Оба хуже. «Слуга народа», второй тур

Как и ожидалось, выборы президента Украины пройдут в два тура. Уравнение с тремя «неизвестными» 31 марта ожидаемо упростилось до двух. И кто не победит 21 апреля –Петр Порошенко или Владимир Зеленский, миллионы простых россиян и украинцев, крымчан и донбассовцев остаются заложниками чужих политических интриг, кровавой игры престолов, затеянной ради многомиллиардных финансовых махинаций, «крымских мостов» и потемкинских деревень.

Никакой сенсации 31 марта не произошло. Тройка возможных лидеров была известна заранее: бывшие соратники по «Оранжевой революции» 2004 года – Петр Порошенко и Юлия Тимошенко, или якобы новое молодое лицо в украинском политикуме, «слуга народа» и «противсiх» Владимир Зеленский.

Не секрет, что паны Порошенко и Зеленский не антиподы, а политические близнецы, два джокера из одной колоды карт. «Зрада» чи «перемога», «голубь» или «ястреб», «молодой жеребец» или «старый конь», «агент Кремля» или «агент Госдепа», национал-предатель или национал-патриот — в их случае искусственная, ложная дихотомия. Иллюзия выбора, как мог бы выразиться один теоретик «долгого государства» Владимира Путина и его «глубинного народа». Оба хуже, как выразился бы один депутат Верховного Совета Украинской ССР, многолетний лидер «долгого государства» Владимира Ленина.

Чтобы понять, что происходит с современной Украиной, надо оглянуться на несколько столетий назад, погрузиться в драматическую атмосферу Раннего Нового времени, эпохи вольных казаков, кондотьеров, флибустьеров, морских и лесных гёзов. Именно тогда в Европе начала формироваться мировая капиталистическая экономика, современные нации. На историческую авансцену стал выдвигаться новый социальный класс – буржуазия («горожане», «мещане», «посадские», «слободские»).

Богдан Хмельницкий и Иван Мазепа были современниками Оливера Кромвеля и Вильгельма Оранского. Соратник Мазепы, автор первой украинской «конституции» Филипп Орлик мог быть знаком с «конституциями» своих современников, идеологов классического либерализма — Джона Локка и Уильяма Пенна. Но в силу объективных факторов, разделенные между соседними феодальными державами украинские земли медленно втягивались в общеевропейский процесс мучительной раннекапиталистической модернизации. Крестьянско-казацкие восстания не переросли в национальную раннебуржуазную революцию.

К началу XX века на нашей планете сформировались три глобальных полюса роста мировой капиталистической экономики: Северная Америка, Западная Европа и Восточная Азия. В этих трех глобальных полюсах роста пересекаются (в разных комбинациях) несколько разнонаправленных векторов глобальной экономической интеграции: панамериканский, трансатлантический (евроатлантический), панъевропейский, евроазиатский (евразийский), транстихоокеанский (азиатско-тихоокеанский).

Глобальное равновесие между тремя полюсами нарушено из-за дезинтеграции СССР, на пространстве Северной Евразии – потенциального четвертого полюса роста, где пересекаются четыре из пяти векторов глобальной интеграции. Современная (постсоветская) Россия занимает двойственное положение на мировой шахматной доске. Это одновременно и периферия по отношению к трем глобальным полюсам, и центр силы по отношению к соседям, в том числе Украине. Однако, империалистические амбиции Кремля не соответствуют «амуниции», реальному положению дел, ограниченным экономическим возможностям российского гибридного, полупериферийного капитализма.

Как и вся Восточная Европа, балтийско-понтийское Междуморье, Украина объективно находится на фронтире между ЕС и РФ, между самодостаточным глобальным полюсом и относительно слабым «субконтинентальным» игроком. В отличие от условно «полупериферийной» России, в условно «периферийной» Украине сходятся не четыре из пяти, а только три вектора глобальной интеграции: объективно «проамериканский» атлантический, европейский и объективно «пророссийский» евразийский.

Евромайдан, «вежливая» аннексия Крыма, война на Донбассе – прямое следствие объективных противоречий и дисбаланса между этими тремя векторами. То же самое можно сказать о российско-грузинском и армяно-азербайджанском конфликтах на Южном Кавказе, о недавней «бархатной» революции в Армении.

Основы современного миропорядка заложили Сталин, Рузвельт и Черчилль на своей исторической встрече в «сакральном» Крыму в 1945 году. Совет Безопасности ООН стал играть роль если не «мирового правительства», то совета из пяти «акционеров» с правом вето (доллар, евро, фунт, юань и рубль). Случайно или нет, каждому из «акционеров» соответствует свой базовый вектор глобальной интеграции (в силу объективного геостратегического положения).

Возможно, именно эти «акционеры» вынуждены негласно договариваться, искать взаимоприемлемые сценарии смены власти и урегулирования конфликтов в «периферийных» зонах общих интересов. Наверняка, замену Роберта Мугабе ждали не только в Пекине, но и в Лондоне. Не факт, что именно в Москве раньше всех «отвергли» Сержа Саркисяна или узнали о предстоящей отставке Нурсултана Назарбаева.

Выборы президента Украины – сейчас не самая большая головная боль для предполагаемого синклита «акционеров». Европейская повестка дня включает более значимые вопросы – Брекзит, выборы в Европарламент. Да даже трансферт власти в Алжире и ситуация в соседней Ливии.

Ни Петр Порошенко, ни Владимир Зеленский, ни даже их предполагаемые кураторы (соответственно Виктор Медведчук и Валерий Хорошковский) не решают вопросы диверсификации поставок газа в Евросоюз. Не решают эти вопросы и российские «любi друзi», соседи Порошенко и Зеленского по виллам в Испании и Италии.

Независимо от результатов второго тура 21 апреля, политическая жизнь в «постмайданной» Украине (как и в «посткрымской» России) не зависнет в «мертвой точке». В октябре украинцам предстоит выбирать депутатов Верховной Рады IX созыва. Россиянам рано или поздно предстоит ответить на вопрос: «Вы что, хотите как?..» На сегодня в обеих наших странах дисбаланс в ущерб вектору на взаимное сближение. Но в любой момент маятник может качнутся в другую сторону.

Ион Брынзару, специально для «В кризис.ру»

Поделиться