Около двухсот человек во Всеволожске (Ленинградская область) 12 апреля приняли участие в пикете работников Ford-Sollers. Они требовали справедливого распределение выделенных средств на компенсации по поводу увольнения в связи с закрытием предприятия, отмены драконовских условий для получения этих денег, а так же предоставления рабочих мест в случае смены собственника.

О предстоящем закрытии ряда производств на предприятиях автомобилестроительной компании Ford в России стало известно в январе 2019 года. Под сокращение попадают заводы в Татарстане (Набережные челны и Елабуга) и в Ленинградской области (Всеволожск) – Ford-Sollers. Здесь глобальный менеджмент Ford планирует сократить около тысячи человек, из которых шесть сотен заняты непосредственно на производстве.

Уже 15 февраля Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» (МПРА) для оптимизации производства предложил сократить  руководящий  и административный состав предприятия, указав на то, что  «по статистике завода во Всеволожске, на одного производственного работника приходится 0,7 работника офиса или работника руководящего состава» (при этом работники Московского офиса в учёт не берутся). На протяжении многих лет профсоюзы неоднократного заявляли местному руководству о необходимости выработки стратегии по снижению стоимости продукции, но «менеджмент занимался только тем, что сокращал персонал и ухудшал условия труда работников. Тем временем конкуренты смогли адаптироваться к российским реалиям ведения бизнеса, и сейчас чувствую себя более уверенно, чем Всеволожский Ford».

Одновременно с этим МПРА обратился за поддержкой в Конференцию труда России и к представителям международного объединения производственных профсоюзов IndustriALLGlobalUnion. Дружественные профсоюзы поддержку оказали, а вот предложения по изменению структуры занятых на предприятии понимания у глобального начальства Ford и у акционеров не нашли. Видимо изменение соотношения числа «синих» и «белых» воротничков производству автомобилей на заводах создателя конвейерной сборки уже не поможет. Ford закрывает заводы не только в России, но и в Румынии и в Германии.

Профсоюз автомобилестроителей ранее отличался повышенной боевитостью и в отличие от так называемых государственных профсоюзов, ФНПР, реально отстаивал права трудящихся. Периодически, раз в несколько лет, у всеволожского профсоюза  возникали конфликты с работодателем как правило по поводу повышения зарплаты. Несколько раз не только объявлялась предзабастовочная готовность, но дело доходило и до реального прекращения работы.

Теперь на заводах Ford объявлена Программа добровольного увольнения (ПДУ). По ней сотрудник предприятия при увольнении может получить не более 12 месячных зарплат. Наименьшую компенсацию получат сотрудники, проработавшие менее пяти лет. Тем, кто работал от 15 лет, компания обещает выдать годовой оклад. Председатель первичной профсоюзной организации Ford Михаил Сергеев в телефонном интервью сообщил корреспонденту «В кризис.ру» о том, что в Румынии и ФРГ при добровольном увольнении сотрудникам  платят по 24 ежемесячных зарплаты, а в нашей стране максимум 12. По словам Сергеева, ПДУ сильно нарушает российское законодательство о труде. «Это принуждение людей на добровольное – в кавычках – увольнение. Мы обращались к глобальному Ford через Associated Press, через пикеты, однако работодатели на переговоры  не идут».

Обращение в правительство Ленинградской области возымело некоторое действие в виде встречи с руководителей Всеволожского района и некоторых областных чиновников с работниками Ford. Отсутствие на ней губернатора Ленобласти они объяснили большой занятостью руководителя региона. Потом профсоюз выяснил, что во время собрания Александр Дрозденко участвовал в архиважном и крайне необходимом для благополучия региона, буквально судьбоносном мероприятии. Им стала жеребьёвка финала «Ночной хоккейной лиги» в Рощино… А на собрании увольняемым пообещали первоочередное трудоустройство, но всем нам слишком хорошо известно чего стоят подобные обещания.

Кроме того руководство всеволожского Ford обставило получение максимального вознаграждения по добровольному увольнению дополнительными условиями. Три среднемесячные зарплаты получат все (впрочем это положено и по действующему Кодексу законов о труде), остальное – в зависимости от стажа работы в компании. Но! Работник получит обещанное, если он до 24 июня не будет брать больничный (допускается 5 дней максимум), у него не будет дисциплинарных взысканий, и он выполнит производственный план. Таким образом, чтобы не быть лишённым дополнительной компенсации человек будет вынужден выходить на работу больным, с температурой. А у руководителей всегда найдётся к чему придраться для наложения взыскания. Это, конечно же, вызвало бурю дополнительного возмущения.

Письмо к руководству Ford Europe, находящемуся в Кёльне, результата не дало. В этом письме МПРА требовал разобраться с несправедливым распределением компенсаций и изменения условий, при которых работники могут вообще лишиться выплат. «Руководство в Европе полностью отгородилось от уже не интересного им завода. Они сообщили, что выделено достаточно средств, а распределение это внутреннее дело Ford Sollers. И работникам нужно вести переговоры с руководством концерна». В общем, обычная практика. Так было и при закрытии завода в бельгийской Генке.

Для достижения равных с европейскими условий добровольного увольнения профсоюз МПРА объявил итальянскую забастовку – рабочие выполняют лишь свои формальные обязанности. Таким образом они намерены улучшить условия своего увольнения при закрытии завода.

В нынешнем году мы отметим столетний юбилей начала знаменитой «дискуссии о профсоюзах» (1919―1921). Основные её события пришлись на 1920 год, но начало было положено 27 декабря 1919 года. В тот день Лев Троцкий – глава Комиссии по выработке плана введения всеобщей трудовой повинности и ближайших практических мероприятий по мобилизации рабочей силы –опубликовал свои тезисы «О мобилизации индустриального пролетариата, трудовой повинности, милитаризации хозяйства и применении воинских частей для хозяйственных нужд». Основной мыслью этого опуса было создание трудовых армий, полностью подчинённых партийному руководству. При этом профсоюзы предполагалось использовать в качестве надсмотрщиков за выполнением партийных директив. Проще говоря, Троцкий анонсировал тот самый ГУЛАГ, который спустя десятилетие стал претворять в жизнь Сталин.

Собственно, ничего грубо противоречащего теории и дальнейшей практике строительства коммунизма Троцкий не предлагал. Военизация и закрепощение труда – вполне логичное продолжение политики «военного коммунизма». План этот внутри партии поддерживали и Ленин, и Бухариным и многие другие партийные лидеры. За огосударствление профсоюзов были и их оппоненты из «рабочей оппозиции» во главе с Александром Шляпниковым. Разница была лишь в том, что шляпниковцы требовали разграничения партийной и профсоюзной работы, передачи профсоюзам управление народным хозяйством. Совет народного хозяйства, полагал Шляпников, должен избирался профсоюзами и утверждался ЦК РКП (б).При этом он особо подчёркивал, что профсоюзы не будут«хозяевами производства, а только ответственными организаторами его», подконтрольными партии. Но даже это не устраивало ленинцев (и троцкистов), они считали, что между профсоюзами и партией равноправия быть не может.

Подавляющими силами победили ленинцы. Шляпников, будучи дисциплинированным убеждённым большевиком, поражение признал, и более за права рабочих не выступал. Что, впрочем, не помешало Сталину казнить его в 1937-м. А профсоюзы так и остались «школой коммунизма».

С тех пор российские профсоюзы уже не поднялись с колен. Революция 1990-х на время вдохнула жизнь в умирающее рабочее движение, но ненадолго. Собственно, во многом эта революция и началась с горняцких забастовок в Кузбасе, Донецке, Воркуте… Проходили они и прямо во время первого съезда народных депутатов СССР. Кстати, эти забастовки вогнали дополнительные гвозди в тот гроб, куда планомерно укладывалась плановая экономика СССР.

К сожалению сегодня, как и три десятилетия назад лидеры ФНПР – единственная крупная профсоюзная организация РФ – не настроены на деле защищать права трудящихся. Они вернули профсоюзы к роли бесправного государственного придатка, функции которого не изменились – гасить любые реальные попытки работников отстаивать свои права. «Школой капитализма» ФНПР не стала.

Могла ли победить «рабочая оппозиция» век назад и что изменилось бы, если бы она победила? Историки полагают, что «рабочая оппозиция» не была консолидирована и с самого начала не имела широкой поддержки в массах. Эта оппозиция объединила лишь профсоюзно-коммунистическую верхушку, не охватывая партийные низы и тем более беспартийных. Так , ещё сотню лет назад, была заложена слабость современного профсоюзного движения в России.

Оно могло возродиться и набрать силу после свержения власти КПСС. Если бы в посткоммунистической России были привлечены к суду все пособники незаконного и кровавого режима, включая номенклатуру из ВЦСПС. Но этого сделано не было. Закон о люстрациях, который дважды – в Верховном Совете РСФСР и в Госдуме РФ – пыталась провести Галина Старовойтова и её соратники по Межрегиональной депутатской группе был дважды отклонён.

Более того, зимой 1992 года «Демократическая Россия» на своем форуме в Санкт-Петербурге высказалась против люстраций. Да и чего можно было ожидать от организации, в которой от трети до половины членов ― выходцы из КПСС (так называемая «Демократическая платформа»)? Не будут же они призывать к суду на своими товарищами по партии и самими собой.

В результате чиновники ВЦСПС сумели сохранить и даже преумножить свои активы. Шахтёрское движение ещё несколько раз отметилось стуками касок на московском Горбатом мосту неподалеку от Белого дома и даже перекрытием Транссиба, но это уже никого не взволновало. Профсоюзная номенклатура, теперь под маркой ФНПР, всё так же сотрудничает с правящей партией, защищая интересы олигархической верхушки РФ. За лояльность «Единая Россия» широким жестом отстёгивает профсоюзникам несколько депутатских мест в Госдуме.

Новых, по-настоящему мощных боевых профсоюзов в Россиии давно нет. Полтора десятка лет назад профсоюз всеволожского Ford попытался встать в авангарде рабочей борьбы. Забастовки автопрома в Ленобласти гремели на всю страну. Теперь на защиту своих прав из тысячи человек выходят всего две сотни…

Однако сопротивление крепнет. Не только «итальянская забастовка» на Ford, но и  голодовка сотрудников калининградского «Бауцентра», стачка водителей ОПР… На 19 апреля во Всеволожске запланирован новый митинг. Борьба продолжается!

Алексей Лейн, специально для «В кризис.ру»

У партнёров