Под кулак

Популярный советский анекдот. Корнет Оболенский вызывает на дуэль поручика Ржевского и обнажает шпагу. Ржевский вызов принимает, но предупреждает: «Если хоть раз до меня своей шпажкой дотронешься, я тебе всю морду разобью». Даже если Алексей Навальный этой истории не слышал, то уж Виктор Золотов наверняка. В анекдотическом разрезе в основном и комментировался сегодня золотовский видеовызов на дуэль. Однако анекдот устарел. Не в СССР живём. Поэтому не очень смешно. Тут политика, а политика в современной РФ мало располагает к смеху.

С одной стороны, демократично. «Я не дерусь на дуэлях с мужиками, – говорил имперский силовик князь Витгенштейн в монументальной киноленте «Неоконченная песня». – Я их порю и отправляю в рудники». А тут видный представитель неочекистского неодворянства вызывает мужика на поединок прямо с тридцатисуточной отсидки. Да ещё требует поторопиться. Будто от Навального зависит отмеренный ему срок.

И вообще: «Посадить, а потом угрожать избить – очень смелая, мужская позиция», – отмечают многочисленные авторы соцсетей. Напоминает не столь давние порядки ярославской ИК-1. При всех отличиях Алексея Навального от Евгения Макарова, а генерала Золотова от лейтенанта Яблокова и его коллег-костоломов.

Допущенные Золотовым нарушения дуэльного кодекса уже прокомментированы. Дуэль русских офицеров не совершалась мордобоем. Выбор оружия оставался за вызванным. А главное, считалось недостойным заведомо создавать для себя преимущества. Меткий стрелок не звал к барьеру человека, впервые видевшего пистолет. Отличный фехтовальщик не скрещивал клинок с ботаником. Между тем Золотов заранее гордится своей форой в поединке. Не случайно он так уверен в исходе. Чисто физическом. Новинка дуэльного кодекса – безопасный бой. Для одного из участников.

Можно представить, что сказали бы на это русские офицеры, на традиции которых ссылается генерал. Можно, впрочем, представить, что они вообще бы сказали, поглядев на нынешних «наследников славы»…

Хотя Навальный производит впечатление крепкого мужчины. К тому же он значительно моложе. Но ни в погранвойсках, ни в госбезопасности он не служил. Рукопашному бою, насколько известно, специально не обучался. В отличие от Золотова. Можно сказать, командир Росгвардии вызывает на бой безоружного, имея кинжал у пояса. Как молодой спартиат, вышедший поохотиться на илота в ночь криптии. Вполне соответствует социальному идеалу правящего слоя РФ.

Но все же понимают: всё это второстепенно. Как и повод – расследование Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) о закупочных махинациях при продуктовом снабжении Росгвардии. Кстати, опровержения Золотова прозвучали голословно. И никакого намёка на обращение в суд. Конечно, выражение «иди в суд» в России давно считает эвфемизмом оскорбления. Но не для Золотова же. Он-то в суде бы выиграл быстрей, чем на ринге или татами. Понятно, что никаких доказательств ФБК юстиция не воспримет. Однако – неинтересно. Интересно другое: «отбивная», «ответка», «задница», «не съезжай». Формулировки подобраны со вкусом. «Учтиво, с ясностью холодной, звал друга Ленский на дуэль».

Есть особый – очень особый – вид искусства: имитация блатной истерики. Этим жанром владеет только обладатель чрезвычайно холодной головы. Тут нужны трезвость, спокойствие, собранность. Каждое слово продумано чётко и тщательно. И произнесено в последний раз. После такого разговора – если кто не спрятался, никто не виноват.

Это не частное хамство. Это государственный сигнал.

Хипстеры, креаклы, ботаники – вы ещё чего-то не поняли? Вам ещё не всё объяснили 9 сентября на асфальте? Хорошо, повторим для особо одарённых. Это не только вашему вожаку говорится. Оно всех касается. Кончились игрушки. Вы ещё ничего не видели. Увидите теперь. Отныне бьём по-жестяному. На бумажки никто больше не оглядывается даже для прикола. Кулак нам совесть и закон нам меч.

Сказано на многомиллионную аудиторию. Директором Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации. Доверенным лицом главы государства.

Росгвардия – своеобразная сердцевина государственной структуры путинской РФ. Создавалась она именно для таких ситуаций, что наступили теперь. Довоевались, добомбились, досажались. Имперство-духоскрепство – удовольствие недешёвое. Доллар за 70, евро за 80, мужицкие пенсии за 65. Да что говорить, когда сам Золотов обличал сегодня Навального: мол, вы заявляете, будто народ достоин нынешней участи. Заявляет ли это Навальный – вопрос иной. Важно, что глава Росгвардии фактически признал нынешнюю участь российского народа как минимум незавидной. Вот это действительно по-мужски. Откровенно, прямо, без увёрток.

Ясно было, что к этому придёт. И тогда встаёт призрак, не очень похожий на демократические «навальнинги», против которых ряженого в папахе достаточно. Работяги и блатари не комплексуют, с арматурой бросаются на автомат, с ножом на эшелон. Недаром начались посадки за чувство ненависти. Соединение социального протеста с криминальной и околокриминальной стихией витает в воздухе. Это реальная опасность для режимной стабильности. При таких делах протест интеллигентно-политический – олицетворяемый сейчас прежде всего «навальниками» – превращается в первую мишень. Буквально. Под кулаком на ринге. Пора доказывать, что хрустальные погоны для командования Росгвардии закуплены не зря.

Вопреки обыкновению, о сегодняшней заморочке между Золотовым и Навальным услышал даже Песков. Но президентский пресс-секретарь не обеспокоен. Угрозы физической расправы Кремль не замечает. Но полагает, что «с клеветой нужно бороться любыми способами». Иначе говоря, «таможня даёт добро».

Только ленивый не сравнил золотовский видеоролик с криминальным наездом. Но тут важно повторить: это другое – это именно государство. Любопытное наблюдение промелькнуло сегодня в Сети: мол, Виктор Золотов и Владимир Кумарин стояли рядом на похоронах Романа Цепова в 2004 году. Золотов был тогда начальником Службы безопасности президента. Кумарин-Барсуков – авторитетным бизнесменом и «ночным губернатором Петербурга». Покойный Цепов владел элитной охранной компанией «Балтик-Эскорт», где Золотову довелось поработать перед возвращением на госслужбу. Однако, отмечает интернет-автор, «Кумарин никогда не позволил бы себе такой гопнической манеры общения». Что верно, то верно. Доказательство тому – нынешнее твёрдо-корректное поведение Кумарина-Барсукова на очередном судебном процессе. Но это к слову.

Да так ли существенно, кто когда где с кем стоял? Тот же Золотов в августе 1991-го стоял рядом с Борисом Ельциным. На знаменитом танке. Не последним был лицом в «крупнейшей геополитической катастрофе», как и Владимир Путин (а вот Цепов в Ленинграде пытался собрать вооружённый отряд за ГКЧП). Все трое при этом сплачивались вокруг Анатолия Собчака… Было и прошло, чего там. Важнее происходящее сейчас.

Происходит то закручивание-ужесточение, о котором предупреждал ещё прошлой осенью политолог Павел Чиков. Которое стартовало в начале года – виртуальными «террористическими сетями», реальными пытками и подъездными избиениями. И явственно приблизилось к весне, под жёсткие предвыборные указания Путина.

Несколько дней назад страна отметила 100-летие объявления красного террора. Нынче времена не те. «Заслушав доклад… находит, что… что… что… что… что…» – кто сейчас будет такое слушать? То ли дело: «Я человек не бедный… Ударник коммунистического труда, потом бизнесом занимался… Вызываю куда угодно…. Обещаю перешагнуть через Вас и вытереть о Вас ноги… Устрою шоу с показом…» Вот это да, стиль эпохи.

Но смысл примерно тот же. С важной поправкой на измельчение масштаба.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться