В Москве, как и во всём «цивилизованном» мире, ситуация вокруг Нагорного Карабаха полностью заслонила события в Кыргызстане. Они не ускользнули лишь от бдительного ока Минска. Сегодня на совещании правительства по актуальнейшим вопросам Лукашенко уделил этому особое внимание. Кыргызстан ― это вам не Беларусь, мудро изрёк он, у нас есть вертикаль, а у них её нет. Так что и сравнивать незачем. «Вот, пожалуйста, ― президент там не имеет практически никаких полномочий, поэтому…»

Поэтому, добавим уже мы, избранный беларусский президент Светлана Тихановская действительно не имеет полномочий, а в минском дворце Независимости заседает узурпатор. Это для начала. Что касается отсутствия полномочий у киргизского президента, то это ложь. Согласно конституции, он является главой государства и главнокомандующим, возглавляет Совет безопасности. А заодно ― что, пожалуй, наиболее важно ― олицетворяет единство народа и государственной власти. Законодательную власть осуществляет парламент ― Жогорку Кенеш, исполнительную ― правительство, которое подотчётно парламенту. Правосудие в стране вершит только суд.

Причём все эти полномочия осуществляются не на бумаге, а на деле. И таким образом все ветви власти ― реально независимые ― действуют в жёсткой связке, дополняя и контролируя друг друга. В мире такая форма правления называется демократией. Так что прав Лукашенко, сравнивать его режим с киргизским народовластием некорректно.

Даже, если речь идёт о сравнении революций. Сегодня Сооронбай Жээнбеков, который пока ещё считается президентом Кыргызстана, благодаря Жогорку Кенеш, повременившему с процедурой импичмента, решил объявить в столице чрезвычайного положения. А также ввести войска в Бишкек. Даже назначил время ― 20:00. Однако парламент указ не утвердил. В результате режим ЧП в Бишкеке сегодня не введён. Возможно, его введут завтра. Так, по крайней мере, заявил только что назначенный комендантом столицы заместитель министра внутренних дел Алмазбек Орозалиев.

Но это тоже ещё под большим вопросом. Во-первых, «пока документ не пройдёт все необходимые процедуры, он недействительный. Пока ЖК не соберется на сессию и не утвердит его, пока этот указ не будет опубликован в СМИ за подписью президента, он не имеет юридической силы», — отметила глава правовой клиники (юридическое бюро) «Адилет» Чолпон Джакупова. Во-вторых, вполне вероятно, что уже завтра комендантом Бишкека будет кто-то другой. Всего три дня назад на этот пост был назначен и.о. министра внутренних дел Курсан Асанов. Сегодня он добровольно покинул комендантский пост «ради мира и стабильности в стране». Кто помешает Орозалиеву (назначенному Жээнбековым) последовать примеру предшественника (назначенного оппозцией)? Как уже сказано, Кыргызстан ― страна реального народовластия.

Тем более, что Жээнбеков уже добровольно озвучил условия своей отставки. Их три. Первое ― назначение даты новых парламентских выборов. ЦИК Республики Кыргызстан тут же объявил, что они пройдут не позднее 6 ноября. Второе ― отставка премьер-министра и членов правительства. Жээнбеков тут же сам подписал указ об этой отставке, хотя экс-премьер Кубатбек Боронов покинул свой пост уже три дня назад. Третье ― назначение нового кабмина. Загвоздка пока только в этом. На пост премьера претендует бывший депутат Садыр Жапаров, недавно освобождённый восставшим народом из тюрьмы.

Сегодня четыре партии ― «Республика», «Ата Мекен», «Бир Бол» и «Реформа» ― подписали меморандум об объединении с сурово-предупредительным названием «Акыркы умут» («Последняя надежда»). И предложили кандидатуру на пост главы правительства. Это лидер «Республики» Омурбек Бабанов, уже побывавший во главе правительства в 2011–2012 годах. Самый богатый бизнесмен республики, правоверный мусульманин и убеждённый либерал. А в вице-премьеры выдвинут Тилек Токтогазиев. Тоже бизнесмен и уличный вожак последних дней. Оба представляют «реформистский север» Кыргызстана, тогда как Жээнбеков – выходец с «консервативного юга».

«Мы видим, что в стране дестабилизация, непонятно, что происходит, поэтому мы официально объединились. Меморандум подписан лидерами партий», — отметил Токтогазиев. «Сегодня мы выйдем на площадь Ала-Тоо с мирным митингом, — сказал Омурбек Бабанов. ― Не надо никому демонстрировать силу: у меня такие сторонники или такие сторонники. У всех есть сторонники. Сила в правде. Мы придём на площадь и проведем мирный митинг. С нашей стороны ни одной провокации не будет. Но мы никогда не отступимся от правды».

К митингу сторонников Омурбека Бабанова и Тилека Токтогазиева на центральной площади Ала-Тоо, присоединились приверженцы Алмазбека Атамбаева. Вскоре к ним подошла колонна участников «марша против ОПГ» – под лозунгом «против криминала во власти». Которые протестовали, надо признать, не на ровном месте.

В это же время на Старой площади у Дома правительства митинговали сторонники Садыра Жапарова. Они требовали признания его премьер-министром. Который, кстати, ещё не оправдан Верховным судом (дело 2013 года о попытке захвата в заложники Иссык-Кульского губернатора в ходе хозяйственного конфликта). Вопрос заново рассматривает Генпрокуратура. С момента своего самоназначения премьер-министром Садыру Жапарову приходится регулярно опровергать связь с ОПГ. С главным киргизским вором в законе Камчибеком Кольбаевым. С коррупционерами ― бывшим зампредом Гостаможенной службы Райымбеком Матраимовым и младшим братом президента Асылбеком Жээнбековым, экс-спикером Жогорку Кенеш.

Когда количество митингующих за Жапарова приблизилось к тысяче, к ним присоединились около полутора сотни молодых людей спортивного вида во главе с бойцом ММА (смешанные боевые единоборства) Бусурманкулом Абдибаит уулу. И вместе они направились на Ала-Тоо – пообщаться со сторонниками Омурбека и Тилека, которых поддержали противники криминала.

Митингующие сошлись. Сначала просто спорили, кто более достоин должности премьер-министра. Затем обвинили друг друга в провокациях. После этого перешли к рукоприкладству. В ход пошли бутылки и булыжники. Чтобы успокоить митингующих, Тилек Токтогазиев стал петь гимн, но допеть не успел: в голову полетел камень. Сейчас он находится в больнице. Машину Алмазбека Атамбаева обстреляли боевыми патронами. В машину Омурбека Бабанова тоже стреляли.

Бабановцы-атамбаевцы отступили с Ала-Тоо. Но и жапаровцы вернулись на Старую площадь – продолжать мирный митинг. После стычки в Национальный госпиталь поступили пятеро раненных. Всего, по оперативным данным Минздрава на 9 октября, в послевыборные дни за медпомощью обратились 1218 человек. В стационарах находятся 228, один в реанимации. Погиб один человек — 19-летний Алтынбек уулу Умутбек (в ночь с 5 на 6 октября).

Принципы консолидации и разделения не вполне ясны, но более-менее обозначились. Не только по родовой и земляческой верности, хотя и она имеет большое значение (эти «чуждые цивилизации» черты как раз создают силу антибюрократического или антикриминального напора). Но представляется и другой водораздел. Вокруг Садыра Жапарова группируются силы, так или иначе завязанные на статусные круги оппозиции. Омурбека Бабанова и Тилека Токтогазиева, а также Алмазбека Атамбаева, поддерживает низовая улица, склонная к более кардинальным сдвигам. Характерно, что в этой среде уже проявляется недовольство: «Зачем Бабанов?! Он же из этих, из старых!» (имеется в виду, конечно, не возраст пятидесятилетнего политика, а принадлежность к «старой власти»).

Как видим, структуры восставшего общества увлечённо выясняют отношения между собой. Власть Жээнбекова подразумевается как уже свергнутая. Только границу закрыли, чтоб не сбежал. «Нам неизвестно его местонахождение. Мы его не ищем, сейчас много другой работы», — говорил вчера Курсан Асанов. Не поторопились ли с этим? «Всё как обычно… Делят землю, на юг идти никто не хочет. Герцог собирает недорезанных…» — классическая ситуация из «Трудно быть богом».

Пока митингующие выясняли, кто главный, в Бишкек вошла колонна военной техники из Токмака. Распоряжением президента. Значит, рановато говорить, будто власть свергнута, власти нет и т.п. Пока вооружённые люди организованно двигаются по приказу, власть есть. Та самая, что такие приказы отдаёт.

По сведениям крупного киргизского ИА «24.kg», в столицу выдвинулась 25-я бригада «Скорпион». Самое боеспособное подразделение киргизских вооружённых сил. С элитной подготовкой, вооружением из России и НАТО. С эффективным боевым опытом, обретённым в столкновениях с исламистами. И, что очень существенно, подчинённая не МВД, не ГКНБ, а Минобороны. То есть, не полиция, а армия. Предназначенная вообще-то для защиты страны от внешнего нападения, а не для охранения власти от внутреннего возмущения.

Ещё одна колонна, в которой замечены затонированные автобусы, военные КамАЗы и БТР, в сопровождении милицейских патрулей проследовала с запада к центру столицы. Как-то на глазах угроза армией, а то и использование против протестующих перестаёт быть экзотикой в духе Ярузельского и ЧаушенкоЛукашеску. Что-то не очень надеются нацлидеры на свои жандармерии…

Похоже, Жээнбеков решил не дожидаться вердикта Жогорку Кенеш. Пока это первое нарушение Конституции Кыргызстана ― его указ противоречит Основному закону и закону «О чрезвычайном положении». В полночь он должен быть отменён, если не будет утверждён парламентом. Но ведь и Асад не сразу начал войну против народа

Традиции кочевой демократии в Кыргызстане очень сильны. Каждый готов взять ответственность на себя, принимать решения, вести за собой соратников. Это ― и сила, и слабость. С одной стороны, никогда нет недостатка в харизматичных ― и молодых ― лидерах.  С другой стороны, никто это лидерство не готов уступать. Меморандум «Акыркы умут» ― явление почти уникальное. И очень оптимистичное. Что бы не предпринял Жээнбеков, вторым Лукашенко он не станет.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров