Петербург без будущего

промОчередная дискуссия о роли Санкт-Петербурга в мировой истории, получившая громкое название «Новая экономика Петербурга: бизнес и город в контексте технологических перемен» прошла на форуме «Будущее Петербурга». Как выяснилось, с городской экономикой не всё так плохо, как кажется рядовому обывателю. Через каких-то три года мы даже можем кого-нибудь догнать.

Общее мнение дискутирующих о путях развития питерской экономики выразил председатель городского комитета по промышленной политике и инновациям Максим Мейксин. «У нас сосредоточено почти 10% всей российской науки, у нас пять вузов, которые готовят IT-специалистов, — заявил чиновник. — Если раньше в области той же радиоэлектроники мы отставали от развитых стран на двадцать лет, то теперь — только на три года. В ряде областей нам больше никого не нужно догонять, у нас есть уникальная возможность просто перешагнуть этот рубеж».

«Рядом областей» были названы телекоммуникации, IT-разработки, робототехника  инжиниринг, а флагманами новой экономики — фирмы, занимающиеся этим прибыльным бизнесом. «Именно эти отрасли до неузнаваемости изменят нашу жизнь», — пообещал Мейксин. Поскольку это наше петербургское будущее. И наступит оно довольно скоро. По подсчётам Мейксина, всего-то  через пять-семь лет.

Если, конечно, всё это время очень быстро бежать, добавил Дмитрий Морозов, генеральный директор фирмы «Биокад». «Самый большой вызов сегодня состоит в том, что все вокруг очень быстро бегут, и если мы не будем бежать так же быстро, то останемся далеко позади», — сказал он. Бежать предполагается в темпе технологического прогресса. Высококлассным специалистам, которых у нас пока ещё достаточно. Но и тут есть проблема: эти самые специалисты, считает директор компании VeeRoute Игорь Кудинов, стоят очень дёшево, и это, конечно, большой плюс. Но могут взять такой разбег, что уже через год окажутся где-то в другом месте. Там, где им будут платить больше.

Единственный выход из этого тупика — тормозить разбегание заманчивыми предложениями. Если не денег, то комфортной инфраструктуры и прочих бытовых удобств.

промИ вот тут возникает любопытный вопрос. А кто будет создавать эти житейские блага? Кто будет, к примеру, делать автомобили, строить смарт-дома, выращивать экологически чистые продукты для высокотехнологичных потребителей? И из чего? Сидя за компом даже велосипед, непременный атрибут современного креакла, не соберёшь. Даже если изобретёшь для этой цели очень технологичного робота. Ведь и его тоже надо сделать. Из чего-то откуда-то кем-то добытого.

Сколько бы ни говорилось о величии постиндустриальной эпохи, от реальной промышленности никуда не деться. Особенно в Петербурге, который изначально закладывался как военно-чиновная, но и промышленная, а вовсе не культурная, столица. Таковой она стала уже после того, как заработали мощные заводы и фабрики. Они создали те условия, при которых смогли развиваться наука и культура. Но в наши дни этот разбег смогли-таки остановить.

Стёрты с карты города следы крупнейших предприятий, созданных ещё в позапрошлом веке. Нет больше «Вагонмаша», делавшего пассажирские вагоны для железнодорожных поездов и метрополитена. На месте завода — элитные дома. Не стало «Петербургского трамвайно-механического завода». Там, где он был — пустырь. На месте знаменитой на весь мир «Электросилы» — модный жилой квартал. Кировский завод — гордость российского/советского машиностроения — в запустении. Лишь часть помещений сдаётся в аренду. По нужды малого и очень малого бизнеса. То же самое с ЛМЗ, с Ижорскими заводами, с десятками других когда-то мощных и по-настоящему передовых промышленных предприятий.

промСейчас, кстати, они не котируются даже в плане аренды. Поскольку заводы давно заброшены, то никакой модернизации инфраструктуры в них не проводилось. Понятно, что даже небольшое современное производство требует новых мощностей. Для этого строятся дорогие, но очень привлекательные для предпринимателей производственные парки. Они, правда, заполнены меньше, чем на половину, но всё равно престижней, чем задворки старого завода. А офисы для высокотехнологичных компаний предпочтительнее всё же в специальных благоустроенных центрах. Желательно в исторической части города. С соответствующими высоким технологиям антуражем — хорошим видом из окна, баром, рестораном, арт-галереей, зоной релаксации, подземным гаражом и удобными подъездными велосипедными дорожками (для особо эксцентричных IT-гениев).

В общем, заводам в Санкт-Петербурге места нет. Да и зачем? Только экологию разрушают. Делать станки, машинное оборудование, подводные лодки, танки в конце концов — это где-нибудь в другом месте, Россия-то большая. А в Петербурге — думать, творить будущее. Высокотехнологичное, заточенное исключительно под обслуживание взыскательных потребителей. Не связанное с производством, грязью, пылью — любым ручным трудом. Ну разве что по клавишам компьютера. Оно и дешевле: попробуй-ка заново отстроить Кировский завод. Да чтобы на современном уровне…

Дмитрий Морозов, впрочем, попытался намекнуть, что нынешняя экономика города не ориентируется на производство конечного продукта, занимается оказанием услуг, хоть и «в рамках глобальных производственных процессов». Услуги — всего лишь услуги, на них много не заработаешь и «сложно конкурировать с крупными глобальными игроками». Но и он согласился с мнением большинства участников дискуссии, наиболее чётко сформулированным, разумеется, чиновником администрации: «Средний уровень зарплаты в Петербурге таков, что окупить расходы на сотрудников мы можем только за счёт создания продукта с высокой добавленной стоимостью, а это предполагает развитие в городе высокотехнологичных производств». Проще говоря, надо делать только то, что сегодня продаётся дорого, а обходится дёшево. А про завтра пусть думают те, кто в том счастливом завтра будет жить.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться