Громкие события вокруг тихой Мосгордумы – митинг, разгон, обыски, допросы, заведение уголовного дела – отодвинули на задний план социально-экономические процессы. Скучна ведь статистика. Но неумолима. Она-то во многом и движет теми, кто идёт на протестные акции. Если четверть населения России говорят, что жить стало хуже, а в магазинах чаще всего воруют еду – удивляться снижению президентского рейтинга? Удивиться впору, что этот рейтинг существует как таковой.

Каждый седьмой в бедности

Росстат информирует: за первый квартал 2019 года уровень бедности в стране поднялся на 0,4% по сравнению с аналогичным периодом 2018-го. В абсолютных цифрах это ещё полмиллиона человек. Ниже пресловутой черты живут 20 млн 900 тысяч россиян. Свыше 14% населения. Каждый седьмой, считая стариков и младенцев.

Черта бедности называется прожиточным минимумом. Министерство труда и социальной защиты РФ определяет его в 10753 рубля ежемесячного дохода. То есть, условно выражаясь, один из семерых наших сограждан может позволить себе тратить в день рублей триста-четыреста. Что ж… Строго говоря, жить можно. Особенно если не курить. И желательно не ездить общественным транспортом. И найти богатого приятеля, который оплатит коммунальные счета. И уж не болеть ни под каким видом – упаковка хотя бы анальгина это уже десятирублёвая пробоина в личном бюджете. За месяц набежит три сотни, почти целодневное обеспечение.

Конечно, как говорил Мефистофель в «Фаусте» великого Гёте, «суха теория, мой друг, а древо жизни пышно расцветает» (не зря питерские приверженцы православия-самодержавия сносили барельеф этого чертобеса – за «экстремистскую агитацию», надо думать). Учил некогда и Леонид Ильич Брежнев: «Никто не живёт на зарплату». Пока есть теневая экономика, российский человек не пропадёт (не зря власти развернули борьбу с самозанятостью). Но всё же. 48% российских семей позволяют себе траты только на еду и одежду. Почти четверть – соответственно 24% и 23% – экономят уже и на этом, сообщает исследовательский холдинг «Ромир». 53% не могут одолеть внезапных расходов вроде ремонта в доме, срочного выезда в другой город, замены предметов длительного пользования, платной медицины. Свыше 35% не покупают обуви на новый сезон. 25% перестали приглашать гостей.

Даже такая структура, как РИА «Новости», публикует результаты социологического исследования (не собственного, конечно): 75% россиян просто не хватает от зарплаты до зарплаты. Способов бороться с этой напастью немного: экономить и кредитоваться. Аккумулировать сбережения не в русской традиции. Почти две трети семей, по статистике, не имеют их вообще. Кто имеет, у того в кубышке сумма обычно не больше трёхмесячной зарплаты. Зато лишь в первом квартале 2019-го дорогие россияне взяли 1,9 трлн рублей. Общий объём задолженности перед банками – 14, 86 трлн, что сравнимо с федеральным бюджетом. По регионам самый высокий уровень закредитованности в Калмыкии. На втором месте… Тыва. Китайские финансовые аналитики предрекают России небывалый долговой кризис. Ответ один, зато весомо осмысленный и предельно убедительный: «Однова живём». Эта глубинная мудрость удерживает над чертой. Дальше был бы край.

Каждый пятидесятый в нищете

«Прожиточный минимум, который отмечает наше правительство, позволяет человеку не умереть», – констатирует социальное достижение властей РФ доцент РЭУ Олег Комолов. «Берётся стоимость продуктовой корзинки, к ней просто досчитывается еще 50% на стоимость непродовольственных товаров и еще 50% на стоимость услуг, – раскрывает тайны правительственных исчислений доцент ВШЭ, бывший замминистра труда и занятости в гайдаровском правительстве Павел Кудюкин. – Повысить прожиточный минимум в РФ мешает прежде всего нежелание. Повышение прожиточного минимума в соответствии с Трудовым кодексом потребует повышения минимального размера оплаты труда. А Россия, к сожалению, страна дешёвого труда».

Дешевизна труда, она же дороговизна жизни, распределена по России не равномерно. Есть Ямало-Ненецкий, Ненецкий, Чукотский, Ханты-Мансийский АО, к ним примыкают Магаданская, Сахалинская, Московская области, Татарстан и, конечно, Москва с Петербургом. Нефтегазовые регионы и столицы. Здесь доходы граждан значительно превышают стоимость фиксированного набора благ. Иначе говоря, «люди могут рассчитывать на более-менее достойный уровень материального благополучия». А есть Тыва, Ингушетия, Калмыкия, Алтай, Курганщина, Карачаево-Черкесия, Чувашия, Марий Эл. В ряду беднейших регионов не только Еврейская АО, но и Республика Крым, при всей державной сакральности этого места. Здесь дополнительно к черте бедности введено понятие «черта крайней бедности» и уже используется термин «нищета». Показательно, что две республики, проваленные ниже последней черты выделяются зашкаливанием бытового криминала (Тыва) или массовостью и организованностью протестов (Ингушетия).

Не всегда показатели соотношения цен и доходов – по которым в принципе определяется степень благополучия – коррелируются с уровнем бедности. Меньше всего людей ниже черты в ЯНАО, Москве, Петербурге, Татарстане, но и в Белгородской области. С другой стороны, если судить «по средней», Якутия Саха довольно богата (золотые ведь места), но малоимущих здесь почти 20%. Примерно то же в Красноярском крае, на Камчатке, в Коми. Но самая тяжёлая ситуация всё же в Тыве – 40% за чертой бедности, 9% за чертой крайней бедности. Всего по России в нищету сброшены пока немногим более 2% – люди, живущие на меньше половины минимума.

Эксперты ожидают нарастания грозной тенденции. Хотя, по мнению большинства из них, возможности её переломить объективно есть. «Рост числа бедных остановить несложно, но затратно. Необходимо создавать новые рабочие места с высокой зарплатой. Это возможный вариант, но требует усилия от государства. Сейчас экономическая политика на это совершенно не нацелена», – рассуждает главный экономист пенсионного фонда «Капитал» Сергей Надоршин, экс-советник министерства экономического развития.

Не нуждающийся в представлениях Алексей Кудрин делится своим беспокойством: «Продолжающееся падение уровни жизни граждан РФ на фоне относительно благополучной ситуации в других странах может привести к социальному взрыву».

«Говорят, что нужней для державы…»

Причина – в погоне за «ложной устойчивостью». Можно предположить, что этим выражением политкорректный Кудрин шифрует накачивание репрессивного аппарата, агитпропа и функций мирового жандарма по борьбе с «цветными революциями» на пространствах от Украины и Сирии до Венесуэлы и Фиджи. Насаждение мрака и отстоя в огромной стране и по всему миру стоит очень крупных денег. Гораздо больших, чем потребовалось бы на реальную борьбу с бедностью. Так что причины элементарны. «Говорят, что нужней для державы нынче жёрла стволов и свинец».

На этом фоне даже поддержание привычного уровня жизни правящей элиты РФ выглядит задачей более скромной и менее затратной. С ней государство справляется. Господа не беднеют. Высшие силовики и менеджеры госкомпаний меньше миллиона не получают, хотя им-то эти миллионы как раз не нужны, ибо уровень такой жизни не денежным номиналом определяется. По данным американских аналитиков, знающих толк в таких делах, суммарный капитал двухсот самых состоятельных россиян превысил золотовалютные резервы ЦБ РФ. Прошлогодний 10%-ный рост доходов российских миллиардеров опережал аналогичные показатели североамериканских и британских коллег, не говоря о китайских, латиноамериканских и континентально-европейских, которые понесли потери. Именно поэтому, возможно, Владимир Путин и заявил о своём неверии в существование 10-тысячных зарплат. В его кругу общения такое явление отсутствует. Это несомненно.

Готовы видеть Путина в президентах после 2024 года 54%. Не желали бы этого 38%. Так, по крайней мере, свидетельствует «Левада-центр» по опросам 30 июля. Интересно сопоставить с иными данными, зафиксированными в конце прошлого года: 57% реально боятся мировой войны, 51% опасаются полицейского произвола, 45% встревожены обнищанием, 40% – перспективой массовых репрессий, 32% – безработицей. При таких цифрах 54 на 38 – это аномально много. Аналитики «Левады» уточняют, что социальная база недовольства захватывает не только креативный класс, как протестной «русской зимой» 2011/2012-го. Но… «Главная угроза для президента Путина – люди образованные и более-менее обеспеченные, – полагает директор «Левада-центра» Лев Гудков. – В Москве такие установки выражены максимально, они будут влиять всё больше, и мы увидим усиление негативного тренда в отношении к президенту».

Сладкой музыкой звучит эта давняя песня для этого президента и тех, кто с ним. Ибо «более-менее обеспеченные» в нашей версии, они же «креативный класс» – о, это сила. Знаем, не раз убеждались. Достаточно, чтобы понимать всю поверхностность такого взгляда.

«Обеспеченные более-менее креативно» чаще и громче других говорят о своём недовольстве (желательно за кружкой крафтового пива). Реально на улицах чаще видим несколько иных людей: немолодых шестидесятников или юных вундеркиндов. Те же, кто действительно опаснее всех, обычно ничего на эту тему не говорят, а при опросах к ним как-то не обращаются. Они и митинговать не выходят. Пока не зайдут в роговское «Дикси»

Константин Малухин, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров