Пандемия властно тормозит ход государственной машины. В том числе административно-правовой. Забуксовала в карантине судебная система. Но жизнь продолжается, преступления по-прежнему совершаются. Правоохране и юстиции приходится функционировать. Сквозь хронику коронавируса временами напоминают о себе резонансные дела и процессы. Всеволожский городской суд вновь провёл заседание по делу N 1–114/2020. В очередной раз решалась мера пресечения в отношении Александра Ефимова.

Инициировала заседание защита. Адвокат Юлия Норина подала ходатайство о замене содержания под стражей (с марта 2019-го Ефимов находится в изоляторе ФСБ, куда попал после почти годового пребывания в «Крестах») на домашний арест. Наблюдатели – а наблюдают за эпопеей Фимы Банщика многие – были даже заинтригованы. Ожидалось, что рассмотрение отложат по крайней мере до конца карантина. Однако судья Ирина Валевич умеет удивлять. Суд заседал вчера. Другое дело, что итоговое постановление получилось вполне ожидаемым. И никого не удивило.

Дело Ефимова достаточно известно, но всё же уточним вкратце. Известному в своё время предпринимателю, записанному, как водится, в «тамбовское бизнес-сообщество», предъявлены два однотипных эпизода. По части 4 статьи 159 УК РФ – «мошенничество организованной группой в особо крупном размере». Первая тема для простоты именуется «эпизодом Гарника» и относится к 2016 году. Вторая – «эпизодом Ивановой и Зайцевой», начало которому отмечено и вовсе 2007-м. В обоих случаях обвинение касается махинаций с земельными участками во Всеволожском районе Ленобласти. По версии следствия, Александру Гарнику был незаконно продан участок в Колтушах, а на Людмилу Зайцеву и Зинаиду Иванову так же незаконно оформлены участки в Лиголамби для последующей перепродажи жене обвиняемого Лилии Ефимовой. (При этом все названные лица проходят как свидетели – ибо «были введены в заблуждение относительно истинных целей».)

По существу дела защита Александра Ефимова давно сформулировала чёткие позиции. В первом случае обвинительная база зиждется на очень сомнительных показаниях заинтересованных лиц (в том числе осуждённого за убийство конкурента). Все сомнения, как известно даже не юристам, толкуются в пользу обвиняемого. Закономерно, что Санкт-Петербургский городской суд, рассмотрев апелляцию 1 марта 2019-го, освободил Ефимова из-под стражи. Но тут же подоспел арест по второму эпизоду. Который юридически вообще рассматриваться не может: десятилетний срок давности истёк более двух лет назад. Если смотреть с правовой точки зрения, это дело просто подлежит немедленному прекращению. Что и заявлял в суде официально адвокат Сергей Афанасьев.

Однако существуют не только правовые аспекты. Например, сложные отношения Ефимова с влиятельными людьми, не только в бизнесе, но и в силовых структурах. Но на этот счёт адвокаты не высказываются. А предположения информированных комментаторов о закулисных влияниях остаются лишь предположениями.

Так или иначе, на заседании 6 мая определялась только мера пресечения. Адвокат Норина развёрнуто пояснила позицию. Коллегу поддержали Сергей Афанасьев и Марина Мишина. Доводы защиты структурировались в своеобразном комплексе.

Александру Ефимову 61 год. Здоровье обвиняемого не назовёшь богатырским, представлена документация о хронических заболеваниях. Это очевидная группа риска по «новой вирусной инфекции».

То, что обвинение считает доказательствами, уже оглашено. Потерпевшие и свидетели допрошены. Что-то подделывать, на кого-то воздействовать поздно (даже если теоретически допустить такие намерения). Границы России закрыты, бежать невозможно. В России ему скрываться негде. Уж не говоря, что незачем.

Ни в каком насилии Александр Ефимов не обвиняется. В чём состоит его «общественная опасность», непонятно. Защитой подано ходатайство о прекращении уголовного дела. Процессуальные основания для содержания Ефимова под стражей не просматриваются ни в каком разрезе.

Гособвинение в лице прокурора Кирилла Крохина отвечает единым доводом: «обстоятельства не изменились». Следовательно, «в удовлетворении ходатайства отказать». Судья Валевич, как и прежде, не имеет против этого возражений. Решение словно скопировано с предыдущих: «обвиняется в тяжком преступлении», «представляет повышенную опасность», «может скрыться и воспрепятствовать». Правда, на этот раз – в духе времени – сказано об «имеющихся в Российской Федерации ограничениях, связанных с распространением коронавирусной инфекции». Но только в том плане, что они «не дают оснований для изменения меры пресечения».

Кстати, коронавирус всё-таки сказался на судебном сценарии. Александр Ефимов на заседании не присутствовал. С ним общались в видеоформате, методом конференц-связи. Учли опасности для здоровья. Хотя, как заметил адвокат Афанасьев, не в части реальных болезней Ефимова. А так сказать, на будущее. Тоже забота, однако…

Владислав Турков, специально для «В кризис.ру»

У партнёров