Предмартовские виды

Как бы то ни было, очередная процедура, официально квалифицируемая как «президентские выборы», в России приближается. Кандидат, которого все ждут, до сих пор не выразил желания оставаться в Кремле. Его пресс-секретарь Песков ничего, как всегда, не знает, но обещает «своевременно сообщить». Зато дают себе волю всевозможные «неназванные источники, близкие к Кремлю». Называют даже конкретную дату: ровно через месяц, пресс-конференция 14 декабря. Ну или в феврале, при послании Федеральному собранию. А может, в марте. Сразу после 18-го числа, например.

Однако разгул демократии буквально захлёстывает российскую политику. Первым кандидатом – как и положено у вежливых людей – стала дама. Вторым и третьим – тоже. За гламурной телеведущей Ксенией Собчак, потянулись хозяйка ток-шоу Екатерина Гордон, диссидентка-публицистка Алина Витухновская, бизнесвумен Эльвира Агурбаш. Эта четвёрка охватила широкий политспектр. Собчак вообще позиционируется как форейтор «русских европейцев». Гордон, наоборот, имитирует державный национализм в преломлении через дамскую логику. Витухновская, знаменитая чёрным юмором, требует жёсткой люстрации, всеобщего вооружения народа и гарантированных выплат в 500-долларовом эквиваленте каждому россиянину. Агурбаш рассуждает о доступности социальных услуг и снижении цен на продукты. Либерализм, этатизм, демократический популизм, социал-демократия – вполне себе выбор для граждан цивилизованного государства. Игровая имитация запускается почти до предела.

«Если бы наша страна ограничивалась Рублёвкой, то Собчак была бы гениальным президентом для этой страны», — заявил известный режиссер Никита Михалков. Что ж, тут его мнение вполне авторитетно. Кому, как не ему, знать нравы и предпочтения «рублёвской» части населения «этой страны». Когда-то, кстати, за такое выражение поднимался шквал патриотического негодования. Теперь, как видим, оно в порядке вещей. А вот за пределами Рублёвки… Неловко констатировать, но Ксению Анатольевну уже освистали даже в Санкт-Петербурге и даже на митинге в защиту Европейского университета.

Носители европейских ценностей явно хотели бы, чтобы их представлял на выборах кто-то другой. Например, Алексей Навальный. Но тут власти стоят жесточайше: в праве баллотироваться ему отказано как ранее судимому. Странно, казалось бы – чего бояться при заоблачных рейтингах Владимира Путина. Но – на всякий случай не вводить неустойчивый электорат в искушение. Он и так преподносит сюрпризы, особенно в своей молодёжной части. Если называть главные общественные даты 2017-го, то это наверняка 26 марта, 12 июня, 7 октября – дни многотысячных протестных «навальнингов». А ведь и в столицах, и в провинции накопилось много вопросов к коррумпированным чиновникам.

Навальный тем временем раскручивает предвыборную агитацию, опираясь на сеть региональных ячеек. Доблестные правоохранители задерживают волонтёров, конфискуют листовки и брошюры. Организуются группировки «неочерносотенцев» для нападений на оппозиционеров, которые начинают задумываться об отпоре.

По-настоящему серьёзные общественные процессы идут мимо предвыборного балагана. Центр экономических и политических реформ (ЦЭПР) констатирует резкий рост протестных выступлений в уходящем году. Их количество за три квартала повысилось на две трети. Общая численность протестных акций составила 1107. Чаще всего это социально-экономические или трудовые конфликты. Самые протестные регионы – Ростовская, Свердловская, Новосибирская области, Краснодарский край и в ряду провинции Москва. География протестов расширяется. За счёт провинции, где бунтуют не «креаклы», а «ватники». Которых начальство боится по-настоящему. Даже тренируется лежать под БТРами. Именно эти настроения отразил «мальцевский трагифарс» 5.11.17. Каков бы ни был Вячеслав Мальцев (в президенты почему-то не выдвигающийся), «Артподготовка» – это вполне серьёзно.

Чем отвечают власти? Глубоких мудростей и блестящих креативов никто от них не ждёт. Но всё же… Короче, Госдума «прокачивает» очередной запретительный закон о «СМИ – иностранных агентах». Словно какой-то изобретённый парламентом статус может как-то повлиять на восприятие информации. Если информация доходит до людей, хоть трижды отслеженная через спецфильтры компетентных органов.

А что же коммунисты? С их-то исторически навыками оседлывать социальное недовольство? «Зюганов очень боится, что на президентских выборах он может набрать меньше голосов, чем КПРФ на парламентских. Это будет означать, что он потерял доверие избирателя. И продемонстрирует: граждане нашей страны хотели бы проголосовать за коммунистическую партию, но отказываются отдавать свой голос Зюганову лично. Потому что Зюганов – капиталист, он методично превращает верхушку КПРФ из народной в буржуазную, отстаивает интересы не избирателей, а олигархической власти. Но это – только слова. Фактически всё сложнее, и Зюганов просто ищет предлог, чтобы уклониться от выборов, не называя истинной причины такого решения», – такое мнение высказал накануне генеральный секретарь «Коммунистов России» Максим Сурайкин.

Предположим, в этих оценках срабатывает межкоммунистическая конкуренция. Но соглашательство КПРФ и её встроенность в олигархическую элиту давно не подлежат ни сомнению, ни обжалованию. КПРФ не зря называют не просто буржуазной, но правобуржуазной партией. Во всех вопросах она выступает с охранительских позиций, подчас более реакционных, нежели правящий режим.

Впрочем, другие компартии отличаются от крупнейшей разве что меньшей быстротой прохождения стадий того же процесса. Коммунистов в изначальном понимании, хотя бы середины XIX века – когда европейские монархи называли так борцов с государственным абсолютизмом – среди них нет.

Если бы коммунисты вдруг выиграли выборы (позволим себе сказочное допущение), им пришлось бы искать способ сдать триумф единороссам. По-настоящему левые партии никогда не пошли бы на такое унижение. «Плыли, плыли, вдруг остановка, прямо скажем, очень неловко», – скажет герой фильма «Верные друзья». Ну и повозмущается Сергей Удальцов из «Левого фронта». Как он теперь выражается, «спросит с понимающих».

На Западе не ждут скорых политических перемен в Российской Федерации. Поведение Дональда Трампа на саммите в Дананге – сценически выразительная демонстрация этого отношения. Международное рейтинговое агентство Moody’s обнародовало блистательный прогноз об участии и победе президента Путина на предстоящих выборах. «Мы ожидаем, что Владимир Путин будет баллотироваться и победит. Мы считаем, что президент поддерживает проводимую экономическую политику. Мы видим преемственность политического и экономическогокурса», – говорит старший вице-президент агентства Кристин Линдоу. Мощнейшая аналитика: президент поддерживает свою политику… Политик, полностью контролирующий систему и избавленный от соперников, победит организованных под него лично на выборах… Короче, выдвижение в президенты «гаранта конституции» можно будет поставить в один ряд с новостью о рождении детеныша амурского тигра в Московском зоопарке.

Ситуацию оживляют курьёзы. Эдуард Лимонов, прошедший путь от бешено «р-р-революционного» оппозиционера до лояльного имперца, заявил, что обладает эксклюзивной информацией: в выборах 2018 года вместо Путина будет участвовать его преемник. Интересно, вспомнит ли он о своём эксклюзиве в декабре-феврале?

Развитие информационных технологий, распространение Интернета («проекта ЦРУ», как мы помним благодаря тому же президенту) всё же медленно, но верно меняет правила игры. Власти вынуждены считаться с новой реальностью. Заговорили о нужде в «атмосфере прозрачности и транспарентности». Но едва ли придумают что-то принципиально иное, нежели очередные блокировки, слежение за электронными сообщениями (проще говоря, вскрытие и чтение чужих писем) и уголовные статьи за посты в соцсетях. Таков классовый инстинкт, сказали бы коммунисты прошлых веков.

Попробуем закончить на оптимистичной ноте. Всё равно прогресс налицо. Вспомним времена правления тех же коммунистов. Кому-нибудь приходило в голову, что кандидатуру генерального секретаря ЦК КПСС позволят обсуждать за дверьми Политбюро?

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться