Почта не сахар

Рассказы об официальных доходах российской чиновников повергают в ужас только других чиновников. Хотя публичные истерики по этому поводу — явление нечастое. Поэтому сегодняшнее не в меру эмоциональное выступление генерального прокурора заслуженно вызвало некоторый интерес.

«Это же откровенная наглость… Совесть всё-таки надо иметь», — громил генпрокурор начальника «Почты России» Дмитрия Страшнова. Конечно же, не за то, что на почтах нынче воруют столь же откровенно и грубо, аки в советские времена. Не за то, что работают там со скоростями времён почтовых карет. И даже не за бесконечные очереди, сравнимые разве что с теми, что выстраивались за водкой в перестроечные времена. И всё же генпрокурор радел за народ: «Средняя зарплата в отрасли не дотягивает до двадцати тысяч рублей, а он себе бонусы под сто миллионов начисляет!» Аж слёзы на глаза наворачиваются от такой трогательной заботы.

А дело-то в сущности немного стоит. В конце 2014-го по итогам года главный почтальон РФ Дмитрий Срашнов назначил себе премию. Хорошую, 95,4 млн рублей. По прошествии времени Генпрокуратура неожиданно возбудилась. Этой премией занялись всерьёз и сочли необоснованно высокой. Надо было, конечно, брать, но значительно меньше, 3,2 млн рублей. После этого в головном офисе «Почты России» прошли обыски, проведена выемка документов. Страшнов, вместо того, чтобы покорно принять заслуженную кару,  посоветовал присмотреться к премиям руководителей всех российских госкорпораций.

Но на других топ-менеджеров госслужбы праведный гнев Чайки не распространился. Он не заклеймил ни Алексея Миллера («Газпром») с его $27 млн за год, ни Андрея Костина (ВТБ) с $21 млн, ни совсем небогатого Игоря Сечина («Роснефть») с $17,5 млн. Хотя по сравнению с ними $1,5 млн Дмитрия Страшнова даже вроде бы и считать неинтересно. Чтобы обосновать свою избирательность в тонком денежном вопросе генпрокурор уточнил: у тех всё правильно, там госкорпорации, а «Почта России» — всего лишь ФГУП. Разница не то, чтоб принципиальная. К тому же аккурат в ближайшее время, по планам правительства, «Почта России» будет акционироваться, то есть станет такой же госкорпорацией, что и остальные. Возможно, сразу после этого Дмитрий Страшнов получит свою премию назад. Поскольку сейчас речь о более суровом наказании, чем возврат этих $1,5 млн обратно в кассу ФГУПа, не идёт.

В ряду государственных структур, дающих хорошую прибыль их руководителям, генпрокурор, понятно, не упомянул собственное ведомство. Но в интервью, последовавшем сразу вслед за гневной речью против «антирекордсменов» и прочих, которые путают «государеву службу и свой карман», о себе и своём семействе он упомянул. В том плане, что уж им-то скрывать нечего. Он никогда не пристраивал своих детей и даже не очень интересуется их коммерческими делами. Его честные и благородные сыновья «сами создавали свой бизнес. С нуля!»

Пафос генпрокурорского выступления, впрочем, был несколько смазан. Поскольку, как выяснилось из его же слов, «ноль», с которого его сын Игорь Чайка начал свои проекты в Подмосковье, составлял «сотни миллионов рублей личных средств». «Кстати, — добавил он, — то же самое могу сказать и про Артёма. Старший сын часто берётся за то, от чего другие отказываются».

Тут генпрокурор, безусловно, прав. Не так много найдётся в РФ людей, готовых вести совместный бизнес с семейством кущевских Цапков — рэкитиров, насильников и убийц. А вот Артём Чайка взялся. Во всяком случае, расследование «Фонда борьбы с коррупцией» Алексея Навального обоснованно доказало, что многозвёздочный отель Pomegranate на греческом полуострове Халкидики имеет двух владельцев. Один из них Артём Чайка, второй — Ольга Лопатина, которая одновременно является совладелицей компании «Сахар Кубани». Остальные владельцы долей в этой компании — жёны  лидеров Кущевской ОПГ Сергея Цапка и Вячеслава Цеповяза.

Понятно, что ведомству Дмитрия Страшнова далеко до совершенства. Уж точно оно работает не столь эффективно, как «Сахар Кубани» Достаточно отметить, что пресловутая премия была получена вовсе не по реальным результатам. Хотя официально «Почта России» объявила, что в 2014 году получила баснословный доход в 1,2 млрд рублей, это не совсем так. При проверке оказалось, что ФГУП получило господдержку 5,5 млрд рублей. Которую просто не стало тратить на нужды населения или даже своего предприятия, а частично истратило на премии. Остаток же был записан в ту самую замечательную прибыль. Это, конечно, лишь самая яркая из афер Страшнова.

Почтовые отделения во многих регионах превращены в торговые точки. В них особенно процветает торговля табачными изделиями. Клиентам навязываются почтовые поборы в виде оказания неких «информационных и технических услуг». Нередко в ход идёт прямой обман — почтовые отправления, оплаченные по срочным авиатарифам, регулярно отправляют более дешёвым наземным или даже морским транспортом. Особо нетерпеливых при этом окорачивают, предъявляя  статью 172 Регламента письменной корреспонденции, якобы позволяющую  применить иной способ пересылки международной корреспонденции.

Однако, Страшнова, как говорил один кубинский грабитель-эмигрант, перебравшийся в США, два раза учить не надо. Он сразу взял быка за рога, предложив поменять «систему». Без уточнения, выплат ли премий во всех госкорпорациях или вообще государственную.  Возможно, если его премию всё же отберут, а потом ещё и примерно накажут каким-нибудь условным сроком, мы увидим его в рядах самых яростных и непримиримых борцов с коррупцией. А то и всей государственной системой.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться