События, сопровождающие распространение коронавируса в Западной Европе, представляются чем-то невиданным. Опустевшие Париж, Мадрид, Милан посаженные под домашний арест целые страны – ирреал, как из антиутопии. Однако, как отмечает профессор Свободного Брюссельского университета Паскаль дель Вит, «уже достаточно скоро мы поймём, какие политические круги окажутся в выигрыше от всех этих калейдоскопических процессов». По мнению профессора, в бенефициары выходят крайне правые.

Так ли это? Вполне вероятно. Хотя бы потому, что методы и механизмы «санитарной войны», которую ведут против Covid-19 власти Италии, Испании и Франции, идут вразрез с нормами либеральной демократии. Изначально Евросоюз строился как пространство без границ. Но только что ЕС, пусть и временно, отказался от Шенгенских правил. Ограничения наложены даже на въезд европейцев.

Уже это очевидным образом «надувает паруса» европравых. Ещё в самом начале года, когда только стали появляться первые сообщения о феномене коронавируса, евросоюзная партия «Идентичность и демократия», потребовала поставить жёсткий барьер перед гражданами КНР. Как мы знаем, этого не произошло, И теперь крайне правые в Европарламенте обвинияют институты ЕС то в бездействии, то в защите интересов туристической индустрии за счёт здоровья европейцев.

Партии, оппозиционные своим национальным правительствам – итальянская Лига, французское Национальное объединение, испанский «Голос» – резко обвиняли власти в слабости и неэффективности перед вызовом коронавируса. «Мы констатируем абсолютную безответственность правительства», –  говорил в феврале итальянский депутат Алессандро Морелли. И катастрофическое ухудшение санитарной ситуации в романских странах Европы во многом подтвердило тезисы крайне правых политиков.

Последующие чрезвычайные меры европравые поддержали. Но продолжают считать их недостаточными. Марин Ле Пен требует ввести «более строгое соблюдение правил заточения у себя». В политической декларации итальянской Лиги утверждается, что «при беспрекословном соблюдении прав и свобод наших сограждан должна быть в полной степени обеспечена защита здоровья итальянской нации».

Европейские крайне правые выступают за развёртывание дополнительных сил полиции и даже армейских подразделений в крупных городах. При этом важный момент: с их точки зрения, эффективны только действия национальных государств. К общеевропейским проектам борьбы с Covid-19 они относятся скептически. И сам факт, что уже многие страны пошли на закрытие национальных границ с соседями по ЕС, подтверждает тезисы крайне правых.

Как и следовало ожидать, европравые ставят в пример своим властям некоторые другие государства. «Почему в Венгрии и России власти не допустили столь вопиющего числа смертельных случаев и не дошли до того, чтобы вынудить всю нацию сидеть по домам?» – восклицает глава сенатской фракции Лиги Рикардо Молинари. Многим на правом краю очень понравилось заявление венгерского премьер-министра Виктора Орбана: «Наш опыт показывает, что заболевание занесено, главным образом, иностранцами и оно распространяется среди иностранных граждан». (Логично было бы тогда уж восхититься и действительно довольно эффективной политикой китайских властей. Но до этого пока не доходит.)

Французские эксперты из Фонда Жана Жореса точно подметили: пандемия коронавируса вначале вызвала антикитайские, затем антитурецкие настроения. Так уж получилось, что параллельно с распространением Covid-19 президент Турции Эрдоган открыл границы беженцам из Сирии. В результате ещё 150 тысяч человек оказались на территории стран-членов ЕС. Тут же последовал ответ голландского националиста Герта Вилдерса. Он заявил о «новой волне мусульманского нашествия на Европу, инспирированного турецким государством». Партия «Альтернатива для Германии» назвала данный процесс крайне опасным на фоне распространения коронавируса. Ле Пен отметила, что «никто не может точно быть уверен, сколько носителей Covid-19 оказались сейчас в Европе благодаря «турецкому подарку».

В общем, можем констатировать, что коронавирус стимулировал изоляционистские и националистические настроения в Европе. Такая риторика в данный час может быть вполне востребована. Ведь глобализм и неолиберализм пока не защитили европейцев от неизвестного зла. Европейская солидарность по многим параметрам оказалась пустым звуком. В этих обстоятельствах можно предположить, что радикализм справа (а возможно, и слева) вполне может подняться как реакция на «чисто конкретную слабость» политических элит. И, судя по всему, европейские крайне правые политики вполне готовы к подобному развороту.

Как далеко он может зайти? Ещё в начале 1960-х тревожное предостережение прозвучало как раз из Италии. Небывалый тоталитаризм, чудовищная «эскулапократия», бунт и гибель человека – сюжет трагической антиутопии фантаста Лино Альдани. Срастание унылого культа здоровья с административным ресурсом и потребительским конформизмом раздавливает общество. А если добавить ещё и инъекцию праворадикального национал-популизма? Впрочем, даже страшный рассказ  «Тридцать семь градусов по Цельсию» показывал сопротивление. Которое сегодня, посреди пандемии, конечно, не выглядит актуальным. А завтра что будет?

                                                                                   Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров