Рейтинговое агентство Moody’s опубликовало прогноз по ВВП РФ на нынешний год. Он снизится на всего на 5,5%. Это практически совпадает с прогнозом Центробанка РФ, который рассчитывает, что спад будет в пределах 4,5―5,5%.  Если не начнётся новая волна коронавируса, которую упорно пророчат все медики. Или не случится ещё что-то непредвиденное.

Непредвиденное даже более вероятно, чем очередной всплеск COVID-19 ― год едва перевалил за середину, а событий в стране и мире хватило бы на пятилетку. В том числе отразившихся на мировой и российской экономике. Причём на российской особенно, поскольку она полностью зависит от цен на углеводороды. Что и было продемонстрировано во втором квартале, когда стоимость российской нефти рухнула до уровня 1999 года. ВВП просел сразу на 8,5%.

Путин сколько угодно может парить мозги малоосведомлённым школьникам, уверяя, будто РФ ― «не только бензоколонка», а ещё и страна с «ярко выраженными технологическими возможностями». Даже официальные данные Центробанка (а кто знает лучше, как обстоят дела?) говорят о другом. В прошлом году из $418 млрд, заработанных российской экономикой на экспорте, $238 млрд (57%), пришлось на нефть ($121,4 млрд), газ ($49,6 млрд) и нефтепродукты ($66,9 млрд). На высокотехнологичную продукцию ― машины и оборудование ― пришлось лишь 6,3%. Но не только. За последние десять лет сократилась доля всех отраслей промышленности, кроме добычи сырья. Зато разбазаривание недр идёт полным ходом. За полтора последних десятилетия доля добычи природных ресурсов (нефти, газа, угля, металла) в ВВП выросла в два раза.

Спад, вызванный пандемией, картины не изменил. Нефтяные цены стабилизировались. Но на других отраслях экономики карантинные меры сказываются в полной мере. И ещё скажутся в ближайшие полтора года, как минимум. Некоторый подъём и даже оживление экономической активности вроде бы наблюдается. Однако, как полагают экономисты, самое неприятное ожидает впереди. Возможно, уже осенью. По мнению декана экономического факультета МГУ Александра Аузана, впереди маячит кризис неплатежей. Опрос, проведённый сотрудниками бизнес-омбудсмена Бориса Титова, показывает, что 40% российских предпринимателей сомневаются в том, что смогут выплатить отложенные налоги. Почти половина опрошенных говорят об ухудшении финансовых показателей своих компания, а четверть ― о «кризисе» или «катастрофе».

Вопреки оптимистичным утверждениям экспертов, сами предприниматели констатируют резкое падение спроса. У каждого пятого продажи по сравнению с прошлым годом рухнули в пять раз. Вожделенного оживления в реальности не наблюдается. Теоретические максимы об «отложенном» спросе и увеличении потребления в связи с невозможностью тратить деньги за границей во время отпуска существуют только на бумаге. Не помогают даже государственные вливания. «Я, как и большинство экономистов, считаю, что российское правительство дало недостаточно денег бизнесу и населению. Но даже если бы дали десять триллионов, это не решает проблему», ― отметил Аузан. По его словам, страна переживает цивилизационный, а не экономический кризис. И лечить его обычными средствами бесполезно.

Надо заметить, что и обычными-то в РФ лечат не всех. Как выяснила Наталья Зубаревич, профессор того же МГУ, помощь государства регионам очень выборочна. За время коронакризиса наиболее сильно пострадали бюджеты ЯНАО, Красноярского, Пермского краев, республики Коми, Астраханской и Сахалинской областей. Их собственные доходы снизились на 40―50%. Однако некоторые из этих регионов ― Коми, Красноярский и Пермский края ― получили из федерального бюджета помощь, не превышающую и половины выпавших доходов. Зато Чечня, которая потеряла всего 500 млн рублей, получила помощь 6 млрд рублей (в 12 раз больше), Республика Алтай, потерявшая лишь 28 млн рублей собственных доходов, получила 1,13 млрд рублей (в 39 раз больше).

Вполне очевидно, что в такой ситуации предприниматели никакого подъёма спроса не наблюдают. Многие из них отказываются от инвестиций и закупок.

И это вполне очевидно: потребители, даже те, чей доход не изменился, предпочитают не тратить, а сберегать деньги на очередной «чёрный день». Остальные переживают падение реальных доходов, сравнимое с давно забытыми 1990-ми. При этом эксперты предупреждают, что роста зарплат в ближайшее время ждать не стоит. Зато ― уже официально ожидается увеличение количества бедных. Правительство РФ прогнозирует, что уже в этом году доля нищих россиян достигнет 13,3%. А зарплаты тех, кто в эту категорию не попадает, докризисного уровня достигнут не ранее начала 2022 года. И то ― лишь при условии, что будут выполнены все пункты госпрограммы восстановления экономики. Если учесть, что у правительства программы как таковой нет, а существует только некий проект плана, то перспектива весьма сомнительная.

Впрочем, это не касается самого правительства и остальных российских чиновников. Сегодня Путин своим указом повысил их денежное довольствие на 3%. Особыми указами ― заместителю секретаря Совета безопасности Медведеву, председателю Следственного комитета Бастрыкину и генпрокурору Краснову. Оно и понятно: крепить ряды чинья, особенно надзорного и карательного, в моменты тяжких испытаний для страны ― давняя традиция. Так поступали все советские правители (а как неоднократно заявлял Путин, он чтит эти традиции) ― от Ленина до Горбачёва.

А тут ещё духовно близкий Лукашенко подсуропил. Срочно потребовал простить долг в $1 млрд. Общая задолженность Беларуси перед РФ составляет $8 млрд. В текущем году выплата по долгу составляет $3,6 млрд. Из них $2 млрд Лукашенко уже заплатил, а вот остальное решил зажать. Ну нет денег, хоть ты тресни. Мало, что за четверть века довёл страну до разорения, так ещё и за последние три недели чуть не до дефолта. Денег у него, похоже, ещё долго не будет ― бастуют четверть всех предприятий, со дня президентских выборов 9 августа беларуская нацвалюта подешевела на 8%.  Ну и как с этим бороться? Только одним ― российской оккупацией. Это, кстати, ещё как минимум на миллиард зелёных потянет. Не считая других последствий…

Понятно, что тут же напрашивается сакраментальный вопрос «Где деньги, Зин?» На какие средства собирается Путин кормить всю ораву пламенных сторонников? А вот ― пожалуйста: Следственный комитет начал проверку на предмет выяснения, кем и каким образом была приватизирована «Башкирская содовая компания». Та самая, против которой восстала вся Башкирия, защищая культовую гору Куштау. Это уже что-то новенькое, даже весьма креативное. Не тупое отжатие активов ― такое практикуется давно, начиная с ЮКОСа, ― а использование в своих интересах народного протеста. Это ― помимо других, традиционных средств ― повышения тарифов, налогов. Которые, впрочем, планировались и до пандемии.

Специалисты Национального центра аналитических исследований подсчитали, что доля домохозяйств, имеющих долг перед банками, достигла 72%. Это является рекордом за всю историю РФ. Средняя кредитная задолженность на домохозяйство с начала года увеличилась на 12% (37 тысяч рублей), до 324 тысяч рублей. Уровень закредитованности семей по итогам второго квартала достиг 30%. При этом каждый четвёртый заёмщик оказался фактически в рабстве у кредитора, отдавая ему более 80% своего месячного заработка. Общий размер долга физических лиц перед банками приближается к 20 трлн рублей.

Причём нет никаких оснований предполагать, что рост закредитованности снизится или хотя бы остановится. Эксперты считают, что в семьях, где уже взяты кредиты, будут занимать и дальше. Заёмщиками станут те члены семьи, на которых ещё не оформлен кредит. Наиболее сильно долговая нагрузка сказывается, разумеется, на беднейших россиянах. Которые не имели возможности создать себе подушку безопасности. Ощущая падение реальных доходов, они всё-таки пытаются сохранить привычный образ жизни и уровень потребления, берут кредиты, выплаты по которым вскоре начнут поглощать большую часть доходов. В ближайшие месяцы просроченная задолженность будет увеличиваться как в объёме, так и в длительности.

В результате, как полагает доцент РЭУ им. Г. В. Плеханова Аяз Алиев, формируются условия риска дефолта по кредитам. Невозможность выплачивать долги банкам ведёт к банкротству.

В неустанной заботе о гражданах государство с 1 сентября даровало право бесплатно подавать заявление на банкротство. Причём банкротом может стать любой, кто не может выплатить долг, превышающий 50 тысяч рублей. Всё это делается, якобы для блага людей ― вроде как обанкротился и начинай себе новую жизнь.

Но это враньё. Процедура банкротства вовсе не означает, что все долги будут прощены. Это риск потери имущества, в том числе жилья, ― ипотечная квартира может быть отобрана и продана для покрытия долга. Точно также, как и все накопления на счетах. Кредиторы могут оспорить все имущественные сделки за предыдущие три года. Кроме того, должник на протяжении пяти лет обязан сообщать банкам при оформлении кредита факт своего банкротства и, конечно, сомнительно, что банки расщедрятся на новый кредит. И ещё: банкроту придётся каждый раз просить разрешения финуправляющего на покупки или вложения средств. Ну и последнее ― три года банкрот не может быть руководителем и учредителем предприятия. В общем, как говорил персонаж известной французской комедии, «быть военнопленным ― не предел мечтаний для генерала».

Массовые банкротства грозят не только частным лицам. Малый и средний бизнес в РФ тоже не обладает достаточными ресурсами для создания подушки безопасности. Любая форс-мажорная ситуация может привести к краху предприятия. Что, собственно, и было наглядно продемонстрировано во время пандемии ― к августу в стране закрылось более миллиона малых, средних и микропредприятий. В итоге «потери кредитных учреждений приведут к проблемам с ликвидностью, а это рост процентов по кредитным ресурсам, далее ― ужесточение требований при получении кредитов, потеря клиентов. Это всё признаки пузыря», считает Алиев.

А рассчитывать на нефтяной кран или газовую колонку уже бессмысленно. По результатам июля добыча полезных ископаемых в РФ сократилась на 15%. И вряд ли восстановится. Не только из-за санкций и прочих внешних факторов. «Наше всё» реально подходит к концу. В первом полугодии удалось обнаружить и поставить на баланс всего 11 новых месторождений углеводородного сырья. Это официальная информация Минприрорды. Причём месторождения мелкие или даже мизерные. Объём их запасов составил всего 30 млн тонн. Это компенсирует не более четверти выбывающих запасов нефти. При этом Счётная палата считает часть открытий фейковыми, не подтверждающимися в результате переоценки, разведки и добычи.

Вряд ли два десятилетия назад граждане России ждали от путинского правления таких потрясающих успехов. Тут уж в пору задуматься даже самым стойким его сторонникам. А что говорить о рядовых россиянах? Между тем сам Путин нацелился по крайней мере ещё на два срока. Зачем бы иначе потребовалось обнуляться? Вопрос лишь в том, на каких ресурсах он планирует продержаться.

Разве что на штыках? Но ведь и их надо чем-то кормить, причём сытно. Такое было возможно ещё недавно. Теперь ― проблематично. Особенно, если учесть, что каратели всё-таки хотя бы отчасти люди, а значит не чуждо им нечто человеческое. Семья, например. Которая состоит из родителей ― обобранных пенсионеров, жён ― столь же обобранных бюджетниц, детей, которых желательно бы учить и лечить не в госучреждениях, а там, где действительно лечат и учат. Всем этим людям тоже нужны деньги, и вряд ли один каратель со своей зарплатой сможет их всех ублажить.

Другой путь ― тоже уже опробованный ― маленькая победоносная война. Она как раз тут, под боком маячит. У Лукашенко. И не какая-то там провинциальная, а всерьёз ― всеевропейская. Он уже и подкрепления попросил. И Путин не отказал. Уже и на границе тучи (точнее ― российский контингент) ходят хмуро. Однако ж понятно: это будет конец. И Лукашенко, и самого Путина. Жестокий и кровавый.

Путин и те, кто с ним, кажется, это понимают, потому и медлят, грозно тявкают, но терпеливо ждут некоего «экстремизма». Предпочитают не дождаться. Точнее, дождаться, когда диктатор решит вопросы сам. Потому как победа народа над диктатором недопустима. Тогда ― точно война. До конца. Собственного.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров