Отклад

Уже дважды в нынешнем году Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга откладывает заседания по значимому процессу. Первый раз это произошло 17 января, второй – сегодня. Причина элементарная: неявка потерпевших. Обычно такие проблемы так или иначе преодолеваются. Но дело Владимира Барсукова (он же Владимир Кумарин), забуксовав на процедуре, может устремиться в бесконечность.

Сегодня утром в точности повторилась ситуация двухнедельной давности. В зале присутствовали судья, представитель обвинения, защитники. Обвиняемых в деле девять человек, в том числе Владимир Барсуков. Но опять недосчитались потерпевших – представителей юридических лиц, которые якобы являлись объектами «недружественных поглощений» со стороны «организованного преступного сообщества». Ничего удивительного в этом нет. Прошло без малого полтора десятилетия, и далеко не все эти фирмы юридически и экономически дожили до дня сегодняшнего. Но отнюдь не Барсуков с «сообществом» прервали их существование.

Судье Артёму Королёву пришлось опять отложить заседание. Теперь оно назначено на 22 февраля.

Владимир Барсуков много лет был известен в Петербурге как крупный предприниматель.  Даже не просто крупный – «авторитетный». Его влияние было заметным не только в бизнесе, но и в общественной жизни. От политики он всегда подчёркнуто дистанцировался. Однако во второй половине 2000-х годов его уже стали называть «ночным губернатором». Что, разумеется, сильно не нравилось тогдашнему «дневному» губернатору – ныне председателю Совета Федерации. Особенно на фоне слухов об отклонении Барсуковым деловых предложений Сергея Матвиенко-младшего, в то время вице-президента банка ВТБ, крупного финансиста и оператора недвижимости. Примерно тогда же, в 2007 году, Барсуков приобрёл широкую известность своей ролью в освобождении похищенных детей (практически без участия официальных правоохранительных органов).

Вскоре после тех эпизодов, в августе 2007-го, «ночной губернатор» был арестован. Ему и группе деловых партнёров предъявили несколько обвинений – «рейдерские захваты» небольших коммерческих объектов, «вымогательство» у владельцев торгкомплеса средней руки, «организация покушения» на местного миллиардера. Все прежние процессы проходили только в Москве, на заседания подсудимого доставляли из «Матросской тишины». Обвинительные вердикты, показательно суровые приговоры и длительные сроки были превращены в дело государственной важности. Дабы впредь никому неповадно было создавать «ночные» альтернативы.

По трём первым обвинениям он получил в общей сложности 23 года колонии строгого режима. Заметим, что через две недели ему исполнится 63 года и он является инвалидом первой группы. Без правой руки, с несколькими тяжёлыми диагнозами.

Приговоры по «рейдерству» и «рэкету» проходили без проблем. Сбой случился на процессе о покушении на Сергея Васильева, совладельца Петербургского нефтяного терминала (ПНТ). Присяжные оправдали Барсукова, хотя им даже не удалось нормально выслушать его последнее слово, десятки раз оборванное судьёй. Обвинению пришлось опротестовывать результат – что само по себе правовой запредел, ибо зачем институт присяжных, если его решения могут аннулироваться как любые другие? И проводить дубль-процесс с заранее заготовленным обвинительным вердиктом. И почти четвертьвековым сроком.

На одиннадцатом году барсуковского заключения подоспело очередное обвинение. В отличие от прочих рассматриваемое в Санкт-Петербурге. Куда Владимира Барсукова в октябре прошлого года специально доставили из столицы.

На этот раз по статье 210 УК РФ: «организация преступного сообщества». В значительной степени оно повторяет прежние, «рейдерские» (среди объектов кондитерская фабрика имени Крупской, всё тот же ПНТ, универсам «Пулковский» и целая гроздь мелких фирм, в том числе исчезнувшие). Но утяжеляет по принципу 11-го пункта знаменитой советской 58-й статьи, орудия политических репрессий. Деяние, совершённое коллективом, считалось и считается особо опасным. Хотя в данном случае ни структура сообщества, ни даже его численность чётко не установлены. Равно как и приписываемые ему действия.

На это ещё  25 октября 2017 года обратил внимание судья Куйбышевского суда Андрей Дондик. Он вернул материалы дела в Москву, предложив Генпрокуратуре «устранить недостатки» в обвинительном заключении. Устранять, однако, ничего не стали. Прокуратура Центрального района обжаловала решение Дондика, а городской суд его отменил. Дело вернулось в тот же Куйбышевский. Только сменили состав суда – теперь его рассматривает судья Артём Королёв. Которому не остаётся ничего иного, как раз за разом рассмотрение откладывать. И штудировать ЕГЮРЛ в поисках виртуальных потерпевших.

Это при том, что срок давности, по некоторым оценкам истёк вообще. И юристы, вроде бы, не обязаны ставить во главу угла политическое решение государственной власти. Однако – ждём ещё три недели…

Владислав Турков, специально для «В кризис.ру»

Поделиться