Посылая к Федеральному собранию, президент обратил внимание, что преступления по «так называемым экономическим составам» часто вменяются без достаточных оснований. Не прошло месяца, как к тому же выводу пришёл председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. Особенно проблемны дела о преступных сообществах. Известно это давно. Сегодня об этом в очередной раз сообщил Лебедев на московском совещании судей. В чём и состоит новизна.

Впрочем, как выяснилось из его речи, российские суды проявляют уникальную человечность к обвиняемым в создании ОПС. (По крайней мере, не так с ними сурово, как с антифашистами.) В прошлом году прекращены 53% уголовных дел по статье 210 УК РФ. В том числе – «в сфере предпринимательства», особо отметил председатель ВС. Но ситуация остаётся нетерпимой. В принципе. Верховный судья России, оказывается, вообще весьма критичен к использованию статьи, накладывающей ограничения на собрания больше трёх.

«Верховный суд обращает внимание на то, что обвинения по статье 210 УК РФ нередко предъявляются без достаточных оснований, в связи с чем судам следует с повышенным вниманием относиться к проверке обоснованности обвинений», ― заявил Лебедев. Между прочим, слушали его не только вершители правосудия. В зале на Поварской, 15 сидели, в частности, министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев, председатель Госдумы Вячеслав Володинсекретарь Совета безопасности Николай Патрушевновый генеральный прокурор Игорь Краснов.

В 2019 году суды РФ рассмотрели дела об «оргпреступных сообществах» в отношении 493 человек. Всего-то… В отношении 260 человек дела были прекращены ― 165 обвиняемых оправданы, 57 освобождены от уголовной ответственности по различным основаниям, ещё для 38 подсудимых статья 210 исключена из обвинения. В результате осуждены 233 человека.

Отдельно по ОПС в сфере бизнеса. Такие обвинения рассмотрены в отношении 133 человек. Тут соотношение получается обратным общей сводке. Осуждены 73 человека, т.е. 55%. Прекращены дела в отношении 60 человек, из них 32 оправданы.

«Предъявление без достаточных оснований подобных обвинений, безусловно, негативно влияет на развитие экономической деятельности», ― негодует Лебедев. И добавляет, что такие дела, может быть, есть смысл передать на рассмотрение коллегиям присяжных. Даже по особо тяжким преступлениям. Если, конечно, речь не идёт о государственной тайне. Такое отношение к экономически активным согражданам, попавшим в трудную ситуацию достойно всяческой поддержки. Прямо этапная веха…

Но как быть с теми, кто уже осуждён по 210-й? Или кто-то гарантирует, что рассмотрены дела беспристрастно, а наказания назначены законно и справедливо? Петербургский опыт этого не подтверждает. А дела организованные случались в Северной столице более чем резонансные.

В прошлом году Куйбышевский федеральный суд Центрального района Петербурга вынес приговоры за создание преступного сообщества в составе двух человек. Известный в прошлые эпохи предприниматель, а ныне пенсионер Владимир Барсуков получил 24 года, его деловой партнёр Вячеслав Дроков – 21 год. Правда, по апелляции сроки сократили на 6 месяцев каждому.

Этот процесс с самого начала был переполнен… сомнениями. Настолько, что опытный судья Андрей Дондик просто завернул дело обратно в Генпрокуратуру. Слишком вопиюще смотрелись нестыковки. Следствие не удосужилось даже определить место и время преступления. Однако бывший генпрокурор Юрий Чайка не стал «устранять недостатки». Просто передал дело другому судье того же суда Артёму Королёву.

Процесс тянулся без малого полтора года. Обвинения по конкретным эпизодам («мутные» споры об имущественных правах на активы небольших предприятий) были уже сняты за истечением срока давности. «Преступная организация» получалась уникальной – без преступной деятельности. Свидетели один за другим сообщали, что о Барсукове и Дрокове никогда прежде не слышали. Прежние показания (двенадцатилетней давности), по корректному выражению адвоката, «вкладывались в уста» – и никто против этой формулировки не возражал. Фактически эти показания брались назад.

Защитники напоминали постановление Верховного суда: в делах о преступных сообществах необходимо учитывать наличие или отсутствие посягательства на общественную безопасность. Таковых не было. Не было ни иерархической структуры, ни руководства, ни общей кассы, ни коррупционной составляющей. Да и откуда всему этому взять в сообществе двоих человек. А между тем, именно всё перечисленное являет основные признаки ОПС. Это уж не говоря о признании подсудимого Дрокова в оговоре подсудимого Барсукова, сделанном под давлением. Точнее, под угрозой пожизненного заключения.

Тем не менее судья Королёв вынес обвинительный приговор. Да ещё такой, что выносится не каждому террористу. Словно за политику.

Собственно говоря, именно так и есть. Приговор Барсукову и Дрокову подтвердил именно политический характер обвинения. Поэтому в данном случае не приходилось рассчитывать на попадание в «большую половину» прекращаемых дел.

Ведь из приговора следует, что Владимир Барсуков был реальным «ночным губернатором» Санкт-Петербурга. Таким образом суд признал, что несколько лет во второй столице действовала альтернативная общественная власть. Ведь не «рейдерскими захватами» кафе и магазина запомнился Кумарин петербуржцам. В памяти сохранились значимые социальные проекты. Петербургская топливная компания заправляла скорую, пожарных и полицию. Годами «ночной губернатор» помогал благотворительным организациям и церкви. Спонсировал культуру и спорт. В прессе это как правило не освещалась  ― Барсуков не ценил шумиху. Много писалось разве что о том, как были найдены похищенные дети Бородулины. Когда Барсукову пришлось заменять официальные власти и правоохранительные органы. Тогда-то и переполнилась чаша терпения властей. Вскоре «ночной губернатор» был арестован.

Сегодня Барсуков, как инвалид первой группы, этапирован в Кирово-Чепецк, в особую лечебно-исправительную колонию ЛИК-12. В ожидании ещё нескольких процессов, один из которых уже откровенно политический.

Очень может быть, суд присяжных по делу о «барсуковско-дроковском ОПС» принял бы совершенно иное решение. Но далеко-далеко не факт, что от этого произошли бы перемены. Присяжные уже оправдывали Кумарина-Барсукова на другом процессе в 2014 году. Ничего от этого не изменилось ― как раз Верховный суд (председатель Вячеслав Лебедев) быстро отменил глас народа. После чего пересудили в новом составе, получив затребованный результат. Госмашина умеет добиваться своего. Когда всерьёз наваливается на важное.

«Борьба с ОПС», практика применения 210-й статьи действительно крайне сомнительна юридически и весьма вредна экономически. Но и над правом, и над экономикой довлеет в РФ политика. А над политикой власть. Стойко готовая на любые потери общества ради самой себя.

Серафима Клычкова, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров