Путин изо всех сил готовится отметить Победу советского народа над нацизмом. Сенаторы всерьёз обсуждают, называть ли будущего президента верховным правителем с прописной или заглавной буквы. Патриарх истово молится за то, чтобы в конституцию страны было внесено понятие бога. Короче, все очень заняты очень важными и полезными делами. И вдруг неожиданно (или не очень) возникает скромный (или не очень) конституционный судья Арановский с интересным предложением, точнее, особым мнением. По сугубо частному вопросу ― окончательно отказаться от правопреемства «репрессивно-террористических деяний» незаконно созданного СССР.

России нельзя быть правопреемником коммуно-советского государства, считает судья Конституционного суда Константин Арановский. Тем более считать правопредшественниками «руководящие структуры КПСС И КП РСФСР», которые присвоили государственно-властные полномочия и активно их реализовывали». Да ещё и в плотной связке с карателями из КГБ.

Понятно, что такое заявление, хоть бы и высказанное в особом мнении, вызвало шквал озверения. Как слева так и справа. На Арановского накинулись и ренегат Вассерман, и духоскреп Милонов, и сталинист Грудинин,и националист-имперец Рожин, и путинист Сатановский, и либерал Сванидзе. Мол, это же наше было государство. Хоть бы и тоталитарное. Что ж. Ваше, конечно, кто бы спорил. Но именно ваше. Соответственно, ваши КПССовские проблемы. И не вешайте их на Россию.

Вообще-то удивляет, насколько плохо умеет читать публика, именующая себя интеллектуальной элитой. В особом мнении Константина Арановского говорится прежде всего о праве. «Даже в условном юридическом смысле России незачем навлекать на свою государственную личность вину в советских репрессиях и замещать собою государство победоносного и павшего затем социализма. Это невозможно уже потому, что его вина в репрессиях и других непростительных злодеяниях, начиная со свержения законной власти Учредительного собрания, безмерна и в буквальном смысле невыносима, ― утверждает конституционный судья. И делает далеко идущий вывод: ― С такой виной государственность не вправе и не в состоянии правомерно существовать, оскорбляя собой справедливость, свободу и человечность». Ведь «знаки юридического родства конституционной России с тоталитарным её предшественником может кое-что осложнить, если эту связь прочитать в попутно отмеченном правопреемстве».Далее идёт важнейший позитивный тезис. Новое «российское государство учреждено не в продолжение коммунистической власти, а в реконструкции суверенной государственности с её возрождением на конституционных началах; оно воссоздано против тоталитарного режима и вместо него, чтобы впредь в самих основах пресечь амбициозное насильственное беззаконие с попранием свободы и достоинства людей». А это означает, что нынешняя власть, «не может, подобно тоталитарной, безответственно попирать законные интересы, правила и границы, как сложились они, или отрекаться от состоявшихся обязательств и долгов». Например, аннексировать чужие территории, шестой год вести войну с бывшим братским народом. А также пытать и сажать за убеждения и несогласие с существующим режимом. За мирный протест против насильственно насаждаемых духовных скреп и традиционных ценностей. За безобидные граффити и спортивные игры на свежем воздухе. За борьбу против социальной несправедливости и за право жить нормальной экологической среде.

Всё это делается. Пытают, сажают, аннексируют, подавляют, ведут войны. Но это определяется не правом и законом, а временным соотношением сил. Денежным и карательным перевесом социально-идеологической реакции, происходящей из КПСС и КГБ. А такие перевесы исторически преходящи. Рано или поздно торжествует справедливость, структурированная в праве. (Не сама собой, через общественные усилия, но это вопрос иной.) Вот стержневая мысль скромного особого мнения. Остаётся лишь удивиться, откуда в государственной институции режима мог взяться его носитель. И порадоваться, конечно.

Особое мнение Константина Арановского опубликовано на сайте КС лишь сейчас, хотя высказал он его ещё в декабре прошлого года. По совершенно частному случаю. В 2018 году в Московский городской суд обратились три женщины ― Елизавета Михайлова из Владимирской области, Алиса Мейсснер из Кировской области и Евгения Шашева из Коми. Они ― дети жертв сталинских репрессий, их родители проживали в Москве, но были сосланы и потеряли столичную прописку. Женщины хотели получить её обратно. Не родительские квартиры, а социальное жильё, причём в порядке очереди. Мосгорсуд им отказал. Вовсе, кстати, не из особой неприязни к детям репрессированных, а основываясь на городском жилищном законодательстве. Согласно которому особый статус репрессированных не учитывается.

Однако Конституционный суд встал на сторону женщин. В том числе, и сам Арановский. Он тоже согласен с тем, что детям жертв политических репрессий надо предоставить жильё в Москве. Но смотрит шире: «не нужно быть преемником и последователем, например, пиромана, чтобы тушить пожары и спасать погорельцев с их имуществом; наследовать коммунизму тоже не обязательно, чтобы исправлять последствия тоталитарного зла».

Вообще-то эти особые мнения ни на что не влияют. Ну, высказался человек, и ладно. Никому от этого вреда не будет. Тем более, что во всех своих мнениях Арановский не отступает от буквы закона ни на букву. Конечно, если особо не вчитываться и не учитывать время, когда эти особые мнения появляются. В декабре 2017 года, как помним, уже вовсю шли аресты участников несостоявшейся революции Вячеслава Мальцева и уже раскручивалось так называемые дела «Сети» и «Нового величия» ― виртуальных террористических организаций, ритуально запрещённых в РФ.

Комментируя особое мнение Арановского, председатель совета «Мемориала» Олег Орлов отметил: «При строительстве новой России, когда в 1993 году произошла демократическая революция, действительно не было сделано то, что надо было сделать. А именно — чётко и внятно признать то, что Россия разрывает с СССР как с государством террористическим, тоталитарным и преступным. Ничего не было сделано, это очень печально, и отсюда многие проблемы, которые сейчас в России резко обострились». Судя по тому, как идут обсуждения новых поправок в Конституцию, они обострятся ещё больше.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

У партнёров