На международном нефтерынке продолжается обвал цен. В ходе сегодняшних торгов на Лондонской бирже ICE  баррель марки Brent опустилась ниже $23. Стоимость марки WTI впервые с 2002 года упала ниже $20 за баррель.  Марка Urals ещё в пятницу обвалилась ниже $17 за баррель. Именно последнее наиболее существенно для нас. Всё в мире взаимосвязано, и карантинное запирание Москвы увязывается в цепь с нефтеценовым разносом. Urals — это российская нефть.

Причины банальны: переполнение мировых хранилищ и радикальное сокращение спроса. Накачка ювелирно совпала с надвинувшейся промышленной рецессией. МВФ лихорадочно меняет прогнозы в отрицательную сторону. Началось с Китая, можно не объяснять почему. Промышленность просела на 13,5%, торговля более чем на 20%, инвестиции почти на 25%. Цепная реакция покатилась в Америку и Европу. Вместо полуторапроцентного роста ВВП Евросоюза ждёт процентный спад. Об этом официально предупредила Еврокомиссия. Холдинг JPMorgan предсказывает минусовые показатели в США по итогам первого и второго кварталов 2020-го.

Отражение на нефтерынке самоочевидно. Информированные эксперты Bloomberg дают цифры и покруче биржевых новостей. По их данным, американские операторы нефтерынка совершают реальные сделки уже по $5—10 за баррель. Это не предел. Начал сбываться прогноз Пола Санки, аналитика японского банка Mizuho: цены принимают отрицательные значения. Ещё недавно такое представлялось фантасмагорией. Но две недели назад несколько поставщиков доплатили покупателям, чтобы те забрали сырьё из хранилищ. Как в юмористической фантастике Роберта Шекли: «Мы и так делаем вам одолжение, что забираем это!» Теперь одолжений не делают. Нравы нового века не располагает к альтруизму.Вообще-то удешевление нефти объективно и неизбежно. Энергетика меняется, и этот процесс неостановим. Как в своё время нефть сильно подвинула уголь, так теперь сланцы и альтернативные источники подвигают следующую ипостась «чёрного золота». Однако нынешний обвал вполне рукотворен. Он спровоцирован отказом «Роснефти» заключить сделку с ОПЕК.

«Арабские партнёры» настаивали на ограничении нефтедобычи. Российская госкомпания в лице её руководства возжелала быстрого дохода с продажи больших объёмов. Ответом стала «нефтеценовая война», в которой Саудовская Аравия, обладающая рядом конкурентных преимуществ, легко одержала победу. Принц Мухаммед (по факту он уже практически король) не скован макроно-меркелевскими комплексами. До сих пор Эр-Рияд сходу отклонял примирительные зондажи Москвы. Раньше надо было думать.

Результатом стала ситуация, в которой даже совместные усилия России, Саудовской Аравии и США не смогут удержать цены от дальнейшего падения. «Участники рынка не исключают довольно продолжительного периода сохранения низких цен на нефть из-за сокращения нефтепереработки. Спрос на многие нефтепродукты в мире резко сократился вследствие значительного снижения мировой экономической активности из-за пандемии коронавируса. Окончание срока действия сделки ОПЕК+ лишь усугубило ситуацию», — констатирует ценовое агентство Argus Media. В апреле ожидается 20%-ное падение мирового спроса на нефть сравнительно с прошлым годом.

Россию (наряду с США и Канадой) относят к странам, наиболее уязвимым к данному процессу. Российская нефть Urals, по сравнению с Brent, продаётся с рекордным дисконтом. Цена Urals рассчитывается как среднее арифметическое покупки/продажи на средиземноморском и роттердамском рынках нефтяного сырья. Повышена затратность транспортировки. Саудовская добыча, по сравнению с российской, осуществляется, считай, без издержек. А летом ожидается мощный удар из Норвегии: компании Equinor начнёт ежедневно выдавать на-гора 470 тысяч баррелей с североморского месторождения Johan Sverdrup. Зачем им это при нынешнем затаривании рынка, на котором и так 25 млн лишних баррелей в день? Всё затем же — низкая себестоимость норвежской нефтедобычи гарантирует прибыльность.

Российская нефть уже упала до двадцатилетнего минимума. Столько, сколько сейчас, она стоила последний раз в 1999 году. Когда экономическое положение рассматривалось как шваховое, и оппозиционные агитаторы пафосно возглашали, будто от бюджета РФ «повеяло холодом гибели». Терроризм, призрак кланового реванша и финансово-экономический разнос стали тремя китами выдвижения Владимира Путина. И не скажешь, какой был важнейшим.

Общим местом стало сходство исторических ситуаций. Нынешнего времени с серединой 1980-х годов. Тогдашнее падение цен на нефть столкнуло камень с горы. КПСС устремилась к краху, СССР к распаду. Задаются риторические вопросы: как могло руководство РФ (в котором глава «Роснефти» Игорь Сечин занимает не последнее место) по своей инициативе спровоцировать буквальное повторение? Мало им было всего? Так они уже отвечают — начав сегодня в Москве. Что нефть, что коронавирус, что Конституция. Всё единый бой с жизнью, которого нельзя ни выиграть, ни не вести. Наклонная плоскость. Скольжение. Дорога только вниз. Как в той же динамике цен.

Константин Малухин, специально для «В кризис.ру»

У партнёров