Обыск для защиты?

Судебный процесс по обвинению Владимира Барсукова (Кумарина) в «организации преступного сообщества» идёт, как говорится, без происшествий. Заседания суда похожи одно на другое. Зато ЧП – да ещё какое – назревает в другой плоскости. Можно сказать, по близкому соседству. Обыски адвокатов – пока что не рядовое событие. Даже предположения такого рода – уже чересчур. Но попробуем обо всём по порядку.

В Куйбышевском суде допрашиваются свидетели, ни один из которых не упоминает ни Владимира Барсукова, ни другого обвиняемого Вячеслава Дрокова. Зачитываются показания двенадцатилетней давности, которые, как выясняется теперь, зачастую давались под давлением. Так или иначе, сенсаций там не происходит. Если не считать изначального отказа судьи Дондика от рассмотрения дела – за отсутствием в материалах время и места преступления, а также крайней шаткости доказательной базы. После чего дело было передано судье Королёву.

Но тем временем в журналистских кругах распространились и накаляются слухи о предстоящих оперативных мероприятиях, которым якобы подвергнется защита Барсукова. По имеющимся данным, у кого-то из адвокатов готовится обыск.

Формальное основание для обыска – уголовное дело по статье 283.1 УК РФ – «Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну». Возбуждено дело несколько лет назад. Поводом послужило оглашение на предыдущем процессе – по делу о покушении на питерского олигарха Сергея Васильеварасшифровки телефонных переговоров. Из которых со всей очевидностью следовало: показания свидетелей обвинения оплачивались потерпевшим. Причём находились свидетели к тому времени в местах лишения свободы. А посредником выступал персонаж, известный под прозвищем Слава Зверь – осуждённый за вымогательство, но условно – поскольку он-то дал на Барсукова все затребованные показания. После чего перешёл на «особые поручения» к Васильеву.

Публикация тех переговоров действительно возымела шокирующий эффект. Вероятно, они повлияли на присяжных, которые проголосовали за оправдание Барсукова (их, впрочем, попросту не стали слушать). Равно как и некоторые другие огласки того же характера. Хотя бы потому, что очень фривольно, как о добрых знакомых, идут там разговоры о сотрудниках правоохранительных органов. В духе: «пообщаться надо… зарплату назначить…» и т.п. В таком контексте звучали имена и членов следственной группы, и представителей государственного обвинения.

Это, конечно, тянет на уголовное дело. Однако заострилось оно в странном направлении. Вместо разбирательства по сути начали выяснять, каким образом произошла утечка информации. Кто посмел предать гласности информацию о подкупе свидетелей и следователей? Волнует не сам подкуп (на основании которого решаются судьбы людей) – а только факт его выявления.

Но даже если размышлять об этом – хотя самое ли это главное? – очевидно: первоисточник огласки может находиться только в правоохране. Кому и зачем это понадобилось – вопрос другой. В любом случае, далёкий от адвокатуры. Однако обыскивать собираются адвокатов. Которые совершенно случайно защищают Барсукова. Против которого обвинению как раз не хватает доказательств.

Каким образом это повернулось – тоже есть предположение. Ходят слухи, что с показаниями в очередной раз выступил Бадри Шенгелия. Рейдер и художник, мятущаяся творческая натура. Безотбойный свидетель обвинения на всех показательных процессах против Барсукова. На этот раз он сообщил, будто за магнитные носители с телефонным компроматом заплачен миллион долларов. Мог бы и миллиард назвать, за Бадри Анзоровичем не ржавеет.

И вот на таком основании готовится обыск. При том, что адвокатов не обыскивали даже в позднем СССР (сейчас, впрочем, на дворе то ли не СССР, то ли не поздний). При том, что статья 450.1 УПК РФ – «Особенности производства обыска осмотра и выемки в отношении адвоката» – указывает: «Обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката… производятся только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого». Или же: «…только в случаях если в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления». Что уж за признаки обнаружены в квартире или офисе кого-то из барсуковских защитников?

Конечно, слухи могут остаться слухами. Но увы, некоторые основания им доверять существуют. В слишком уж правовом государстве мы живём. Особенно последние годы. Государственно-чиновный интерес налицо. Буксующий процесс надо срочно поворачивать видом в профиль. Чтобы не оправдали даже без присяжных.

Владислав Турков, специально для «В кризис.ру»

Поделиться