Правильный правый

Сенсационные результаты принёс первый тур президентских выборов в Гватемале. Вопреки прогнозам, первое место занял Джимми Моралес – кандидат небольшой правонационалистической партии Национальный фронт конвергенции. 46-летний Моралес прежде был известен в основном как киноактёр и не считался перспективным политиком. Его неожиданный прорыв доказал: объективная востребованность и уверенная активность пересилят всё. Стране нужен правый – значит, его найдут.

Джимми Моралес опроверг прогнозы

jimmy-moralesПо данным подсчёта голосов, за Джимми Моралеса проголосовали 6 сентября около 24% избирателей. Около 20% собрали Сандра Торрес и Мануэль Бальдисон. Одиннадцать других кандидатов получили от 0,5%до 6,5%. «Моралес победит во втором туре, независимо от того, кто станет его соперником», – цитируют информагентства мнение авторитетного политэксперта Гэвина Стронга.

Это реальная неожиданность. Джимми Моралес – убеждённый консерватор, в духе республиканцев США. Не просто антикоммунист, но принципиальный противник левой идеи вообще. Его партия создана отставными офицерами и солдатами, которые гордятся своей победой над коммунизмом в гражданской войне 1980-х. Легко представить, какой будет его политика на президентском посту. А ведь почти все обозреватели считали, будто правые силы Гватемалы в этом году обречены на поражение.

Защита Риоса Монтта избрала не лучшую тактику

Такой вывод делался на основании двух факторов. Во-первых, в стране разгорается скандал вокруг судебного процесса над «патриархом» гватемальских правых Эфраином Риосом Монттом. Генерал Риос Монтт обвиняется в «геноциде индейцев майя». Речь идёт о временах 33-летней давности.

В 1982–1983 годах Риос Монтт был президентом Гватемалы и вёл жестокую борьбу против прокоммунистического партизанского движения. Повстанцы старались опереться на крестьян-майя. Особого успеха эти попытки не имели. Риос Монтт сумел привлечь в свои «Патрули гражданской самообороны» гораздо больше индейцев, чем командиры партизанских отрядов. Но спецназ гватемальской армии жёстко проходил по деревням майя. Да и сами индейцы-«патрулерос» обходились с леваками и коммунистами нисколько не мягче военных. Разве что вооружены были хуже.

riostrialПоэтому, кстати, обвинения в геноциде действительно вызывают недоумение. Гражданская война в Гватемале была политической, а не межнациональной. На это, к примеру, обращает внимание известная гватемальская журналистка и политолог Глория Альварес: как можно предъявлять Риосу Монтту убийства на этнической почве, если эти убийства совершали такие же индейцы?

Риоса Монтта уже пытались осудить. Но старый каудильо имеет массу сторонников. Приговор к 80 годам заключения спровоцировал уличные беспорядки. Судьи дали задний ход, вердикт отменили и попробовали начать заново. Защита Риоса Монтта сделала, думается, не лучший ход: объявила его медицински недееспособным по возрасту (генералу 89 лет). Обвинители тут же затребовали медосвидетельствования. В ответ пошли категорические отказы. Началась типичная для таких случаев свара, публичные обсуждения психофизиологического состояния… Для такой фигуры, как Риос Монтт, это как-то несолидно. «Патрулерос» наверняка не поймут. Они ведь сражались за вполне дееспособного вождя.

Коррупция Переса Молины мощно ударила по правым

Другая ситуация ещё неприятнее для правых. За три дня до выборов их крупный деятель был с позором отправлен за решётку. Можно сказать, прямо из президентского дворца.

Генерал Отто Перес Молина, будучи молодым полковником служил у Риоса Монтта. Руководил военной разведкой. Российские левые публицисты называют его «гватемальским Берией». В 1983-м он участвовал в свержении «гватемальского Сталина». Поддержав генерала Оскара Мехиа Виктореса, остранившего Риоса Монтта, стал одним из тех, кто начал трудный путь к демократии.

images (2)В демократической Гватемале Отто Перес Молина создал Патриотическую партию. Жёстко правую, за свободный рынок и сильную полицию. Осенью 2011-го победил на выборах. Под главным лозунгом жёсткого подавления криминала и коррупции. Обещал также легализовать лёгкие наркотики, чтобы выбить экономическую основу из-под наркокартелей. А также укрепить демократию.

Всё это очень понравилось гватемальцам. Особенно на фоне провального президентства левака-подкаблучника Альваро Колома, мелкого политического афериста. (Кстати, Сандра Торрес, баллотировавшаяся сейчас от социал-демократов – его бывшая жена, с которой он развёлся в порядке очередной мухлёвки.) В январе 2012-го Перес Молина стал главой государства.

Он не сделал ничего из обещанного. Криминал беспредельствует по-прежнему. А в коррупцию президент внёс свой посильный вклад. Арестован Перес Молина за систему взяток, получаемых от фирм-импортёров в обмен на снижение таможенных сборов. Вместе с бывшим вице-президентом Роксаной Бальдетти и ещё двумя десятками чиновников.

Otto Perez MolinaЭто был мощный удар. Тут уж левые оттоптались по полной программе. Несколько месяцев в стране шли массовые протесты, перераставшие в серьёзные беспорядки. Коррупция – не война. Здесь злость не смягчается скорбью. Этого не спишешь на «время было такое», не объяснишь высокими целями борьбы и победы. На таком фоне, да ещё по горячим следам, казалась предрешённой победа Сандры Торрес. Пессимистичные прогнозы разделяла, например, политолог-латиноамериканст Китти Сандерс: «Перес Молина подставил правых кандидатов. После него с большой вероятностью придёт левак». Ожидалось появление в Латинской Америке клона Кристины Киршнер, в лучшем случае Дилмы Руссеф.

И действительно. Кандидат Патриотической партии Марио Давид Гарсиа не дотянул на выборах до 5%. Немногим лучше выступила Сури Риос Соса де Уэллер – дочь и политическая наследница Риоса Монтта – с 6% пробилась лишь на пятое место. Правоцентрист Мануэль Бальдисон тоже отстал от Сандры Торрес, хотя ненамного.

Зато побеждает Джимми Моралес.

Бедняк убедился в преимуществах капитализма

«Это был бой Давида с Голиафом», – сказал известный в Гватемале социолог-аналитик Хавьер Броло. Партия Моралеса потратила на предвыборную кампанию меньше $500 тысяч (для сравнения, Бальдисон вбухал больше $5 млн, а Торрес, как водится в этой семье, заподозрена в нарушении правил финансирования). Наверное, Моралес не отказался бы вложить больше. Но откуда ему было взять?

hqdefault (1)Джимми Моралес родился в рабочей семье. Его отец рано умер, мать работала подсобницей в обувном магазине, мальчиком Джимми продавал бананы на улице. Скромный заработок откладывал на учёбу… Прямо святочная история.

Он окончил университет, обучился на бизнес-администратора, специалиста по безопасности. До того учился в богословской школе. Кстати, Моралес не католик, а евангельский протестант. Это уже о многом говорит, в Гватемале протестантизм – маркер крайне правых. К той же конфессии принадлежит пятидесятник Риос Монтт, его окружение называли «кликой фанатичных евангелистов».

Занялся бизнесом и постепенно сосредоточился на кино- и телекластере. Основал несколько компаний. Запустил популярный комедийный сериал «Моралехас» – «Нравы». Сам снимался в комических ролях, на чём и приобрёл известность.

Политикой Джимми Моралес занялся в 2011 году. Баллотировался от христианских демократов на пост главы одной из районных администраций. Проиграл, и потому с тех пор политиком практически не считался. Хотя в 2013-м возглавил Национальный фронт конвергенции, объединивший упорных ветеранов риосмонттизма. Но эта партия тоже не рассматривалась как сильная. Когда Моралес говорит, что не имеет связи с армейским командованием и не пользуется поддержкой в элите, этому верят.

65594cd2a1162672e0a30c4a031540fa78cb6f7cМоралес выступал на выборах с позиций правого национализма. Главный мотив – антикоррупционный и антикриминальный: «Нет ворам и взяточникам!» Навести порядок, ввести смертную казнь. Он сторонник капитализма, поскольку на собственном примере убедился: свобода предпринимательства открывает бедняку широкие пути. Плюс консервативные ценности – крепкая семья, запрет абортов. Дорогу честному бизнесу. Нация превыше всего.

Очень важный для гватемальской политики момент: Моралес не признаёт гражданскую войну этническим геноцидом. Он считает, что Риос Монтт, как и другие военные правители, дал отпор коммунизму и спас Гватемалу от участи Никарагуа.

Популиста выбирают как не связанного с элитой

Такие позиции характерны для многих правых политиков. Та же Сури Риос шла под очень похожей программой. Почему же избиратели предпочли опытным политикам комедийного актёра?

Elecciones en GuatemalaОтвет на поверхности. Именно за то, что популист Моралес не связан с политической элитой. Равно как и с экономической, чиновной, военной. Голосование было по факту протестным. Гватемальцы выбирают порядок, но не нынешних чиновников, национализм, но не нынешних националистов, капитализм, но не нынешних капиталистов. Избиратель разочаровался в правых, но повёл себя мудрее, чем от него ожидали. Он не бросился к левым, а нашёл другого правого. Которому решил поверить.

Второй тур президентских выборов в Гватемале состоится 25 октября. Выборы могут приносить сюрпризы, поэтому загадывать рано. Но едва ли предстоит второй сюрприз подряд.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

Поделиться