Приближение

На теледебаты т.н. кандидатов в президенты РФ Владимир Путин времени не тратил. Облить Жириновского водой Собчак может своими силами. А если Соловьёв не справляется с приглашёнными, это его проблема. Глава государства встречается там, где действительно важно. Лучший способ объясниться с населением – выступить на коллегии МВД. Оттуда и звучит понятней, и доходит быстрей. Страну приучают к формату строгого режима.

«Сегодня ряд группировок действуют дерзко и вызывающе. Организуют несанкционированные публичные акции, пытаются вовлечь в свои ряды молодежь», — сказал Путин. И обосновал своё беспокойство неопровержимым цифровым языком: количество «преступлений экстремистской направленности» за недавний 2017-й выросло на 5%. Странно, что так мало. Действующее законодательство и полицейская практика РФ способны обеспечить более ударный прирост.

Сегодняшний «экстремизм» – это и правозащитный плакат на одиночном пикете, и перепост в соцсети фотографии советского парада. Это шарф красно-чёрной расцветки, за который получил пять суток ареста петербургский активист. Это надувная уточка в окне, за которую другой петербургский активист получил не пять, а двадцать пять суток. Требование соблюдать Конституцию России в части политических свобод и федеративного устройства – экстремизм уже запредельный. Недалёк час, когда экстремистским станет подъём российского триколора – акции Навального проходят ведь под национальным флагом.

Этот принцип давно сформулировал Солженицын: «Где закон, там и преступление». Правда, уважаемый президентом Александр Исаевич писал о советской 58-й статье. Но дело не в нумерациях. И даже не в идеологиях. Во всяком случае, не только в них. Защищать свой классовый интерес номенклатура умеет не только под коммунистическими лозунгами. И не только советскими методами.

Судя по путинскому выступлению, этот час уже на пороге. «Жёстко пресекать действия, направленные на раскол общества и дестабилизацию ситуации… Оперативно реагировать на любые правонарушения на стадионах, улицах, в транспорте и других общественных местах… Активно применять современные техсредства, способные облегчить выполнение этих задач…» Надо признать, такое от президента слышится не так уж часто.

Стабильный застой, глухо-кладбищенский покой утверждались в стране почти двадцать лет. И вот итог: перед пятым своим правлением глава государства лично инструктирует полицию. Вплоть до технических деталей.

Стоило того, что и говорить. А всё потому, что безнадёжное – безнадёжно. И вариантов тут нет.

Прозвучала на заседании интересная новация. «Нужно привлекать для помощи дежурным нарядам дружинников и другие общественные структуры», – распоряжается Путин. Иначе говоря, государственным карательным органам предписывается сотрудничество с иррегулярными эскадронами добровольных любителей начальства. Нельзя сказать, чтобы это было совсем из ряда вон. И Россия, и мир знакомы с такими явлениями. «Оппозиция называет бандитами тех, кого я рекрутирую в наш резерв. Но я горжусь тем, что на мой призыв защитить правительство и порядок откликнулись люди, готовые к грубой работе», – говаривал о своих «мангустах» национальный лидер Гренады Эрик Гейри. «Тебе царь нужен? Записывайся! А кому не нужен царь, пусть идёт к становому», – к сожалению, история не сохранила имени безвестной черносотенки, которая так убедительно завлекала в Союз русского народа.

Ладно дружинники, это дело привычное. Правда, при Сталине, на модель которого сейчас ориентируются, этим не пробавлялись. Полномочий бить и стрелять НКВД ни с кем не делил. Зато при Хрущёве «красноповязочников» бросали первой волной – пока подтянутся милиция и войска. Недаром их особенно ненавидели бунтующие мужики и тётки.

Но теперь ведь говориться ещё и о «других структурах». Как это понимать? «Верблюжатники» Хосни Мубарака, атаковавшие демонстрантов на площади ТахрирИранские басиджи с исламистского базара? Венесуэльские «коллективос» на мотоциклах? Карательная «шабиха» Башара Асада? Или попросту «титушки» Януковича? Последнее всего ближе и понятнее. Только сильно ли воодушевит такая аналогия?

Впрочем, эти структуры уже работают. Экзерсисы московских «антимайданов» коробят даже Пескова. Регулярны нападения на штабы Навального. В Петербурге последние недели проходили под знаком избиений оппозиционных активистов (случалось, в ход шло и железо). Словно наперегонки с госбезопасностью, которая практически перестала скрывать применение пыток к фигурантам политических дел.

Неясно, правда, насколько тут лоялистская общественность, а насколько люди при исполнении. Очень уж профессионально совершались некоторые акции. Да и смогут ли государственные силовики ужиться с такими помощниками? Во время декабрьских боёв на Пресне 1905 года черносотенный вождь доктор Дубровин предлагал своих «ополченцев» – так военный министр Ридигер попросил не приставать с ерундой. Нельзя также сказать, чтобы ЧВК Вагнера и Минобороны РФ эффективно координировались в Сирии.

Это, впрочем, нюансы. Одно очевидно: власти дают сигнал на тотальную мобилизацию всех силовых ресурсов режима. Причин на то достаточно. Бесстрастное пояснение даёт Росстат: 20 млн россиян за чертой бедности. То есть живут меньше чем на €160  в месяц (в бедной Болгарии — €260, в небогатой Польше — €503, в кризисной Греции — €684). Реальные доходы населения падают пятый год подряд. По опросу «Ромира», 39% населения России заработков хватает денег только на продукты питания и повседневного спроса. При этом долги перед банками превысили 12 трлн рублей. Банки в основном государственные, то есть платит народ непосредственно властям. Это помимо налогов. Которых в прошлом году было собрано 17,3 трлн рублей. В нынешнем Минфин обещает собрать больше — в основном с физических лиц. То есть, с тех, кому и так хватает лишь на еду.

Министерство внутренних дел решает, как делать дела. Указания принимаются не иначе, как лично от первого лица. Чтобы все слышали и понимали – государственные люди исполняют верховную волю. Между тем, выборы приближаются, кандидаты брызгают друг на другу кто слюной, кто водой. Приближается и то, что будет после выборов. Социальную напряжённость вознамерились пересилить политическим ужесточением. Больше жести, больше мрака – авось поможет. Ничего другого режим предлагать не собирается – хотя бы потому, что предложить попросту нечего. Но тогда и начнётся главное.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться