О чём мечтать вредно

Сегодня Центробанк принял решение оставить неизменной ключевую ставку — 7,25%. Что это означает? В первую очередь невозможность для бизнеса получить дешёвый кредит. А значит, отсутствие инвестиций и продолжение стагнации в промышленности. Замедление роста ВВП. И инфляция вовсе не прекратит рост. Повышение или даже неизменность ключевой ставки приносит эффект лишь в случае избытка денег. Этого не наблюдается. Зато наблюдаются санкции, распродажа российского госдолга зарубежными инвесторами. Следовательно — низкие зарплаты и падение без того невысокой покупательной способности населения. Но выход, почитай, уже найден.

Пытки в ярославской ИК-1заставили председателя Совета Федерации призадуматься о реформировании всей Федеральной службы исполнения наказаний. Причём реформировании радикальном. С далеко идущими последствиями. Как у Валентины Матвиенко обычно и бывает.

Система ФСИН — одна из подлинных скреп современного российского государства и общества. И материально, и духовно. Языком надзорсостава изъясняется президент. Память о Стеньке-Емельке благодарно хранит народ. Можно представить, что бы стало с таким государством на его особом пути, если бы полмиллиона с лишним не находились за проволокой и решёткой в назидание остальным. Не удивительно, что совсем недавно ФСИН получил при пересмотре бюджета дополнительные 4,6 млрд рублей. С условием, что половина этих денег будет потрачена на «повышение социального статуса и престижа службы в исправительных учреждениях». То есть 2,3 млрд рублей.

Это примерно столько же, на сколько урезали (2,23 млрд рублей) программу поддержки инвалидов. Вероятно, и тех, что покидают гостеприимные стены тюрем и колоний. Впрочем, буквально на днях выяснилось, что отнюдь не все хотят эти стены покидать. Пресс-служба омского УФСИН сообщила, что зеки не хотят выходить из колоний Омской области. «Работники крепкие и упитанные», — восхищался вице-президент США Генри Уоллес, которому в 1944 году устроили экскурсию по лагерям Дальстроя.

Не то в Ярославле. Или в Брянске. Сразу, как разошлось по Сети видео из ярославской ИК-1, пришла весть из брянской ИК-6. Там сотрудник «ограничил движение одного из осуждённых и перевязал тканью его лицо» — один из осуждённых умер от удушья. Причём правозащитники полагают, что действовал убийца не один, просто взял на себя всю вину… Ну, да следователи разберутся. Теперь уж наверняка. Все материалы, которые удалось собрать правозащитникам, переданы в Клинцовский межрайонный следственный отдел СУ СКР по Брянской области. Надо думать, проштрафившимся вертухаям спуску не дадут. Следственный комитет ведёт активную контратаку после ареста генерала — делового партнёра воров. Да и перераспределить места во фсиновском командовании явно кому-то не лишне.

В результате тотальных проверок в очередной раз подтвердится мудрость Валентины Ивановны. Ведь она не только ужаснулась «чудовищному преступлению», но предложила отобрать у ФСИН половину функций (а значит, и денег). И кому-нибудь их передать. Сама-то Матвиенко полагает, что за сотрудниками ФСИН надо оставить охрану. Воспитательную работу, адаптацию, социализацию и всё прочее зарезервировать за частью гражданской. В общем, частично восстановить систему советского ГУЛАГа-ГУИНа, когда охраняли внутренние войска, о командовали НКВД-МВД. «Сюда сливаются самые отбросы армии и милиции, не счесть здесь взяточников, садистов и воров», — констатировали перестроечные СМИ. Начальник колонии, проявляющий человеческие качества, превращался в героя дня.

Но это к слову. Вернёмся в день сегодняшний. Годовой бюджет ФСИН составляет примерно 300 млрд рублей. Есть, чем поживиться. В прошлом году загремел на нары  бывший глава ведомства Александр Реймер, за хищение 1,2 млрд рублей. Пыхтеть ему теперь восемь лет в библиотеке колонии Нижнего Тагила. Кстати, ФСИН в  начале нынешнего лета подала к нему новый иск о взыскании еще более 2,2 млрд рублей. Так что, может, и дольше.

Дожидается в СИЗО окончания расследования всех своих делишек Олег Коршунов. Этот заместитель ныне действующего начальника ФСИН и вовсе с цепи сорвался — его вместе с сообщниками обвиняют по шести эпизодам растрат, мошенничеств и хищений. Совершённых при строительстве питерской тюрьмы «Кресты-2», изолятора в Крыму и СИЗО-7 в Капотне. Тут вообще суммы и сроки заоблачные.

А ведь кроме этих 300 млрд рублей сама реформа потянет на весьма крупную сумму. И силовиков, желающих её освоить, предостаточно.

Инициативу Матвиенко поддержал пока лишь председатель экспертного совета при комитете СФ по конституционному законодательству сенатор Александр Башкин. Он тоже уверен, что ФСИН следует сосредоточиться на охране и порядке в местах лишения свободы. «Что касается перевоспитания и трудовой реабилитации, социализации, то это скорее зона ответственности Минтруда», — уверен он. «Трудовая реабилитация» вообще вопрос особый. Даже в брежневские времена (что уж вспоминать сталинские) ГУИН опережал по валовым показателям большинство отраслевых министерств. Сейчас до этого далеко. Но положение об обязательной трудповинности в местах заключения никто не отменял, и перспективы тут широкие.

Но вот что интересно. Первый план реформы ФСИН ещё в прошлом году представили эксперты Центра стратегических разработок. Того самого ЦСР, который считается во властных структурах цитаделью «системного либерализма». И ассоциируется с именем первого либерала современной РФ — Алексея Кудрина. Нынешний руководитель Счётной палаты не зря считается финансовым гением. Заманчивые для госказны перспективы гуманизации ФСИН он оценил в полной мере.

Российские заключённые ежегодно производят различной продукции более чем на 30 рублей. Это не Беломорканал, но не так уж и мало. Ожидается, что вскоре прибыль возрастёт многократно. В следующем году вступит в силу закон о назначении в качестве наказания принудительных работ. Вместо лишения свободы. После того, как осуждённые за преступления небольшой и средней тяжести отбудут четверть срока, их переведут на трудповинность. Если же преступления тяжкие, срок сокращается до трети присуждённого, если особо тяжкие — до половины. Не ГУЛАГ пока, конечно, но вполне себе шарашка. Таких «исправительных центров» будет создано до 1 января 2019 года полтора десятка крупных и полсотни небольших. Для начала туда планируется загнать всего-то около четырёх тысяч человек. Но в планах — сеть по всей стране. «Нагоняло страх сиренным воем лагерей трёхзначное число. Пол-России стыло под конвоем, пол-России в конвоиры шло…» — неизбывная хрустальная мечта особо-духовных, генералов и примкнувших к ним либералов.

Как полагают аналитики, будет разрешено сдавать трудящихся зеков в аренду. Уже есть желающие. Разумеется, первыми в очередь встали госкомпании. Ещё год назад Евгений Лукьянец, начальник управления ФСИН по исполнению наказаний, не связанных с изоляцией от общества, рассказал о заказе от РЖД. Заготовлен целый пакет предварительных соглашений. Живейшую заинтересованность проявил Ростех. Кому, как ни зекам, осуществлять великий технологический «рывок», обещанный Путиным.

Для обустройства будущих работников, понятное дело, требуется немного. При этом заключённые  будут выполнять работу, где прикажут. В любых «отдалённых регионах». Но самое замечательное содержится в части 6 статьи 103 Уголовно-исполнительного кодекса РФ: «Осуждённым запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность». Никаких забастовок. Никаких повышений зарплаты. Никаких норм охраны труда. Никаких социальных гарантий. Вообще ничего. Только кормёжка. Но и эта проблема, как оказалось, решаема.

В начале нынешнего года ФСИН вернул в бюджет 1,2 млрд рублей. Это деньги, сэкономленные на питании заключённых. В 2015 году на одного в день приходилось 86 рублей, с 2019 года эта сумма составит 64 рубля. За это время  потребительские цены выросли на 21%. Те же самые продукты, что стоили 86 рублей в 2015-м, с учётом только официально признанной инфляции, к началу 2019 будут стоить 107 рублей. В полтора раза дороже, чем планируется выделять на зековские пайки. Понятно, что будущая прибыль по видимости прямо зашкаливает. Вероятно, и бой за неё будет жарким.

В общем, государственный курс определён. Примерно так, как и предупреждали серьёзные эксперты в конце прошлого года. Стратеги этого курса составляют сложные балансы интересов. Между госкомпаниями и административной вертикалью, СК и ФСБ, Росгвардией и полицией, депутатами и агитпроповцами. Не учитывают они в своих расчётах лишь таких, как Евгений Макаров. А их день ото дня становится больше. Мечта о ГУЛАГе останется мечтой, а если и воплотится, то очень ненадолго.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться