Операцию не предскажешь

Картины сирийской войны чередуются с тревожной готовностью Украины. Три недели назад президент Порошенко объявил о завершении антитеррористической операции в Донбассе и начале операции общевойсковой. Резко возросла интенсивность локальных столкновений и перестрелок. Важной вехой стала гибель полевого командира ДНР Олега Мамиева, более известного как Мамай.

По всей видимости, Мамай был смертельно ранен залпом из станкового гранатомёта АГС-17. Это явно не случайное попадание. Скорее речь идёт о спецоперации вооружённых сил Украины. Командира «дэнээровской» бригады «Пятнашка» целенаправленно отправили вслед за Мотогролой и Гиви. Мамиев был менее известен, но фигура в имперской войне столь знаковая. Включился он в мае 2014 года – то есть почти сразу, как Кремль сделал ставку «сепаратизм Юго-Востока» как орудие против Украинской революции. Участвовал в боях за Карловку, Мариновку, Углегорск, Саур-Могилу. В последний год Мамай, можно сказать, символизировал отошедшие времена военно-политических успехов  «антимайдана». Недаром с таким пафосом поминал его Захар Прилепин. Теперь выбит и этот символ. Впечатляющий камертон для войсковой операции.

Тем временем Киев разрабатывает варианты возвращения в Украину «временно оккупированных Донецкой и Луганской областей». Чисто военное решение пока что видится не самым вероятным. Администрация Порошенко предпочла бы ввод на Донбасс международных миротворческих сил. Но такое состояние не может быть постоянным. Дальше так или иначе встанет вопрос о восстановлении украинского суверенитета над нынешними территориями «ДНР/ЛНР». И снова всё будет решаться соотношением военных сил.

Донбасский конфликт, подобно сирийскому, постепенно втягивает в себя остальной мир. Хотя и не так стремительно. Роль РФ совершенно очевидна, термин «ихтамнет» не требует пояснений. Но теперь включаются и США, пусть медленно и нехотя. Уже начались поставки противотанковых ракетных комплексов Javelin – правда, с оговоркой об использовании «в крайнем случае». Но стоит вспомнить, что изначально Javelin создавался как оружие сдерживания советских танков в Европе (1956-й в Венгрии и 1968-й в Чехословакии показывали, что такое отнюдь не исключено). Современным стандартам ПТРК М-47 явно не соответствуют.

Но в Вашингтоне рассматривается вопрос о предоставлении Киеву средств на приобретение нового летального оружия. Пока речь идёт о $50 млн. Эта сумма предусмотрена в проекте американского оборонного бюджета на 2019 год. Ранее спецпредставитель Госдепартамента Курт Волкер провёл переговоры с командиром украинского Объединённого оперативного штаба Сергеем Наевым. Встреча состоялась в Донбассе. «Мы ради приветствовать вас в районе проведения операции. Спасибо партнёрам за поддержку в борьбе с российским агрессором», – цитируют СМИ слова Наева.

Впрочем, для Украины суть не во внешней поддержке. Едва ли того желая, путинская Москва мощно сплотила украинский народ в противостоянии имперской интервенции. Это коснулось и вооружённых сил, которые при Януковиче находились в крайне разболтанном состоянии (ибо тому режиму нужен был «Беркут», а не армия). За прошедшие годы проявились добровольческие батальоны (подобно «ОУН»), укрепились регулярные войска (типичный пример – 93-я бригада). Боевые действия развиваются теперь совсем иначе, нежели весной 2014-го. Самые жёсткие внутренние конфликты между властями и националистами в таких ситуациях отступают на второй план.

Понятно, что власти «ДНР/ЛНР» и их московские кураторы всеми силами постараются в случае эскалации конфликта втянуть в него Россию. В первых числах мая они уже неоднократно обстреливали из крупнокалиберных орудий украинские населённые пункты. В частности, Зайцево в Бахмутском районе Донетчины. Орудия заговорили по обе стороны линии разграничения. Несмотря на «пасхальное перемирие», вступившее в силу ещё 30 марта. Логика войны оказалась сильнее договорённостей о прекращении огня. Добавило жару и помпезное, с личным участием Владимира Путина, открытие Крымского моста.  (Словно вся война с соседней и недавно братской страной развязывалась ради одного инфраструктурного проекта.)

Указ Порошенко от 30 апреля меняет формат, но не суть. Ни Киев, ни Москва с Донецком-Луганском формально не отказываются от Минских соглашений. Порошенко пытается играть на дипломатической ноте. Не очень удачно, но невелико и поле для манёвра. «Для нас в равной мере неприемлема как капитуляция, так и победа ценой колоссальных и недопустимых жертв», – заявляет президент Украины. Кто-то видит в этом государственную мудрость, а кто-то – подыгрывание противнику.

Риторика ужесточается с обеих сторон. Поступают отрывочные сообщения о боестолкновениях, но истинные масштабы потерь остаются за кадром. Кремлёвские пропагандисты пугают грядущими ужасами. Проводятся демонстрации силы, растёт количество задействованной военной техники. Обстановка накаляется не только объективно, но и нагнетается целенаправленно. «Если в начале проблемы была куча вариантов — федерализация, автономия, мирное решение, то проходит время, и остаётся одна, самая неблагоприятная схема решения — война», – грозит бывший руководитель МГБ ДНР Андрей Пинчук.

Украинская армия превосходит войска «ДНР/ЛНР», но 1-й и 2-й корпуса «непризнанных республик» занимают хорошо укреплённые оборонительные рубежи. В их рядах сражаются наёмники, прошедшие серьёзную боевую школу, иногда аж с Афганистана. Боевое оснащение имперцев вполне соответствует требованиям современной армии: десятки РСЗО, несколько Т-90, около трехсот Т-72, четыре сотни Т-64, несколько сотен БМП и т. д. Как говорится, накупили в военторгах…

Относительная стабилизация фронта в 2017 году имела оборотную сторону. В Донецке и Луганске началась свалка за власть. Решить вопросы по-тихому не удалось. Падение Игоря Плотницкого в ЛНР произошло с крутым треском. Новое руководство во главе с Леонидом Пасечником высказало что-то насчёт преемственности курса. Но очевидно, что консолидированные «луганские чекисты» ориентированы на подчинение Донецку.

Война на юго-востоке Украины длится четыре года. Главные выводы сделаны. Обуздать революцию не удалось. Амбициозные проекты «Новороссии» из восьми областей» провалились. Украина втянута в войну, потеряла часть территории, но отстояла себя и сохранила единство, усиленное национальной консолидацией. Но многое в событиях определяется узкими политическими расчётами правящих группировок.

Наблюдатели склоняются к мнению, что военная эскалация на Донбассе – вопрос времени. Некоторые связывают её со стартом чемпионата мира по футболу. Но драматических поворотов было уже столько, что предсказывать что-либо стало делом очень неблагодарным.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться