Новости к Новому

Новый год ещё не завтра, но моральная подготовка к нему в разгаре. Сограждане подсчитывают праздничные расходы и прикидывают будущие доходы. Внимают прошлому и будущему в изложении ведомства-юбиляра ФСБ. Гордятся особым российским путём и готовятся к большим проблемам на этом пути. При этом углубляясь в историю. Которая, как всегда, помогает постичь настоящее.

Повышаются оклады чиновников, на очереди депутаты

Проще всего подсчитать деньги. Когда их не хватает, нужные суммы кажутся довольно скромными. Среднестатистический россиянин собирается истратить под ёлкой 14229 рублей. На застолье, оттяг и подарки. Дарить и получать будут в основном сувениры. А также игрушки, конфеты, спиртное и косметику с парфюмерией. Так, во всяком случае, информирует «ВЦИОМ-Спутник» по итогам телефонного интервью. Он же установил, что 13% делать подарки не собираются, а 27% отказались бы от их получения.

«Конец новогодней ночи. Завтра наступит похмелье», – говорил рязановско-яковлевский Ипполит в «Иронии судьбы», которая впервые за долгие десятилетия ныне 31-го числа не пойдёт по Первому каналу. Понятно, что о таком думать преждевременно. Но вопрос «какой доход Вы сочли бы достойным?» тот же ВЦИОМ уже задал дорогим россиянам. Разумеется, применительно к 2018 году. Ответ по среднему значению: 39404 рубля в месяц. «Чтобы не просто жить, но жить достойно», – уточняет гендиректор ВЦИОМ Валерий Фёдоров. В Советском Союзе отметили бы неуклонное повышение уровня жизни: Шура Балаганов запрашивал у Остапа Бендера всего 6400 рублей, причём единовременно, а не каждый месяц. К тому же, люди с высшим образованием предпочли бы 45395 рублей, а москвичи и петербуржцы – 56634 рубля.

Остаётся добавить, что номинально средняя зарплата в России не сильно отличается от этих мечтаний. По разным методикам подсчётов, этот показатель вращается вокруг 30–36 тысяч. Можно сказать, что в среднем все живут достойно. В среднем. Выше среднего – госаппарат, финансовые служащие, разработчики недр, жители столиц и нефтегазовых регионов. Ниже – работники обрабатывающей промышленности, строительства, сельского хозяйства, социалки, жители Нечерноземья, Поволжья, Северного Кавказа. Бывают, конечно, врачи и преподаватели с зарплатой больше 100 тысяч, но такое явление не назовёшь типичным.

А уж в номенклатуре вообще «атас»: 12 декабря Путину пришлось подписывать специальный указ о 4%-ном повышении жалованья федеральным госслужащим. И то сказать, если оклады в администрации президента и аппарате правительства не так уж сильно превышают 200 тысяч рублей – тоже «в среднем», конечно. На очереди Госдума, где после всех вычетов рядовой депутат получает на руки немногим более 300 тысяч. Любопытно, что особенно жалуются на бедность представители фракции КПРФ. Хотя с другой стороны – им положено, они же как бы «оппозиция». Должна ведь оппозиционность в чём-то проявляться! То ли дело ЕР, СР, даже ЛДПР. Переносят невзгоды стойко, дисциплинированно ждут своих повышений. В конце концов, и депутаты, и «кремлёвка» входят в 1% россиян, получающих в месяц более 200 тысяч рублей. Резервы терпения, надо думать, ещё не истощились.

Весь год нарастали все виды протестов

В остальных 99% дела обстоят иначе. Свой опрос провёл «Левада Центр», постоянно сшибающий социологические службы с благостных 86%-ных тонов. Так и на этот раз: половина россиян ждёт в 2018-м ужесточённого экономического кризиса, треть – активных массовых протестов. Эти ожидания возникают не на ровном месте. Только за три квартала зафиксированы 1107 акций (за четвёртый ещё не считали). «Несмотря на «вспышки» протестной активности, связанные с деятельностью Алексея Навального (26 марта в I квартале и 12 июня во II квартале), и протестами дальнобойщиков во многих регионах страны в I и II квартале года, в III квартале 2017 года было выявлено еще большее число протестных акций, – констатирует Центр экономических и политических реформ, вполне себе сдержанная и системная организация. – Основной массив таких акций составляет не политический протест, а акции, связанные с конкретными проблемами, волнующими население – невыплата зарплат, угроза закрытия предприятий, недовольство предпринимателей регулированием их деятельности, требования обманутых дольщиков, требования экоактивистов и зоозащитников».

Политических протестов с января по сентябрь включительно отмечено 350 (это без учёта всероссийского 7 октября и 5 ноября). Прежде всего это акции Навального и прогулки «Артподготовки». Социально-экономических почти вдвое больше – 684. Тут в авангарде дальнобойщики с таксистами, фермеры против латифундистских агрохолдингов и обманутые дольщики (больше всего последних).  «Антиплатон», а в прошлом году «Тракторный марш» уже приходилось подавлять полицейской силой. Меньше всего протестов трудовых – только 73. Выступать на своём предприятии, против своей администрации, от которой зависит повседневка, рискуют пока немногие. Наиболее известны примеры ростовских шахт, южноуральских рудников, приморской «оборонки», волгоградского и ярославского пищепрома.

Отдельная, кстати, категория – социально-экономические протесты предпринимателей. Дело нечастое, но весьма впечатляющее, когда в их поддержку выступают работники. Подобное произошло в Биробиджане – задержание бизнесмена-коммунальщика Ивана Проходцева обернулось дракой рабочих «Бирсантехмонтажа» с Росгвардией. Вспоминается герой революции 1905 года Николай Шмит, организовавший социал-демократическую боевую дружину из рабочих своей мебельной фабрики.

Недаром президент торопится с упреждающими шагами. Сегодня на встрече с бизнесменами Путин сообщил об очередном своём указе – теперь о государственном поощрении конкуренции: «Суть в серьёзном снижении доли государства в отечественной экономике». Интересный подход, учитывая, что «к 2020 году планируется вдвое увеличить закупки у малого и среднего бизнеса». Во времена Столыпина это называли «выпечкой лендлордов – опоры трона, душителей революции».

«Новое дворянство может повторить»

Кстати, 112-я годовщина Декабрьского восстания в Москве – некруглая, но внушительная – пришлась на эти дни. Как раз в преддверии 112-летия появилось в правительственном официозе «Российская газета» интервью директора ФСБ генерала Бортникова. Своего рода манифест органов на своё столетие. «Сейчас ФСБ России свободна от политического влияния», – констатировал он. Понять это можно так, что руководство госбезопасности – впервые в своей истории – само является руководящим политическим центром. «Новое дворянство» теперь не оглядывается ни на царскую, ни на партийную аристократию и правит в своих интересах. Демонстративно наследуя при этом традицию советского чекизма.

Из своих предшественников Бортников в особом плюсе выделил Дзержинского, Берию, Андропова и Путина. Некоторые претензии высказаны только к Ежову, в основном за расправы в аппарате самого НКВД. Сделан прозрачный намёк на обоснованность сталинских репрессий. Что ж, с точки зрения тогдашнего «дворянства» они были действительно веско обоснованы. Классовый антагонизм народа и номенклатуры – хоть партийной, хоть чекистской – неизбывен. И вряд ли случайно, что именно сейчас сверху вниз разными способами посылается сигнал «можем повторить».

Сигнал, кстати, принимается. Статистика ЦЭПР говорит сама за себя. Это при том, что кое-какие виды протестов она не включает. Например, «арматурные», которые проходят по уголовному разряду. Тамбовцев 1921-го называли ведь бандитами, а не протестующими и даже не белыми.

История сопротивления – гордость России

Ещё один опрос «Левада Центра» показал рост гордости россиян за Россию. Прежде всего за российскую историю – 46%, за малую родину – 39%, за «дом, в котором я живу» – 38%. Зато резко – с 26% до 17% – сократилось количество тех, кто гордится РФ как государством. Люди и природа отдельно, чиновники отдельно – это понимание налицо.

64% опрошенных уверены в особой исторической миссии русского народа. Здесь трудно что-то обсуждать, поскольку в такой общей формулировке вопрос малосодержателен. Он имел бы смысл при уточнении: в чём заключается эта миссия? Но догадаться можно – при том, сколько народу ищет вдохновения в истории. Гордиться же историей по мере сил помогает та же ФСБ. Очень полезным актом стало рассекречивание крупного пласта уникальных архивных документов в десятитомном сборнике «Совершенно секретно: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922 — 1934 гг.)».

Через все десять томов красной нитью проходит сопротивление, не дававшее номенклатуре ни дня спать спокойно в завоёванной стране. Рабочие забастовки из-за задержек зарплаты. Особенно в металлургии, горнодобыче, текстильной, химической и лесозаготовительной промышленности, а также в Ленинградском порту. Один в один нынешние сводки ЦЭПР. «Во время стояния в очередях со стороны рабочих были резкие выкрики по адресу Советской власти».

Столкновения крестьян с сельсоветчиками и аппаратчиками по земельному вопросу. «Кулацкий террор против коммунистов». Поголовное взяточничество властей. Самогонка и конокрадство как политические факторы.

«Уголовно-политический бандитизм» раскатывается по стране от Ленинграда до Туркестана, от Крыма до Приморья, в особенности укореняясь в Поволжье и Сибири. «Непрекращающееся антисоветское движение» в национальных регионах. Особо выделены Дагестан, Чечня и Башкирия. Активизация антисоветских партий в России. На собраниях анархистов и эсеров встречаются даже члены компартии. Монархисты умудряются засылать листовки из-за границы. «В  Тамбове существует антисоветская группировка среди молодежи под названием «Красная лилия».

Так «ночь стоять и день держаться» – это особая роль в истории. Спорить не приходится.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться