Понятие «правый поворот» стало общим местом применительно к Европе, Латине и Западу. Но самая западная из европейских стран, исконно латинская Португалия разворачивается в обратном направлении. Полгода назад на парламентских выборах триумфально победил левый центр. Правые силы потерпели поражение. Очень ощутимое. Даже весьма болезненное. Но зато – нет худа без оборотной стороны – подтолкнувшее к поиску новых решений и новых людей.

По результатам выборов у власти осталось правительство Социалистической партии (СП). Что было вполне предсказуемо. Финансовая стабилизация и экономический подъём последних лет, культурное оживление, рост социального оптимизма зачтены избирателями в актив социалистов. Лидер СП и премьер-министр Антониу Кошта – олицетворение современной Португалии, воплощённая лузитанская улыбка.

А вот силы, до 2015 года находившиеся у власти, ещё более отступили. Причём отступили поодиночке. Пять лет назад правоцентристская Социал-демократическая партия (СДП) и правый Социально-демократический центр – Народная партия (СДЦ–НП) выступали вместе. На этот раз альянс не сложился. Каждая из партий получила ощутимые удары самостоятельно.

Социал-демократы, хоть и сохранили статус ведущей оппозиционной партии, показали один из худших результатов в своей истории. СДЦ–НП и вовсе разгромлена как никогда прежде. Такие итоги закономерно побудили португальских правых призвать к ответу своих руководителей.

62-летний председатель СДП Руй Риу – опытный политик, известный экономист, более десяти лет был мэром Порту, второго города страны. Но консолидировать правый электорат он явно не сумел. На внутрипартийных выборах 2018-го Риу выступал с отчётливо левоцентристской программой. Либеральную партию с социал-демократическим названием возглавил реальный социал-демократ – с левым уклоном в экономике и социалке, модернист в культуре и быту. Не склонный ни к жёсткой экономии бюджетных расходов, ни к строгому блюдению традиционных семейно-католических ценностей. Когда португальская пресса характеризовала Риу как приверженца «линии Ангелы Меркель», это было ещё очень мягко сказано. При новом председателе СДП поддержала легализацию абортов, эвтаназии, лёгких наркотиков. Парламентская фракция голосовала за предложения социалистов по трудовому законодательству, усилившие защитные гарантии наёмных работников.

Всё это вызвало гнев правого крыла, сплочённого вокруг экс-премьера Педру Сантаны Лопеша. Противники Риу инициировали досрочные выборы лидера СДП (это делается голосованием всех желающих членов партии). Они выдвинули кандидатуру адвоката Луиша Монтенегру. Под его знаменем собрались активисты, требовавшие жёсткой оппозиции справа социалистическому правительству.

Проголосовали в январе около 35 тысяч человек. Это, кстати, менее трети членов СДП. Пусть не очень значительное, но всё же большинство голосовавших партийцев вновь поддержали Руя Риу. Немалую роль в таком исходе голосования сыграл «серый кардинал» партийного руководства Салвадор Мальейру. Энергичный мэр города Овар, инженер-рационализатор и креативный менеджер в значительной степени контролирует партийный аппарат. Идеологически он весьма гибок. Зато упорно отстаивает децентрализацию, расширение прав муниципалитетов – что и транслирует в своих политических установках председатель Риу. После подведения итогов Риу заявил о продолжении «конструктивного оппонирования» правительству Кошты. Такая формулировка предоставляет простор для сотрудничества.Кризисом доверия к праволиберальной СДП не смогли воспользоваться более правые силы. Консервативные «народники» ориентированы на католическую общественную доктрину и защиту традиционных ценностей. Экономически СДЦ–НП ближе к либеральным канонам, настаивает на радикальнром снижении налогов. «Народники» жёстче настроены к иммиграции и более евроскептичны. Вдохновлённые успехом Жаира Болсонару, португальские консерваторы ратуют за дружбу с резко поправевшей Бразилией. Однако СДЦ–НП понесла на выборах-2019 ещё большие потери, нежели СДП.

Председатель СДЦ–НП правовед Асунсан Кришташ, в отличие от Руя Риу, сама отказалась от дальнейшего лидерства. На съезде в конце января консервторы избрали 31-летнего юриста Франсишку Родригеша душ Сантуша. Последние пять лет он возглавлял организацию «Народная молодёжь», аффилированную с СДЦ–НП. Этот своеобразный «коНсомол» прославился Жарким летом 1975-го в драках с коммунистами и леваками.

В позапрошлом году Forbes зачислил Родригеша душ Сантуша в тридцатку «самых ярких и влиятельных молодых политиков и юристов Европы». Он успешно работал в юридической фирме, был муниципальным депутатом, осенью 2015 года месяц служил замминистра социального обеспечения. Культурный консерватор и экономический либерал, Родригеш душ Сантуш называет образцами для себя американского президента Рональда Рейгана, британских премьеров Уинстона Черчилля и Маргарет Тэтчер. Конечно, португальского рейганиста Паулу Порташа, возглавлявшего СДЦ–НП и министерство обороны. Порташ и теперь остаётся мотором партийной политики. Главный же кумир Родригеша душ Сантуша, естественно, Аделину Амару да Кошта – один из основателей СДЦ, погибший в авиакатастрофе 1980 года.

Сразу после съезда было объявлено о свадьбе председателя, назначенной на 4 октября. Будущая жена Франсишку – Инеш Гуэрра Варгаш, по профессии врач-диетолог, несколько лет была его заместителем в «Народной молодёжи». Помолвка состоялась несколькими месяцами ранее, конечно, в Ватикане. «Инеш сказала «да». Она мне дороже жизни. Всему, что для меня ценно, она даёт душу и смысл. Отныне и навсегда. Воодушевленные верой в Бога, мы будем строить нашу семью», – написал счастливый жених в соцсети.

Возможно, выдвижение Родригеша душ Сантуша поможет португальским «народникам» вновь найти себя и своего избирателя. Интересно, что именно консерваторы избирают в лидеры то женщину, то самого молодого из партийных вождей Лузитании.Португалия относится странам, где откровенно ультраправые силы пребывают в неизбывной маргиналии. Апрель 1974-го, Революция гвоздик – общепризнанная национальная гордость. Находясь в Лиссабоне в дни празднования 40-летия, автор этих строк мог в этом убедиться. На торжественной церемонии в Ассамблее Республики даже самые правые парламентарии прикрепили красные гвоздики на лацканах пиджаков. Ободранная машинописная листовка на водосточной трубе про «сорок лет обмана и коррупции» на таком фоне смотрелась анекдотически.

Организации, отвергающие Апрель – типа ультранационалистической, полускинхедской и «путинофильской» Партии национального обновления (ПНО) – не могут рассчитывать на участие в серьёзной политике. Показательно, что лидер ПНО дизайнер и публицист Жозе Пинту Коэлью ставит задачей не прохождение в парламент, а достижение психологического рубежа в 1% электоральной поддержки. Но и к этому не удаётся приблизиться.

Но в португальской политике появились «новые правые». Этому очень поспособствовал левый крен СДП. Просоциалистический курс Руя Риу подтолкнул крайне правое крыло к разрыву со своей партией. Лидером этой группы стал 37-летний Андре Вентура – профессор публичного права, университетский преподаватель юриспруденции, спортивный и криминальный телекомментатор. Яростный бунт Вентуры против Риу поддержал консервативный либерал Антониу Соза Лара – потомственный дворянин из графов и маркизов, известный историк, политолог и дзюдоист, почётный атаман русского казачества.

Твёрдый антикоммунист и антисоциалист Вентура привлёк к себе настороженное внимание исламофобской и антицыганской риторикой во время муниципальных выборов 2017 года. Настолько, что Пинту Коэлью высказался в том плане, что Вентура присваивает его программу. Впрочем, Коэлью всё равно доволен и считает Вентуру своим.

Вентура поспешил отмежеваться от крайне правых. Он подчёркивал, что его позиция прежде всего социальна. Но «осадок остался».В 2018 году Вентура и Соза Лара вышли из СДП. В апреле 2019-го они учредили новую партию с броским названием Chega («Хватит!»). На прошлогодних выборах Европарламента новая формация сколотила общую коалицию Basta! с Народной монархической партией (НМП) и Партией гражданства и христианской демократии (ПГХД). Ультраправым этот блок не назовёшь. Chega стоит на позициях правого либертарианства и национал-популизма. НМП – в основном экологисты-самоуправленцы, их монархизм весьма ограничен и сугубо теоретичен. (С герцогом Дуарте Пиу Жуаном Мигелом Габриэлом Рафаэлом, нынешним главой Дома Браганса, у партии отношения сложные; сам же претендент в короли известен как сторонник Апрельской революции, друг левого правительства Восточного Тимора и президент Общества португальско-российской дружбы. Десантник колониальной войны и боевик антикоммунистического сопротивления Франсишку Браганса ван Уден – прямой потомок короля Мигела II, которого Виктор Гюго называл «бесом полуденным» – хоть и считает монархию более демократичной системой, чем республика, не ждёт восстановления трона в обозримой перспективе.) ПГХД – консервативная партия католической социальной доктрины. Что уж тут такого «ультра»?

Так или иначе, получив полуторапроцентную поддержку, Basta в Европарламент не прошла. На национальных выборах-2019 партия Chega шла уже под собственным стягом. Набрала 1,3% голосов. Благодаря очень демократичной избирательной системе, новая партия получила один парламентский мандат. Андре Вентура считается «первым за 45 лет крайне правым депутатом Ассамблеи Республики».

Но это, пожалуй, сказано с большим перебором. Вентура и его друзья не являются крайне правыми в общепринятом понимании. Как сказано выше, они скорее правые либертарианцы. Национализм и борьба с иммиграцией для них второстепенны. Даже усиление президентской власти и жёсткое подавление уголовной преступности – конёк Вентуры – стоит не на первом месте. Куда важнее борьба с засильем госбюрократии в экономике, изъятие из Конституции «марксистских установок, навязанных военными в революционные годы», защита личности и снижение налогов. Но такие приоритеты и открывают перспективы. Когда публика наконец их усвоит.

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров