Республика Ингушетия вот уже год живёт в новой реальности – в условиях глубокого политического кризиса и даже революционной ситуации в отдельно взятом регионе, самом молодом и самом маленьком субъекте РФ. Именно «Ингушская осень» 2018 года стала предвестницей массовых протестов 2019-го в Москве и Петербурге, Бурятии и Калмыкии. Именно в Ингушетии были отработаны технологии «превентивной контрреволюции», силового разгона мирных митингов и преследования гражданских активистов. Смена главы республики не привела к стабилизации обстановки, а совпала с новой волной репрессий, местного ремейка «Болотного дела». И сегодня на повестке дня не только земельный вопрос, но и борьба за освобождение трёх десятков политзаключённых, узников ингушской «Болотки» 26―27 марта.

Грядущая «Российская весна» началась именно в Ингушетии ―  с «осени» местного «патриарха», точнее «падишаха» («паччахь» на вайнахских языках «государь»). Юнус-Бек Евкуров возглавлял республику с 2008 года. Как и лидеры соседних регионов Северного Кавказа, он умел обеспечить красивые проценты голосов за нужного кандидата. В 2012 и 2018 годах за Владимира Путина по официальным данным голосовали 150 из 220 тысяч ингушских избирателей. Взамен Кремль дважды, в 2013 и 2018 годах согласовывал переизбрание Евкурова на очередной пятилетний срок.

26 июня 2018 года полпредом президента РФ по СКФО был назначен генерал Александр Матовников (позывной «Чекист»), давний боевой побратим Рамзана Кадырова и коллега генерала Евкурова по ГРУ. 9 сентября Народное Собрание Ингушетии почти единогласно переизбрало Евкурова на третий срок подряд, до 2023 года.

А уже 26 сентября два «падишаха» под присмотром «Чекиста» подписали в Магасе соглашение об установлении границы между Ингушетией и Чечнёй. По этому соглашению Ингушетия получала 1000 га в Надтеречном районе ЧР, а взамен передавала почти 27000 га (по другим оценкам даже 34000 га) – пахотные земли в Малгобекском районе, лесные массивы Ингушского природного заказника и заповедника «Эрзи» в Сунженском районе.

Запрещённый властями республики Совет тейпов ингушского народа объявил 26 сентября «днём национал-предателя». Как считает бывший пресс-секретарь Евкурова, а ныне адвокат ингушских политзаключённых Калой Ахильгов, соглашение с Кадыровым могло быть платой Евкурова за лоббирование своей третьей «пятилетки».

В 1993 году тогдашние лидеры двух республики Руслан Аушев и Джохар Дудаев договорились, что Сунженский район бывшей Чечено-Ингушской АССР почти целиком отошёл Ингушетии, а за Чечней оставались станица Ассиновская и село Серноводск (ныне Серноводское). В 2003 году этот договор фактически продублировали Мурат Зязиков и Ахмат Кадыров. При Юнус-Беке Евкурове и Рамзане Кадырове, в 2009 году парламенты Чечни и Ингушетии приняли региональные законы о границах муниципальных образований. Именно по межмуниципальным границам де-факто прошла и граница двух республик. В 2012 году Евкуров сам прямо заявил, что попытка ревизовать статус-кво приведёт к конфликту.

«Соглашение Евкурова-Кадырова» готовилось без лишней огласки.

Ингушской комиссией по размежеванию руководил тогдашний премьер Зялимхан Евлоев, чеченской – спикер Парламента ЧР Магомед Даудов («Лорд»). В ингушской комиссии формально числились председатель Конституционного Суда РИ Аюп Гагиев и депутат НС, глава профильного комитета по агарной политике и природопользованию Бейал Евлоев. Но их мнение не спрашивали, сама комиссия даже не собиралась на заседания.

По сведениям ингушских оппозиционных СМИ, при голосовании в НС Ингушетии 4 октября 2018 года по проекту закона №42-РЗ (об утверждении соглашения Евкурова-Кадырова) были допущены подтасовки. Из 32 депутатов в зале было 24, «за» голосовали семь или даже шесть. «Против» 17, из них 14 лично подтвердили это в Магасском районном суде.

Так начались массовые протесты ― «Ингушская осень». Передел границ только подстегнул подспудное недовольство другими остросоциальными проблемами – коррупцией, безработицей, нищетой, «пенсионной реформой».

Как признал 30 октября Конституционный суд Ингушетии, закон № 42-РЗ противоречит Конституции РИ и принят с нарушением процедуры (тайным голосованием и в трех чтениях сразу), а само соглашение Евкурова-Кадырова требует утверждения на референдуме. Однако, 6 декабря КС РФ в Петербурге рассмотрел запрос Евкурова и постановил, что соглашение с ЧР конституционно, новые границы РИ законны, референдум по этому вопросу не требуется. Это ещё больше подорвало доверие жителей Ингушетии к своему «падишаху».

Затем последовали события 26―27 марта в Магасе. Поводом для народного недовольства послужил законопроект, по которому границы республики могли меняться без референдума. Из документа, внесённого в НС администрацией Евкурова, «случайно» исчез основополагающий абзац. Это вовремя заметил депутат Бейал Евлоев.

И если соглашение с Рамзаном Кадыровым ингушские оппозиционеры считают платой Евкурова за третий срок, то столкновения 27 марта в Магасе – провокацией, местью властей республики за «Ингушскую осень».

С апреля в СИЗО Нальчика и Владикавказа находятся почти 30 ингушских активистов, которых ПЦ «Мемориал» официально признал политзаключёнными. Адвокаты Вадим Клювгант и Калой Ахильгов сравнивают ситуацию вокруг своих подзащитных с «Болотным делом».

Среди узников ингушской «Болотки» ― председатель Совета тейпов Малсаг Ужахов, председатель Ингушского комитета национального единства (ИКНЕ) Муса Мальсагов, лидер движения «Опора Ингушетии» Барах Чимурзиев, лидер организации «Выбор Ингушетии» Исмаил Нальгиев, глава Совета молодежных организаций Ингушетии Багаудин Хаутиев, три племянника бывшего муфтия Духовного центра мусульман Ингушетии (ДЦМ) Исы Хамхоева, экс-редактор «ФортангаORG» Рашид Майсигов, гражданская активистка Зарифа Саутиева.

Контрудар по оппозиции не помог Евкурову удержать власть. 26 июня 2019 года он неожиданно ушёл в отставку, а затем был трудоустроен заместителем Сергея Шойгу в Минобороны РФ. Новым главой республики стал Махмуд-Али Калиматов, свояк предшественника Евкурова ―  Мурата Зязикова.

Смена руководства Ингушетии так и не привела к оздоровлению ситуации в республике. По-прежнему под запретом Совет тейпов. Затягивается процедура перерегистрации ДЦМ. Подвергаются уголовному преследованию ингушские полицейские, которые 27 марта отказались разгонять протест, применять силу против земляков.

К муниципальным выборам 8 сентября не были допущены кандидаты «Яблока» и ИКНЕ. Поэтому накануне «Яблоко», ИКНЕ, Совет тейпов призвали к бойкоту голосования. Президент РОО «Ассоциация учителей Ингушетии» Залина Дзейт призвала коллег-педагогов не работать в избиркомах и не участвовать в фальсификациях. 25 сентября в дом Дзейт наведались с обыском сотрудники Центра «Э» МВД Кабардино-Балкарии. Тогда же прошёл обыск и в доме президента президент АНО «Ресурсный центр «Развитие» Джанетт Ахильговой.

В своих публичных заявлениях представители ингушской оппозиции особо уточняли, что их призыв к бойкоту распространяется только на Ингушетию, но не на другие регионы РФ. На этом фоне неожиданный эффект дала стратегия «умного голосования» Алексея Навального на выборах в Мосгордуму по избирательному округу № 45, где не был допущен Илья Яшин. Когда он поддержал кандидата от КПРФ, партайгеноссе убедили того сняться или «слиться».

В итоге в последний момент поддержку Яшина получил другой представитель системной думской оппозиции – кандидат от «Справедливой России» Магомет Яндиев, экономист, доцент МГУ, ингуш родом из Грозного. Проигравшая «самовыдвиженка», проректор Высшей школы экономики, кандидат наук Валерия Касамара объяснила свое поражение происками некой мусульманской диаспоры. Следуя такой логике, если бы проиграл Яндиев, он мог обвинить в своём провале испанцев, католиков или хотя бы иезуитов.

Поддержка коренными москвичами кавказца, вайнаха Магомета Яндиева и его успех – знаковое событие. Во многом с подачи тех же Навального и Яшина, в 2011 году среди «белоленточной» столичной политтусовки была в ходу заведомо ложная повестка дня, провокационный лозунг «Хватит кормить Кавказ». Теперь это в прошлом, а значит дорога к «прекрасной России будущего» станет легче.

Ион Брынзару, специально для «В Кризис.Ру»

Анализ

в России

Общество

У партнёров