Политический спектр Италии сильно фрагментирован. Это относится и к его правому флангу. Итальянские правые – весьма плюралистичное сообщество, хотя в организационно довольно-таки консолидированное. Наряду с «системными» парламентскими партиями, активны и радикалы с их идеями «революции справа». Первые во многом определяют реальную политику дня сегодняшнего. Но усугубляющийся кризис делает всё более востребованными нестандартные лозунги вторых.

Даже во времена единой консервативной партии «Народ свобод» итальянские правые всё-таки не были полностью объединены. С 1994 года в стране действует Право-центристская коалиция (ПЦК). Она неоднократно меняла название и символы. В ней не раз менялось внутреннее соотношение сил политических сил.

Почти четверть века коалицию вёл Сильвио Берлускони. Но в 2018 году ситуация стала иной. Не только потому что Дон Сильвио, он же Кавальеро, выведен из парламентской политики судебным приговором. Важнее, что его партия «Вперёд, Италия!», созданная когда-то на базе фанатских объединений футбольного клуба «Милан», оказалась в тени Лиги Севера – ныне просто Лига. Во главе с Маттео Сальвини, который и оказался первым номером списка ПЦК. Итоги итальянских парламентских выборов 2018-го и евровыборов 2019-го закрепили положение Лини как гегемона правых.

84-летний Берлускони, харизматичный ветеран итальянской политики, отошёл от своей прежней роли. Его «дофин» – вице-председатель «Вперёд, Италия!» Антонио Таяни, в прошлом член Еврокомиссии и глава Европарламента, имеет очень хорошую репутацию в элите Евросоюза. Но в своей стране у него проблемы с узнаваемостью. «Идея Таяни возродить мощную партию умеренного правого центра сегодня не сильно популярна. Итальянские правые избиратели делают более решительный и радикальный выбор», – полагает римский политолог Фабио Руззи.

Происшедшее в Италии напоминает французские политические процессы. Только ярче и резче. Чемпионом правой политики вместо традиционных консерваторов стали крайне правые – в лице Лиги. Евровыборы-2019 это подтвердили более чем основательно: список Лиги в масштабе страны не просто победил, но набрал свыше 34% голосов. При этом любопытно, что Лига – ассоциируемая с промышленным севером Италии – получила около пятой части голосов в южных регионах. Опередив умеренных и там.

В этот период партия Сальвини участвовала в правопопулистском правительстве вместе с Движением 5 звёзд (Д5З). Сам Сальвини возглавлял МВД. Такой результат заметно поднял и континентальные ставки Лиги, сделав Сальвини чуть ли не главным действующим лицом в европейской крайне правой партии «Идентичность и демократия». Но тут Сальвини допустил политический просчёт: развалил правительственную коалицию и сделал ставку на досрочные парламентские выборы.

Успех однозначно привёл бы Сальвини в кресло премьер-министра. Против такой перспективы ополчилась не только итальянская, но и европейская политическая элита. Было сделано всё, чтобы сорвать этот сценарий. Из популистской Д5З (идеи «прямой» и «электронной» демократии) и левоцентристской Демократической партии (восходящей к еврокоммунистической ИКП) удалось склеить новое правительственное большинство. Под эгидой того же беспартийного премьера Джузеппе Конте. Лидер Д5З Вито Крими (соратник клоуна Беппе Грилло, переворошившего итальянскую политику в 2010-х ) стал замминистра внутренних дел, его ближайший соратник Луиджи ди Майо – министром иностранных дел. Лидер ДП Никола Дзингаретти губернаторствует в столичном регионе Лацио, его сподвижник Лоренцо Гуэрини возглавляет Минобороны.

Лига перешла в оппозицию. Но осталась наиболее популярной партией Италии. Сегодня рейтинг Лиги снизился. Но всё равно опросы показывают, что ПЦК должна одержать верх, если новые выборы всё же состоятся. Лига подталкивает события в этом направлении. «Если это правительство падёт, то единственным вариантом станут выборы», – говорит Сальвини.

Но ПЦК – это не только Сальвини с его Лигой. В коалицию входят также либерально-консервативное объединение «Италия с нами» и христианско-демократический Союз центра. Но не они держат в последние пару «бронзовое призёрство» среди правых сил  (после партий Сальвини и Берлускони). Этот статус закрепила за собой партия «Братья Италии». Во главе, правда, с сестрой – председателем является Джорджия Мелони.

В Европарламенте «Братья Италии» заседают в группе консерваторов. Но в самой Италии эта партия обладает имиджем праворадикальной и жёстко националистической. Для этого есть некоторые резоны. «Братья Италии» происходят из неофашистской партии 1946–1995 годов Итальянское социальное движение (ИСД). Экс-министр по делам молодёжи Джорджия Мелони, будучи девушкой-подростком, состояла в молодёжной организации ИСД. Электорат «Братьев Италии» называют «постфашистским». Профессор Университета Париж-13 Маттео Кавалларо полагает, что нынешние 5–6% поддержки «вполне могут со временем вырасти».

Многие позиции «Братьев Италии» совпадают с доктриной Лиги. Особенно национализм и враждебность к иммиграции. Но национализм Лиги всё же имеет северные корни. Мечтой здесь остаётся федерализация Италии, хотя Сальвини не кричит об этом на каждом углу. Для «Братьев Италии» это неприемлемо, унитаристское единство в этой партии вне обсуждения.

Сегодня опросы показывают: более 40% итальянцев готовы поддержать партии, входящие в ПЦК. Уже сегодня ПЦК руководит 13 итальянскими регионами из 20. Сальвини проводит курс внутрикоалиционной гегемонии, но понимает, что победить в одиночку его Лиге будет очень непросто. Вероятность утверждения в Риме правого правительства достаточно велика. И в немалой степени зависит от степени консолидации лагеря в рамках ПЦК.

Но звучат справа и другие голоса. Можно сказать, совсем другие. Вдохновлённые солидаризмом и корпоративизмом XX века. Сохранившие наследие праворадикальных истоков тех романтических времён.

«Политическая ситуация в Италии носит опасный характер. Наше правительство незаконно в том смысле, что правительство имеет большинство в парламенте, но не имеет большинства в стране, – говорит Массимо Санторо, представитель движения «Социальная солидарность». – Ни ДП, ни Д5З не обладают политическим видением, поэтому правительственные решения не несут политической ценности. Оппозиционные же партии являют собой оборотную сторону капитализма-глобализма и включены в ту же систему. Партии правящей коалиции политически и экономически зависят от вашингтонских (прогрессивных) демократов, оппозиционные – от вашингтонских же (консервативных) республиканцев. Разница между ними не более чем в этом. «Социальная солидарность» реорганизуется, чтобы противостоять новым вызовам. Мы смотрим в будущее с платформы Национального авангарда и нашего команданте Стефано Делле Кьяйе. В этом контексте мы восстанавливаем связи с товарищами в Латинской Америке, на Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной и Восточной Европе».

Упоминание международного аспекта не случайно. Ещё в конце 2014-го «Социальная солидарность» выступила с воззванием «Другая Европа возможна!»: «Противостояние ужесточается. На карте судьба Украины. С одной стороны – финансовый капитал американской администрации и Евросоюза, с другой – плутократы РФ Путина. Те и другие враждебны национальному самоопределению, социальной справедливости и общественной солидарности. Но есть фронт антикапиталистический, антикоммунистический, антибюрократический – подлинно национальный и революционный. Он даёт шанс. В этом наша надежда».

«Социальная солидарность» создана ветеранами Национального авангарда – ведущей ультраправой организации 1960–1970-х. Его основал Стефано Делле Кьяйе – «Че Гевара антикоммунизма», легенда Холодной войны. Глубокий идеолог и неустанно активный практик праворадикальных сил минувшего столетия. В последние годы развернувший фронт против бюрократии и банков, в которых видел наследников коммунизма. Впрочем, авангардисты Команданте Кьяйе и прежде участвовали и в антикоммунистических схватках, и в антикапиталистических бунтах.

Стефано Делле Кьяйе скончался в прошлом году. Но солидаристское движение «крови против золота» продолжается. «9 сентября – первая годовщина смерти Команданте Кьяйе. Чувство товарищества и гордость за то, как прожили мы в истории, даёт силы стоять средь руин. Я верю: в реалиях молодости прорастает достоинство и надежда», – говорит философ анархо-фашизма Марио Мерлино.

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров