lelglysch1В деле об убийстве Галины Старовойтовой происходит очередная перекройка. Началась она после того, как обвиняемый в организации этого преступления Михаил Глущенко назвал заказчиком убийства Владимира Кумарина-Барсукова. Шаг с его стороны по-своему логичный: расследование продвигается, перспектива приговора становится всё реальнее. Глущенко же – мастер зигзагов. И хотя его ход нельзя назвать креативным, определённый настрой был угадан. Судя по имеющейся информации, с конкретными лицами ведётся конкретная работа – обвинение подбирает свидетелей.

Недавно обвинители Барсукова потерпели фиаско на процессе по делу о покушении на совладельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева. Присяжные вынесли оправдательный вердикт. Вероятно, его попытаются опротестовать. Однако доводов и доказательств не прибавилось. Поэтому следует подстраховаться новым – не менее громким – обвинением. И здесь возникает парадоксальное совпадение интересов государственного обвинения с интересами Михаила Глущенко.

Под новое «дело Барсукова» идёт подбор нужных людей. Одного из них, если верить полученной информации, зовут Вячеслав Лелявин. Фигурант «дела Старовойтовой». Первоначально проходил как свидетель, но 2 июля 2004 года превратился в обвиняемого. Лелявину было предъявлено обвинение по двум статьям УК – 138 («Нарушение тайны телефонных переговоров с использованием специальных технических средств») и 277 («Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»). В 2006 году присяжные признали Лелявина соучастником убийства. За пособничество Вячеслав Лелявин получил 11 лет строгого режима. Надо сказать, на фоне других приговоров по делу это не так много. Роль Лелявина явно не была ключевой.

Существенный нюанс: Вячеслав Лелявин был задержан сразу после того, как показания в суде стал давать Алексей Воронин. Тот, кто вёл техническую сторону слежки за Галиной Старовойтовой – расставлял «жучки», устанавливал прослушку. Его же показания стали ключевыми в судьбах ещё нескольких подозреваемых. Включая Юрия Колчина, признанного организатором убийства и получившего 20 лет строгого режима. Отметим, что применяется традиционная схема: в криминальной цепочке ищется слабое звено и «раскручивается на показания». Способов воздействия на человека, находящегося в местах лишения свободы, обычно более чем достаточно.

lelglysch2Свой срок Вячеслав Лелявин отбывал в одной из колоний, расположенной на территории Республики Коми. Места там суровые, мало кто из зеков не предпочёл бы переехать куда-нибудь в юго-западном направлении. На этом, судя по всему, и вели игру оперативники ФСБ, беседовавшие с осуждённым. Формулируется нечто вроде очередной «сделки со следствием» («покупки истины», как выразился недавно председатель СК РФ Александр Бастрыкин). Лелявину предлагается подтвердить показания Глущенко – сказать, что ему якобы известна роль Барсукова как заказчика убийства Старовойтовой. За это будут улучшены условия заключения.

Собственно, их уже начали улучшать. Лелявина перевели в Псковскую область. Можно было бы говорить о проявлении доброй воли – он ведь пока ничего не подтвердил. Но не так всё альтруистично. Ведь на псковской зоне Лелявин должен регулярно видеться с тем самым Юрием Колчиным. Которого ещё в 2009 году доставили в Петербург из малокомфортной зоны в Архангельской области, а потом поместили на Псковщине. «Просто встретились два одиночества…»

Так ли уж – просто? Малопонятные игры с Колчиным идут уже пять лет. От его имени озвучивалась фантастическая версия убийства Владислава Листьева (тоже, конечно, «заказанного Барсуковым»). Странно, что не Джона Кеннеди и не Анвара Садата. Теперь ему легко устроить вечер воспоминаний с Лелявиным. Естественно, под бдительным присмотром ФСБ. В результате на выходе должное появиться новое, ещё более весомое подтверждение мощной версии Глущенко. А тем временем найдётся какой-нибудь обитатель исправительного учреждения где-нибудь в Магаданской области… С этим контингентом проще, чем в деле о покушении на Васильева. Тогда свидетелям обвинения приходилось платить (как оказалось, зря). Здесь достаточно сменить место отбывания срока.

Правда, уже с Лелявиным происходит сбой. Ему осталось видеть небо в клеточку меньше года (в отличие от Колчина, которому это предстоит гораздо дольше). А на свободу хотелось бы с чистой совестью. Во всяком случае, насколько известно, называть Владимира Барсукова заказчиком убийства Галины Старовойтовой он отказывается. Но выдержит ли он двойное давление со стороны правоохранителей и бывшего «бригадира»? Также интересно, как к его возможным показаниям отнесется Ольга Старовойтова – сестра Галины Васильевны. Она ведь как-то сказала: «Любой из тех, кто уже сел, независимо от его собственной вины, может быть уверен: если он укажет на того, кто заказал Галину, мы сразу направим ходатайство о смягчении наказания этому человеку»…

 Николай Кольский, «В кризис.ру»

в Петербурге

У партнёров