Венесуэльский кризис наносит серьёзный моральный политический удар по всем левым силам Западного полушария. Античавистская риторика очень помогла победителю недавних президентских выборов в Бразилии Жаиру Болсонару. Правый поворот в Латинской Америке акцентируется и подтверждается. Началась «жатва политических жертв» на левом фланге. Об этом свидетельствуют и президентские выборы в Республике Эль-Сальвадор. Но сальвадорский случай оказался особым. Избранный президентом Найиб Букеле тоже скорее правый, но весьма не традиционный. Далеко не Болсонару. Традиционных правых он одолел так же, как и левых.

Последнее десятилетие в этой центральноамериканской стране у власти находился левый Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ).В 1980-е эта была марксистская военно-политическая формация. Которая вела гражданскую войну против правого проамериканского режима. В те годы ФНОФМ выступал как важный союзник Москвы и Гаваны на заключительном этапе Холодной войны.

Холодную войну Москва и Гавана проиграли. Чего не сказать с такой же однозначностью о сальвадорских прокоммунистических повстанцах. Нет, они отнюдь не победили и не захватили власть как некогда никарагуанские сандинисты. Но сальвадорская «гражданка» в 1992-м свелась вничью. ФНОФМ превратился в легальную политическую партию социал-демократического толка. Двадцать лет бывшие партизаны являли собой респектабельную парламентскую оппозицию. А в 2009 году, на волне тогдашнего «левого поворота» Латинской Америки, сумели победить на выборах. Через пять лет президентом страны был снова избран лидер ФНОФМ Сальвадор Санчес Серен. В 1980-е командир коммунистической герильи.

Внутренняя политика сальвадорских левых была не слишком радикальной. Скорее социал-реформистской. Главным приоритетом администрации ФНОФМ было объявлено преодоление бедности. В данной сфере были достигнуты определённые успехи – в плане доступа наиболее обездоленных граждан к медицине, электроэнергии и социальному жилью. Но кардинальных изменений к лучшему не произошло. Согласно статистическим данным, и сегодня более 35% населения живёт за чертой бедности. Это, конечно, отразилось на шансах инженера и дипломата Уго Мартинеса, кандидата ФНОФМ на нынешних выборах. (Кстати, Мартинес – из другого поколения партии: ему 51 год, войну он почти не застал.)

Но основной неудачей внутренней политики сальвадорских левых стало поражение, понесённое правительством от организованной преступности. Мощные криминальные сообщества – например, всемирное известные MS-13 или 18 ST – объединяют тысячи молодых бойцов из пауперизованных семей. Они творят полный беспредел в сальвадорских городах и деревнях. С другой стороны, своеобразная социальная политика этих банд где-то оказалась эффективнее правительственной. Трудно сказать, кто на сегодняшний день популярнее в стране, банды или партии.

Внешняя политика ФНОФМ тоже не отличалась ни особым радикализмом, ни большими успехами. С одной стороны, Сальвадор не примкнул к кубино-венесуэльской «боливарианской оси». Ведущим торговым партнёром страны и при левых оставались Соединённые Штаты, на которые приходится 47% сальвадорского экспорта. Экономика Сальвадора в сильной степени «долларизирована». Именно американцы через специальный «План для процветания Центральной Америки» спонсируют различные государственные программы в Сальвадоре, включая антикриминальные (сальвадорская мафия превратилась в серьёзную проблему США). Но вместе с тем, президент Санчес Серен оказался одним из немногих латиноамериканских лидеров, которые открыто встали на сторону Николаса Мадуро. Вряд ли это обстоятельство было определяющим в решении избирателей. Но вполне вероятно, что опыт Венесуэлы отвратил от ФНОФМ  какую-то часть его «ядерных» сторонников.

Уже на прошлогодних парламентских выборах ФНОФМ потерял более 12% поддержки и сильно отстал от правых конкурентов. Сальвадор – президентская республика, власть определяется избранием главы государства, а не депутатов парламента. Но болезненное поражение явилось очевидным сигналом. Происшедшее же 3 февраля можно квалифицировать как исторический провал левых сил. Уго Мартинес, по предварительным данным, набрал лишь 14,4% голосов. В итоге он пришёл даже не вторым, оказавшись на третьем место. Столь слабого результата ФНОФМ не демонстрировал никогда.

Но вот что очень существенно. Крахом ФНОФМ  не смогли воспользоваться его извечные соперники – Националистический республиканский альянс, легендарная АРЕНА легендарного майора д’Обюссона. Когда-то это была политическая организация ультраправых боевиков, «партия эскадронов смерти». Фанатичный антикоммунист д’Обюссон отличался большой жестокостью. Но, человек моноидеи, он не был коррумпирован и не позволял этого сподвижникам. «Бешеный майор», он же «Боб Паяльная Лампа» умер в 1992 году – словно завершив дело своей жизни по окончании гражданской войны. После этого АРЕНА двадцать лет правила Сальвадором. Всё глубже увязая в коррупции.

Нынешний кандидат республиканских националистов, крупный бизнесмен и талантливый топ-менеджер Карлос Кальеха, убеждал избирателей, что «не несёт ответственности за ошибки предыдущего периода». Действительно, в свои 43 года он не участвовал в войне и не был причастен к коррупции. Но с другой стороны, любой представитель АРЕНА клянётся именем д’Обюссона. И обычно ассоциируется с олигархическими семействами. Хотя Кальеха всячески отмежёвывался от магнатов (хотя бы потому, что сам достаточно богат и не нуждается в чужом спонсорстве), далеко не все ему поверили. В конечном счёте кандидат АРЕНА с 31,8% голосов занял только второе место.

Убедительную победу одержал молодой политик Найиб Букеле, получивший 53%. Сын этнического палестинца, мусульманского имама (это не такая уж редкость в современной Латине, особенно в Центральной Америке). Ему всего 37 лет, войны он не застал вообще. Зато с юности побеждал на ниве бизнеса, управлял компанией-дилером японской ТНК Yamaha. В 2012 году вступил в правящий тогда ФНОФМ (что уже демонстрировало, до какой степени изменилась партизанская партия) и избрался алькальдом (главой администрации) небольшого муниципалитета Нуэво-Кускатлан. В 2015 году совершил новый рывок, победив на выборах главы Сан-Сальвадора, столицы страны.

Дальше отношения Букеле с правящей партией были испорчены. Экстравагантный стиль, посещение воинствующе антикоммунистического, хотя и либерализованного Тайваня раздражали партийных авторитетов старой закалки, типа Санчеса Серена. В позапрошлом году Букеле был исключён из ФНОФМ, а его представители демонстративно отказались от постов в городской мэрии. Но это только сыграло на руку удачливому молодому политику.

Найиб Букеле создал своё движение, а затем примкнул к правоцентристскому Великому альянсу за национальное единство (ГАНА), третьей по влиянию сальвадорской партии. В ней группируются политики, целенаправленно противопоставляющие себя и ФНОФМ, и АРЕНА. Типа, против левой бюрократии и правой коррупции. Но здесь много выходцев и оттуда, и оттуда. Поэтому в прошлом году Букеле перешёл в небольшую социал-христианскую партию «Демократические перемены», а оттуда в движение «Новые идеи». Сохраняя при этом связь с ГАНА.

Эти манёвры позволили Букеле консолидировать электорат, желающий закрыть страницы прошлого. Многих сальвадорцев, особенно новых поколений, не привлекают политики гражданской войны, верные тогдашним заветам. Бывшие коммунисты или бывшие неофашисты смотрятся чересчур старомодно. Равно как их сыновья или уже даже внуки, твёрдо воспитанные в соответствующем духе. Страна ищет чего-то нового. Без идеологического фанатизма, без мафиозности, без любой жести.

На нынешние выборы Найиб Букеле шёл с лозунгом «Мы не позволим, чтобы нами управляли те же самые. Мы вскоре перепишем историю». И вот это сработало на ура. Сальвадорские избиратели 3 февраля дали Букеле явный мандат на правление. И, пожалуй, на «переписывание истории».

                                                 Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров