Друзья звали его Piccolo Grande Uomo – Маленький Большой Человек. Политологи говорили о «правом Че Геваре». Противники называли чёрным террористом. Сам он именовал себя чёрным бойцом. Для соратников-камерати он оставался Команданте Кьяйе или просто Стефано. Стефано Делле Кьяйе – основатель итальянского Национального авангарда, легенда Холодной войны, таран ультраправого антикоммунизма и антикапитала – скончался сегодня в римской больнице Ваннини. Не дожив трёх дней до восьмидесяти трёх лет. «Нужно быть нужным» – остался его завет.

Невысокого роста, сухопарый и жилистый, даже в старости физически крепкий. Дружеская улыбка, умный взгляд, дикий огонь в глазах. Огонь «крови против золота» – называют это ультраправые спиритуалисты. Верность и свобода, честь и солидарность. «Этот человек всегда видит на десять лет вперёд» – говорили о нём камерати.
Он родился 13 сентября 1936 года. Детство пришлось на войну и поражение фашистской Италии. Но родина не может быть неправа! По этому принципу юный Стефано стал фашистом. К тому же он от рождения был человеком вольницы, не склонявшимся перед государством. Значит – неофашист.

Свою идею (нео)фашисты называют «кровь против золота». Вечные ценности созревающих колосьев против диктата враждебных материальных сил – будь то буржуазный капитал, марксистский «социал» или просто бюрократ кресла ради. Коммунизм и либерализм, социализм и капитализм враждебны в равной мере. Но самые опасные враги того времени – однозначно коммунисты. Над которыми тень парткома, ГУЛАГа и политпросвета. Врагам надо сопротивляться. А сопротивляются ультраправые жёстко.

Стефано Делле Кьяйе взялся организовать в Риме чёрных боевиков. Пришлось уйти из респектабельной партии парламентских неофашистов. Но дело было сделано. С 1960 года вокруг него Avanguardia Nazionale – Национальный авангард. Закалённый в уличных драках, повернувший романскую Европу в марте 1968-го, в уличной Битве Валле Джулия. Неофашисты бьются на два фронта, против коммунистов и полиции. Стефано Делле Кьяйе – лидер, идеолог и организатор в одном лице. Ухитрялся и командовать, и драться как рядовой. «Нас тринадцать человек. Приближаются две тысячи коммунистов. Мы стоим плечом к плечу, с палками в руках. Бурлящая кровь. Усмешка на лице старшего», – вспоминает анархо-фашист Марио Мерлино, философ Нацавангарда. Это и было отличительной чертой старшего – Стефано. Бешеная, но холодная харизма. Человек из огня и металла. Словом, Команданте.

В 1970 году князь Валерио Боргезе решается на чёрный переворот. Бойцы Команданте Кьяйе вступают в дело первыми и захватывают намеченные объекты. Но князь даёт отбой. Приходится уходить в подполье, потом бежать из Италии. Но остаётся Национальный авангард – в уличных схватках, в антикоммунистическом и античиновном пролетарском восстании Реджо-ди-Калабрия: «Подонок, кто сдаётся!» Вольный город живёт по законам Команданте.

А сам Делле Кьяйе в Европе. Работает в Aginter Press – информационно-издательской крыше антикоммунистического чёрного интернационала. В 1975-м хоронит каудильо Франко. На следующий год организует схватку с левыми монархистами (были и такие) на горе Монтехурра. Потом 1977 год, замок Сен-Клу. Стефано Делле Кьяйе запускает в дело всеевропейскую программу антикоммунистических и антисоветских атак. Международный отдел ЦК КПСС с европейские компартвассалами в сильном мандраже. Они привыкли брать без отпора. А тут – шокирующие удары «гладиаторства». Под отпором напор слабеет, пока не сходит на нет. (Кстати, замок Сен-Клу принадлежит испанскому принцу Сиксту-Энрике – с которым теперь обсуждает совместную борьбу за традиционные ценности путинский IT-олигарх Константин Малофеев. При том, что РФ считается правопреемником СССР. Пойми, кто может.)
Стефано нелегально возвращается на родину. Руководит тайной объединительной конференцией ультраправых. Потом уходит – тайно на электричках, вброд пограничными речками («Нас не ищут», – говорит он соратнику, выбираясь из потока). Перебирается в Анголу, помогает воевать Савимби – родственной душе. Потом – Латинская Америка. Помогает воякам Пиночета и браткам Стресснера в антикоммунистической операции «Кондор». Там же – никарагуанские Контрас. Туда же приезжают турецкие «Серые волки». В Латине важный фронт антикоммунистического противостояния. Здесь сальвадорский майор д’Обюссон, гватемальские боевые сеньоры Сандоваль и Сисньега, здесь активные отделы ВАКЛ. Значит, здесь и неукротимый Делле Кьяйе. С его чёрной вольницей.

Холодная война глобальна. Но – «Наша борьба в Италии, в Латинской Америке или в Анголе не была службой североамериканцам. Это была служба народам, боровшимся против угнетения. Мы мечтали о революции, мы пытались её совершить». Команданте ведёт свою борьбу.

Рубежом становится Боливия-1980 – «революция нового шанса». Команданте Кьяйе становится консильери «латинского батьки-атамана» Луиса Гарсиа Месы. В Боливии строится поразительное государство праворадикальной братвы. Примат духа над материей, по заветам Ива Герен-Серака. Против Ла-Паса объединяются Москва и Вашингтон. Делле Кьяйе бомбит американское посольство. Ему это припоминают после падения Гарсиа Месы. Он успевает перебраться в Венесуэлу, но там его и вяжут в 1987 году. Ведь Холодная война окончена, антикоммунистический таран больше не требуется. Таких, как Делле Кьяйе и Савимби теперь хотели бы списать. Вот только они не согласны – воюют дальше за свою чёрную волю.

Стефано доставлен в Италию и отдан под суд. На него вешают чуть не все теракты Свинцовых семидесятых. И все обвинения рушатся. Все до одного. Освобождают вчистую. Но Делле Кьяйе вспоминает, что единственный раз в жизни ощутил боль именно в зале суда: когда на него смотрели родственники погибших и принимали за убийцу, которым он не был.
Времена настали иные. Коммунизма не стало. Новый враг – банки и бюрократия. Однако к прежним методам борьбы уже не вернуться. «Полиция работает», – лаконично отвечает Стефано на предложения молодых и горячих камерати перейти к прямому действию. Теперь он борется по-другому. Создаёт движение Национально-народная альтернатива. Выступает в СМИ, ведёт дискуссии. Хранит историческую память латинского правого радикализма. Пишет книгу L’Aquila e il Condor – «Орёл и Кондор». Потрясающий документ свирепой, но честной эпохи.

Но порой прорываются навыки молодости. Ближайший камерата Винченцо Нардулли арестован в марте прошлого года. 7 января 2018-го отмечалось 40-летие побоища на Акка Ларентия – расстрела леваками молодых неофашистов. Нардулли и ещё одному чёрному ветерану не понравилось фривольное поведение фотографов. Мордобой, полиция, обвинение… Но заметим – вопрос решали сами, молодёжь втягивать не стали, взяли всё на себя.

Национальный авангард запрещён, но Стефано фактически воссоздал его как общественную конференцию Solidarieta Sociale – «Социальная солидарность». Тот же твёрдый ход. Тот же цепкий дисциплинирующий взгляд. Заставляющий понимать не с полуслова, а с четвертьмысли. Чёткая практичность, порождаемая романтично-фанатичным огнём. Собрания проходят ежегодно с 2014-го. «Люди сходятся вокруг своего Команданте – Маленького Большого Человека. Стефано Делле Кьяйе снова, как и всегда, принял решение, убедившее всех. Присутствует старая гвардия. И новые молодые активисты. К ним в первую очередь обращено выступление Стефано. Не отступать, не продаваться. Двигаться в пространстве и во времени, не меняя целей и принципов. С любовью и уважением слушаем мы Команданте. Всё ещё впереди». А поскольку кое-что всё-таки позади, среди камерати незыблем принцип: «Почитай Команданте Кьяйе!»

Большинство европейских крайне правых сейчас на стороне Путина и его режима. Не то был Стефано Делле Кьяйе. «Мне не надо объяснять, что такое подполковник КГБ», – жёстко пресёк ветеран антикоммунизма все разговоры о кремлёвском «защитнике традиционных ценностей». С 2014 года он увидел зарю своей идеи в украинском национал-радикальном движении. Он поддержал Майдан как борьбу за волю. «Стефано и я уважаем вашу борьбу» – сказал Марио Мерлино. Но – также симпатизировал Делле Кьяйе российским патриотам и солидаристам. «Бои между русскими и украинскими патриотами абсурдны, – говорил он. – Я скорее антипутинист, но Европа народов, о которой мы мечтаем, не может обойтись без России».
Итогом стало заявление «Социальной солидарности» в сентябре 2014 года. «Другая Европа возможна! В Восточной Европе ужесточается столкновение между двумя формами капитализма. На карту поставлена судьба Украины. С одной стороны – финансовый капитал американской администрации и Европейского союза, с другой – плутократы РФ Путина. Те и другие враждебны принципам национального самоопределения народов, общественной справедливости и социальной солидарности. Давление на национальные чувства украинского и российского народов используется как инструмент демагогии. Но есть фронт антикапиталистический, антикоммунистический, антибюрократический – подлинно Национальный и Революционный. Который собирает силы в обеих странах. Он даёт шанс преодолеть противоречивое наследие общей истории ХХ века. Это наше убеждение. В этом наша надежда. Выше сердца!»

Стефано Делле Кьяйе ушёл из жизни сегодня в полшестого утра по итальянскому времени. Завтра и послезавтра камерати прощаются с ним в старинной римской базилике Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура. Там похоронены папы римские Гиларий I, Дамасий II, Пий IX, первый послевоенный премьер Альдиче де Гаспери. «В самом значимом моя жизнь вела меня к нему. Он остаётся и в уме, и в сердце, и в идеале сжатой руки», – пишет философ Марио. Свой первопринцип «Нужно быть нужным» Команданте Стефано выдержал до конца.

Если Стефано Делле Кьяйе действительно умел видеть будущее, увидим скоро и мы.

Валерий Имантов, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Общество