большинстве случаев вернутся. У предпринимателей же вообще отняли право на списание убытков, просто ограничили их вполовину, и компании будут списывать убытки в последующие годы», — отмечает Сергей Пепеляев, управляющий партнёр «Пепеляев групп». Да, будут. Те, которые до этого доживут. Пока что количество банкротств только растёт. В прошлом году были признаны банкротами 13,5 тысяч российских юридических лиц, из них 12 стратегических и одно градообразующее предприятие. Объём требований к банкротам —3,5 трлн рублей.

Способов кошмарить бизнес — при сохранении номинальных ставок налогов — у государства много даже легальных. Это изменение норм амортизации, перенос имущества из одной группы в другую, изменение порядка начисления курсовых разниц. Или просто введение новых платежей вроде курортного налога или отчислений в резервный фонд. В прошлом году предприниматели подсчитали, что неповышение налоговой нагрузки обойдётся бизнесу в 2018-м более, чем в 100 млрд рублей.

Но ведь они откуда-то всё же берутся, эти миллиарды. Кто-то ведь за что-то ещё платит. Значит, есть путь! Есть. И не один. Например, сегодня Госдума приняла в окончательном чтении законопроект, по которому пенсионные фонды, то есть чиновники, в них обретающиеся, могут получать вознаграждение за свои услуги за счёт накоплений населения. Даже в том случае, если от этих услуг одни убытки.  

Всё вознаграждение будет состоять из двух частей — переменной (15% от доходов) и постоянной (0,75% от общей суммы пенсионных накоплений), не зависящей ни от прибыли, ни от убытков. (Кстати, третий квартал в минусе завершили шесть из десятки крупнейших НПФ, суммарно они потеряли больше 50 млрд рублей. Не своих, а тех, кто им доверился.) Деньги будут изъяты и станут «собственными средствами» НПФ. И они смогут выплачивать себе эти вознаграждения. Но не чаще одного раза в месяц. Это не считая тех средств, которые будут изыматься для оплаты расходов по инвестированию. Причём, что именно подразумевать под этими расходами решат сами фонды, закон их тут ничем не ограничивает. Вот — готовый слой населения, способный покупать и даже платить налоги.

А ведь они не единственные. Есть множество других фондов. Фонд перспективных исследований (ФПИ), например. До нынешнего дня им уверенно руководил вице-премьер Рогозин. Однако сегодня стало известно, что в министерстве обороны считают это ошибкой. На федеральном портале проектов нормативных правовых актов появился документ, размещённый Минобороны. В нём предлагается Рогозина сместить, а на его место назначить министра обороны Шойгу. А заодно создать «в целях поиска, развития и внедрения передовых идей и разработок, прорывных технологий» военный инновационный технополис. В Анапе. С финансированием за счёт бюджетных ассигнований и средств ФПИ. Причём предварительно из попечительского совета ФПИ удалить Рогозина. А Шойгу, разумеется, назначить.

Наверняка, грандиозный проект будет утверждён. Ведь завтра День защитника Отечества. Министру нужен соответствующий рангу подарок. Кстати, количество официальных праздничных мероприятий зашкаливает. Это фестивали, концерты, салюты, исторические реконструкции, песни, пляски, лазерные шоу. Для чего всё это? Кажется, 23 февраля 1918 года ознаменовалось бегством большевистской Красной гвардии от немцев. Аж от Пскова до Поволжья. А теперь от кого?

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться