Невская традиция

Сегодня в Тосненском городском суде Ленобласти судья Дмитрий Петров отказал в ходатайстве об условно-досрочном освобождении Юрию Колчину. Руководитель группы убийц Галины Старовойтовой, осуждённый на 20 лет, рассчитывал выйти на волю. Шанс на это давало сотрудничество Колчина со следствием. Однако ходатайство защиты об УДО было отклонено.

Невская традицияЗа годы заключения Колчин получил шесть поощрений и всего полтора десятка взысканий. По мнению адвоката Евгении Ласточкиной, этого вполне достаточно для досрочного выхода на волю. Но данное мнение почему-то не разделяют ни ФСИН, ни прокуратура, ни суд, признавший колчинское поведение «в целом нестабильным»: «Суд с учётом отсутствия в поведении Колчина устойчивой тенденции к исправлению приходит к выводу о том, что Колчин нуждается в дальнейшем отбывании наказания».

Однако — и это имеет очень весомое значение — иного мнения придерживаются в ФСБ. Представители федеральной безопасности поддержали ходатайство об условно-досрочном освобождении Колчина. Такая снисходительность к убийце Галины Старовойтовой лишь по видимости кажется необъяснимой. На самом деле резоны в этой позиции есть.

Недавно завершился суд над вдохновителем и организатором убийства — Михаилом Глущенко, бывшим членом думской фракции Владимира Жириновского. На этом судебном процессе было сделано сенсационное заявление, которое адвокат Александр Афанасьев назвал аж «гражданским подвигом». Осуждённый за вымогательство и организацию убийство Глущенко объявил заказчиком предпринимателя Владимира Барсукова.

«Осознавший свою вину» Глущенко, сообщил, что действовал исключительно под давлением, поскольку боялся Барсукова. Он, правда, так и не смог объяснить, зачем потребовалось самому Барсукову устранение Старовойтовой, с которой его интересы никогда не пересекались. Версия о том, что федеральный политик и бизнесмен регионального уровня, якобы, вступили в смертный бой за контроль над Ленинградской областью, не устроила даже тёртых работников ФСБ: сразу же после этого заявления Глущенко срочно отправили на экспертизу к психиатрам.

Невская традицияДиагноз о невменяемости не подтвердился, поэтому следователям пришлось продолжить работу. Глущенко прямиком из сумасшедшего дома транспортировали в лабораторию на детектор лжи. О том, какие результаты выдал полиграф, доселе не известно. Но поскольку главк торопил, а медали, служебные повышения и премии за раскрытое резонансное дело едва не выскальзывали из рук, дело Глущенко было передано в суд. Где и прозвучала «гражданская исповедь».

Понятно, что за чистосердечное признание и полное раскаяние соратник Жириновского ожидал доброжелательности и снисхождения со стороны суда. Этого, тем не менее, не произошло. Суровый судья приговорил организатора политического убийства к 17 годам тюремного заключения. То ли не совсем поверил, то ли не осознал величия подвига.

Суровости приговора удивилась даже сестра убитой Ольга Старовойтова. «Я думала, срок будет чуть меньше, но для меня это не имеет значения, я не кровожадная», — сообщила она журналистам.

Когда меньше месяца назад был ограблен мемориальный музей-квартира Галины Старовойтовой, её сестра рассказала, что оттуда исчез новый компьютер, часики, кольцо и золотой нательный крест, подаренный католикосом всех армян Вазгеном Первым. «Это очень большая утрата. Того креста нам не вернуть». Это, впрочем, не подвигло Ольгу Старовойтову на поиск утраченного, обращаться к стражам порядка она не намерена. По её словам, они завалены другими делами. Видимо, более важными с её точки зрения.

Одним из таких дел она полагает поиск доказательств вины Владимира Барсукова. В которую поначалу не верила сама. Со временем, впрочем, её точка зрения переменилась. Михаил Иванович, как уважительно называет она убийцу своей сестры, «прошёл проверку на детекторе лжи, и она показала, что с вероятностью 98,7% он говорит правду». Интересно, откуда такие точные сведения, которые не оглашались даже на суде? Теперь она с нетерпением ждёт суда над Барсуковым. Который, «возможно, назовет кого-то ещё».

Тем временем Глущенко направил в петербургский суд апелляцию с просьбой пересмотреть приговор в сторону смягчения, поскольку он «повинился перед русским народом» и дал показания на «общественно опасного заказчика». Суд, однако, прошение отклонил.

Невская традицияТосненский суд эту традицию продолжил. На это раз — с Колчиным. Ещё в 2011 году тот тоже проявил гражданственность и добросовестно назвал заказчика убийства —  Михаила Глущенко. На основании, в том числе, и его показаний Глущенко был осуждён, а заодно обвинил Барсукова. Вероятно, Колчин ожидал, что имеет к этому непосредственное отношение, а значит, может рассчитывать на снисхождение. Но суд решил иначе: Рим, хотя бы даже и третий, предателям не платит. Тем более, что главный технический организатор и так получил лишь 20 лет. Особенно, если учесть, что его подчинённый и  непосредственный исполнитель убийства, Виталий Акишин, приговорён аж к 23,5 годам колонии.

Характерно, кстати, что все участники убийства Старовойтовой — сотрудники одной конторы, охранного предприятия «Благоверный князь Александр Невский», которое контролировал депутат от фракции ЛДПР Михаил Глущенко. Известно, что нынешнее «спецправосудие» старается прикрываться определёнными историческими традициями (среди которых видное место занимает традиция сотрудничества с ордынскими и иными оккупантами). В рядах сопартийцев Жириновского это в особом ходу. С соответствующими результатами.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться