Прошлая неделя завершилась не очередными сводками о коронавирусе, а информацией о бунте в ангарской колонии строгого режима ИК-15. Который был успешно подавлен силами ФСИН и местным ОМОНом. Неделю нынешнюю начала правозащитная организация «Русь Сидящая»: специальным докладчикам ООН о внесудебных казнях и пытках направлено сообщение о реальных событиях в ИК-15.

Этот бунт стал самым массовым и ярким (в буквальном смысле) за последние годы. По официальным данным, в нём участвовали около трёхсот человек из примерно тысячи трёхсот заключённых. Подожжены и сгорели восемь зданий — четыре производственных цеха, пожарная часть, школа, строения подсобного хозяйства. Полыхало так, что зарево видели с другого берега Ангары. Не удивительно, поскольку на территории ИК-15 работало деревообрабатывающее производство.

А началось всё вечером в четверг. Осуждённый за грабёж (ч. 2 ст. 161 УК РФ) Антон Обаленичев в штрафном изоляторе «стал выражать недовольство». Вызванное требованием сотрудников «выложить запрещённые предметы, а именно сигареты». Кроме того, как сообщает иркутский ГУ ФСИН, он начал их «толкать».

Обаленичева тут же поддержал Хумайд Хайдаев осуждённый за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ). Он «стал призывать к неповиновениям и массовым беспорядкам других осуждённых, делать выкрики из окна». Его услышали и тоже начали «выкрикивать недовольства в окна камер и призывать к неповиновениям других заключённых». В результате к ШИЗО двинулась толпа заключённых из жилой зоны.

Они снесли ограждение, ворвались в изолятор и «совершили акт членовредительства, а именно прибегли к демонстративно-шантажному поведению, нанеся осколками разбитых стёкол незначительные повреждения предплечий». Этот шедевр косноязычия написал лично начальник колонии полковник Андрей Верещак. Своему непосредственному руководству — начальнику ГУ ФСИН по Иркутской области полковнику Леониду Сагалакову.

После этого, как сообщается на сайте иркутского ГУ ФСИН, «в колонию незамедлительно прибыла группа сотрудников ГУ ФСИН России по Иркутской области. После проведения беседы и разъяснения причин произошедшего осуждённые отказались от противоправных действий. В настоящий момент обстановка в учреждении контролируемая. Пострадавший сотрудник госпитализирован, его жизни и здоровью ничто не угрожает. Осуждённым, нанесшим себе порезы предплечий, оказана медицинская помощь».

Однако уже утром в пятницу многие зеки отказались выходить на зарядку. Днём в колонию прибыл сам полковник Сагалаков. Личность известная не только среди уголовников и правозащитников. Он назначен начальником Иркутского ГУ ФСИН только в нынешнем марте. До этого несколько лет был начальником Брянского УФСИН. В декабре прошлого года в брянской колонии № 6, где «активисты» и сотрудники регулярно избивали вновь прибывших, был убит заключённый Роман Сарычев. Всего через два часа после водворения в колонию. Годом раньше, в 2018-м, заместитель оперативного дежурного Маршалко задушил тряпкой заключённого Евгения Петроченко. Понятно, Сагалаков должен был как-то ответить за действия своих подчинённых. И ответил. Переводом с повышением в Иркутск.

В общем, Сагалаков с заключёнными ИК-15 провёл беседу. Если верить информации из Сети, сказал, что всех надо прессануть за наглость.  Выполнив свой начальственный долг, уехал. После этого часть зеков забаррикадировались в промзоне. К вечеру цеха запылали.

В колонию срочно были введены спецподразделения ФСИН и ОМОН. Родственники заключённых и местные правозащитники сообщали он-лайн о столкновениях и избиениях. Пожар удалось затушить к 4 утра воскресенья. Заключённые сдались. Утром около трёх сотен человек развезли по областным СИЗО. Среди завалов обнаружен труп. Предположительно, это осведомитель, повешенный самими зеками. Сведения ещё об одном убитом ФСИН не подтверждает. Следственный комитет возбудил по факту беспорядков дело по ч. 3 ст. 321 УК РФ (дезорганизация деятельности исправительного учреждения). На территории колонии введён режим ЧС.

Это — официально озвученные факты. Что же произошло и до сих пор происходит в ИК-15 на самом деле, находится в области предположений. Днём в воскресенье из-за забора раздавалась музыка. Видео, появившееся в Сети, демонстрировало шеренги зеков, дружно распевающих песни. Собравшихся родственников несколько часов продержали у ворот колонии, и в конце концов ничего им не сообщили. Членов Общественной наблюдательной комиссии Иркутской области за забор не пропустили. Карантин из-за коронавируса…

Но есть ещё факты, побуждающие к выводам. Для начала: Антону Обаленичеву оставалось досиживать чуть больше года, Хумайду Хайдаеву — меньше полугода. Когда воля уже подсвечивает в окно, мало кто решится на конфликт с карателями. Если, конечно, не возникнут особые обстоятельства.

Сразу после того, как с Обаленичевым провели «разъяснительную беседу», он записал видеообращение. Оно выложено в Сети. В котором объяснил: «вскрылся» (резанул себе по венам) из-за того, что был избит дежурным помощником начальника колонии. Его перебинтовали и избили снова. После этого стали вскрываться другие.

По сведениям правозащитников и медиа, ангарская колония ИК-15 — из «чёрных» зон. Рулит здесь не «актив», назначенный администрацией, а понятийный криминал. Бесперебойную работу производств, приносящих многомиллионные прибыли, обеспечивают авторитеты. Естественно, за определённые послабления: телефоны, выпивка, наркотики. На этом социальном контракте держались три пилорамы, деревообработка, производство мебели, сборка мобильных офисов.

Сейчас всё это лежит в руинах. И вряд ли быстро восстановится. Серьёзный экономический удар. Смерть одного из осуждённых. Масштабное уголовное дело. Сотрясение порядка, которым так дорожат.

Ради чего всё это спровоцировано? Чтобы указать место «отрицалову»? Пожалуй, шире. Правозащитники, знакомые с ситуацией в ИК-15, полагают, что речь идёт о перекраске. Чёрную масть колонии решили заменить красной. Тут, как выражался Ленин, «вопрос о власти — главный вопрос революции».

Зачистка и трамбовка российской политики за двадцатилетие режима превращает уголовную вольницу едва ли не в единственную организованную оппозицию (безотносительно к тому, уважает ли Путина конкретный вор или пацан). В конце концов, это немалая социальная группа, имеющая свои счёты с правящей олигархией. Да, контингент российских колоний не тот, что в албанских тюрьмах 1970-х годов — где восстание сразу становилось идейно антикоммунистическим с поднятием национального флага. Но политическое самосознание «последней штольни» приходит и в наши края.

Не далее как феврале, когда полным ходом шло «исправление» конституции, в солнечной Турции прошла сходка. По данным «Сейчас.Инфо», на встречу собрались авторитеты из РФ, а также Мага Руставский, Гули Бакинский и Гела Гальский, живущие сейчас на берегах Босфора. Воры в законе, чуть ли не впервые в современной истории, решали исключительно политический вопрос: о транзите власти в России. Это, вообще-то, не особенно удивляет, если вспомнить, что менее года назад в Подмосковье задержан Олег Шишканов (Шишкан) и препровождён в СИЗО, незадолго до этого выбранный «росглаввором». Вместо Захария Калашова (Шакро Молодого) уже пребывающего в застенке с 2016 года за перестрелку на Рочдельской. Точнее, за вымогательство, вызвавшее эту знаменитую стрельбу.

Озабоченность понятна. За минувшие десятилетия положение «законников» изрядно осложнилось. Сначала их потеснила новая российская братва. С обеих сторон полегли лучшие кадры. Потом затяжная война внутри самого воровского сообщества — за лидерство, за общак, за влияние на подрастающее поколение… А под конец власть, с которой (вопреки всем понятиям) обычно удавалось договариваться, решила обходиться без партнёров (ещё бы начальник не кинул). Влияние снизилось, авторитет расшатался, доходы сократились. Есть, с чего бить тревогу. А уж виновных воры находить умеют. Тут и искать не пришлось: бессменный президент, при котором всё это и началось.

Главным итогом турецкой воровской сходки стало решение поддержать любого альтернативного претендента на президентство. Ибо в любом случае будет лучше. Тот нечастый случай, когда воровские чаяния сближаются с общественными. Умеют же власти объединять народ.

Сходка была неформальной. Её решения не обязательны к исполнению. Однако номенклатуре достаточно и такого, чтобы срочно принимать неотложные меры. Воровской общак эвакуирован в Турцию, а значит недосягаем. Но воры традиционно контролируют «чёрные» зоны. А они располагаются в РФ. Значит, удары там. Даже ценой утраты части доходов. А что отвечать за этот раскол элит придётся мужикам и рядовому «отрицалову» — кого оно колышет? Уж всяко не вертикаль.

Заботиться о себе приходится самой массе. Это замечено. Ольга Романова написала в своём Facebook: «Власть сама создает все предпосылки для бунта, но бунтовщиками будут не школьники Навального. Бунтовщиками будут страшные маргинальные граждане, и рано или поздно они сожгут и свинарник, и лесопилку, с заревом до самого Берлина. Власть наша не умнее ФСИНа, но и не менее кровожадна. Будут подавлять, но маргиналам терять нечего — в отличие от Росгвардии с ипотекой».

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

У партнёров