В неустанной заботе о людях Путин подписал закон о предоставлении кредитных каникул малому и среднему бизнесу. Согласно этому закону, они, а также индивидуальные предприниматели могут попросить для себя каникулы. Аж на целые полгода. Кроме того, самые нищие из них смогут получить дотацию для выплаты зарплат сотрудникам. После коронавируса.

Казалось бы, что может быть лучше и гуманнее? Но это только на первый взгляд. Уже на второй — не очень даже и пристальный — вырисовывается совсем не благостная картинка. Потому как играть с государством РФ в азартные игры, то есть на деньги — всегда быть в проигрыше. Для психического и прочего здоровья лучше всего не иметь ни с самим государством, не с его агентами вообще никаких дел. Шулера положено бить по голове подсвечником. На напёрсточника ещё хоть как-то можно управу найти. Но на кремлёвский аппарат подавления с железобетонной вертикалью – управы не найдёшь.

А бизнес, любой — малый, средний, крупный — весьма и весьма азартная игра. Становящаяся образом жизни. Что же делать если партнёр, он же старший брат, не только слегка мухлюет, но и подчас полностью меняет правила игры? Вы готовились к шахматной партии, а придётся участвовать в боях без правил.

Объявленные каникулы вовсе не означают, что бизнесу разрешат не платить налоги или аренду. Или снизят какие-либо иные выплаты. Их просто на некоторое время отсрочат. И далеко не всем. Только тем, у кого доход за время пандемии снизился не менее, чем на треть. Или тем, кто занимается бизнесом в определённых правительством отраслях. То есть этим удачливым предпринимателям всё равно придётся платить. Разве что позже.

Впрочем, для остальных предприятий в пострадавших отраслях, тоже предусмотрены «льготы». Они могут обратиться в банки за кредитами. На которые выделено 150 млн рублей. Для того, чтобы выплатить зарплаты сотрудникам. В размере, не превышающем МРОТ. Надо сказать, что кредиты бизнесу на зарплату оказались не совсем бесплатными. Первые полгода они будут беспроцентными, потом — 4%.

Особенно драгоценным подарком для предприятий стало поручение налоговой службе отложить до 1 мая подачу заявлений о банкротстве. В отношении должников бюджета — юридических лиц. Если, конечно, эти дела не были возбуждены ранее. Что касается граждан с низким уровнем дохода, то для них приказано разработать ускоренную процедуру банкротства. Дополнительно к этой гуманнейшей мере Центробанк пообещал, что гражданам, пострадавшим от снижения доходов в связи с пандемией, проценты по займам всё равно будут начисляться. Их взыщут сразу же после окончания льготного периода.

Ещё в 1992 году предприниматели говорили об отношении властей к малому и среднему бизнесу: «Нет приличных слов». Весной 2020 года слов не осталось вообще никаких. Совладелец сети не самых дешёвых московских ресторанов Владимир Перельман продаёт свой «Майбах». Чтоб хоть как-то удержать свой бизнес. От других слышатся стенания в адрес «высоколобых» начальников. Умудрившихся усугубить корона-кризис ссорой с ОПЕК и, как нельзя вовремя, обваливших курс рубля. Третьи просто в недоумении — сейчас сворачивать дела или всё-таки ещё подождать?

А чего ждать-то? По прогнозам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, отечественную экономику ожидает «с высокой вероятностью двухлетняя рецессия». Скачка бедности и безработицы не избежать. Даже, если государство предпримет какие-то серьёзные меры поддержки бизнеса. Но пока, если речь заходит об этом, основной упор делается на крупных магнатов. Прежде всего, разумеется, нефтяных. Хотя нефтянка сейчас, мягко говоря, успехами не радует.

По некоторым подсчётам, число занятых в малом и среднем бизнесе примерно 18—20 млн человек. На реальную помощь могут надеяться около 11 млн (это 55—60% от общего количества). Если все, имеющие право на зарплатный кредит воспользуются им, то лимита 150 млрд рублей не хватит и на месяц. Если рванут не все, можно растянуть на 3—4 месяца.

Но! Ожидается, что весьма заметная часть бизнесменов, скорее всего, ликвидируют свои дела. Опасаясь дальнейшего экономического падения и невозможности выплат по своим кредитным обязательствам. И что делать, когда экономика уже несёт огромные потери из-за самоизоляции? Без учёта антикризисных мер прямой мгновенный эффект — потери в 20% ВВП. Напрямую затронуты или потенциально невостребованы не менее 15 млн работников. Только в Москве лишиться работы могут от полумиллиона до миллиона человек, подсчитало столичное отделение «Деловой России».

«Однозначно откроются после окончания эпидемии не все — в лучшем случае 50% заведений Петербурга. Потому что и безо всякого кризиса часть ресторанов дышала на ладан, работала на тройку с минусом. Обнадёживает меня моё окружение — то, что 90% нашей команды готовы подписать заявление на отпуск по собственному желанию, не дав тем самым компании умереть. Пожалуй, это и даёт мне смотреть в будущее с оптимизмом», — заявил Алексей Фурсов, совладелец сети столовых «Евразия». Можно только представить себе, как и при каких обстоятельствах были написан гигантский ворох этих бумаг.

Для членов «Нефтяного клуба Санкт-Петербурга» главное — объём нефтепродуктов на внутреннем рынке, влияющий на ценообразование. Руководителя этого клуба Олега Ашихмина сейчас беспокоят другие вопросы. Нефтебизнес опасается серьёзного снижения объёмов реализации. Из-за чего компании, работающие на кредитных деньгах, не смогут их вернуть банкам.

На «Первой мебельной фабрике» пытаются решать вопросы, не имея на них ответа. Из каких средств выплачивать зарплату? Как содержать людей на закрытом предприятии? Как общаться с арендаторами, которые сидят сейчас в закрытых торговых центрах? Александр Шестаков, гендиректор «Первой» уверен: «Что касается мебельной промышленности, то никаких поводов для оптимизма тут не разглядеть… Сейчас, даже когда закончится вынужденный простой в производстве, спрос снизится ещё больше, и ситуация будет катастрофической — отрасль будет переживать предсмертные судороги». Выход он видит лишь в жёстком государственном патернализме.

Такая вот картина, преисполненная безнадёги. И практически, и теоретически. Особенно когда производители жаждут протекционизма. Для продвижения своей, по-видимому, не самой лучшей в мире продукции. Вместо снижения налогов и прекращения взяток.

Звучат, впрочем, иные голоса. Даже как бы на верхах. «Борис Титов сейчас направил письмо Владимиру Путину, — рассказывает об изысканиях казённого бизнес-омбудсмена его заместитель Антон Свириденко. — Мы разработали рекомендации на ближайшую перспективу. Надо освобождать малый и средний бизнес сейчас от налогов, не давать отсрочку, а освобождать на три года. Мы также предлагаем государству субсидировать отправку сотрудников в бессрочный отпуск на период карантина. Выплаты пособий в размере одного МРОТ за счёт государства. И, надо сказать, в целом государству это ничего не будет стоить, так как пособие по безработице сейчас будет даваться в упрощённом режиме. Это некий компромисс — платить зарплаты в полном объёме не можем, значит будет выгоднее государству, если мы уволим сотрудников, и они будут получать пособие по безработице. Также мы предлагаем дать скидку по страховым взносам всему бизнесу, который сейчас отказывается от сокращения своих сотрудников».

Тоже, конечно… не эталон купеческой гордости. Но понятно, что бизнес-протест снизу притормаживается на пороге кремлёвских кабинетов. Что говорит среднестатистический русский предприниматель, всё равно не процитируешь без проблем с Роскомнадзором. Хоть какое-то его выражение. Будем считать поводом для оптимизма.

Леонид Алексеев, специально для «В кризис.ру»

У партнёров