Приговор жесток, но это приговор

Более девяти часов потребовалось судье Пресненского районного суда Татьяне Васюченко, чтобы огласить приговор бывшему вятскому губернатору Никите Белых. Приговор жестокий — восемь лет колонии строгого режима и 48 млн рублей штрафа. Но это минимальное наказание, предусмотренное ч. 6 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), на основании которой судили экс-губернатора. Прокуратура просила наказать строже — штрафом в 100 млн рублей и сроком заключения на 10 лет.

Никита Белых, по мнению судьи, взятку не вымогал, а только брал. Тем не менее, наказан столь же жёстко, как и Алексей Улюкаев. Разве что штраф поменьше. Это, впрочем, ничего не изменило. Судя по реестру арестованного имущества Белых, оно едва ли составит десятую часть затребованного. Под арест попали дом и участок в Одинцовском районе Московской области, автомобиль 2011 года выпуска, двухкомнатная квартира в Перми, приобретенная в 1990-х годах и доля в другой квартире. На всех банковских счетах Белых обнаружилось лишь 400 тысяч рублей.

В общем, платить придётся долго. И всего лишь за то, что выделенных на регион федеральных средств не хватало. Из-за чего губернатор обратился за помощью к бизнесу. Как сказал совсем недавно вице-премьер Дворкович«у нас хорошие работающие бизнесмены, социально ответственные, которые заботятся о стране». Видимо, Белых так подумал раньше вице-премьера. Но ошибся. То ли раньше не было «ответственных», то ли были, но только в крупном бизнесе. Собственно, Дворкович на это и намекал.

Ошибся вятский губернатор. Как и ярославский мэр Евгений Урлашов. Который осуждён за то же самое. Но приговорён к 12,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в 60 млн рублей. За то, что потряс «ответственных» для развития родного Ярославля.

История со взяткой Белых столь же мутная, как и Урлашова. В ней даже больше неясностей и сомнений. Например, один из главных свидетелей обвинения, Альберт Ларицкий. Когда-то ему принадлежали ОАО «Нововятский лыжный комбинат» и ООО «Лесохозяйственная управляющая компания «Кировлес» (тот самый, навальнинский). Для поправки дел фирмы Ларицкий, якобы дал Белых взятку €200 тысяч.  Несколькими траншами в 2011—2012 годах. Через посредников. О чём и рассказал следствию, а потом суду. Но после направил письмо судье с просьбой допросить его повторно. Для того, чтобы «рассказать, как всё было на самом деле», поскольку первый раз «не был достаточно откровенен».  Но допрашивать Ларицеого не стали.

Зато допросили Юрия Зудхаймера, нового владельца Нововятского лыжного комбината и «Кировлеса». Он стал им 2013 году, получив активы от Ларицкого за долги. Именно Зудхаймер донёс на Белых, именно он выступил подсадной уткой и именно он всучил бывшему губернатору пакет с мечеными деньгами и бутылкой вина (тоже зачем-то обработанной специальным составом). Кстати, задержание Белых и его дело вели те же люди, что проводили операцию по задержанию Улюкаева. Там тоже фигурировало вино.

Зудхаймер в показаниях путался и покрикивал на судью. Это до боли напоминает первый и единственный допрос Игоря Сечина, главного свидетеля по делу Улюкаева. Тем не менее, как и в случае с Сечиным, судья Васюченко показания Зудхаймера сочла вполне удовлетворительными. Хотя и откровения Ларицкого учла. И вообще отнеслась к подсудимому с сочувствием и пониманием. Он и сам это отметил в «последнем слове». Более того, Васюченко оправдала экс-губернатора по одному из эпизодов получения взятки, исключила квалифицирующий признак «вымогательство». И даже добавила, что «судом не установлено действий с его стороны, которые могли бы причинить вред предприятиям» области. Кроме того учла наличие несовершеннолетних детей, правительственные грамоты и даже вклад в химическое разоружение. Как оказалось, во времена его губернаторства в Кировской области был уничтожен склад химоружия.

Как пишут свидетели, Белых перенёс приговор стойко. Несколько раз в течение чтения ему становилось плохо, и судья разрешила ему присесть. Но слова «восемь лет» Никита Юрьевич встретил на ногах. И устоял. Даже в лице не переменился. Хотя отказался от комментариев для СМИ.

Для обжалования приговора у прокуроров и адвокатов десять дней. Он непременно будет обжалован, поскольку недовольны и те и другие. Прокуроры — минимальным сроком и малым штрафом, адвокаты — самим фактом признания экс-губернатора виновным. В последнем слове Белых вину не признал и потребовал себя полностью оправдать.

Последнее слово бывшего губернатора Кировской области особого интереса не представляет. Он и сам это отметил, заявив, что просит прощения у тех, «кто ждал политических заявлений». Напрасно извинялся. Никто не ждал. С того момента, как бывший лидер СПС, один из основателей российского движения «Солидарность», соратник Бориса Немцова, участник «Маршей несогласных» согласился на сотрудничество с властью, от него более ничего не ждали.

И напрасно. Политические заявления в речи Белых всё-таки были. И очень яркие. «Меня очень сильно лично задело, что в прениях прокуратура заявила, что мои действия дискредитируют государственную власть», — посетовал он. «Неформальное» происхождение кировского губернатора вовсе не помешало ему войти во власть и органично с ней слиться. И даже популяризировать: «Моей целью было показать, что власть может быть другой, нежели её воспринимает значительная часть населения».

Проще говоря, Никита Белых не за страх, а за совесть служил режиму. Всей своей деятельностью, доказывая, «что власть может быть открытой, демократичной, направленной на решение конкретных задач населения, общественных институтов и бизнеса». То есть вот такое в демократической РФ надо непременно доказывать. Личным примером, работая по 12—14 часов в сутки, без выходных и отпусков («Более 200 дней неиспользованного отпуска»), забросив семью и друзей. Всё — только ради оправдания режима.

Чем же не угодил власти такой верный работник? Ведь не тем, что обратился за «спонсорской помощью во внебюджетный городской фонд для реконструкции объектов в Кировской области». Едва ли найдётся в РФ губернатор или мэр, который не пощипал бизнес во имя высоких целей «благоустройства» региона или города. Большинство ещё и себе отстёгивают, а Никита Юрьевич — только на благо народа.

А вот чем. «Любой человек (и это не фигура речи) мог обратиться ко мне со своими вопросами и проблемами на улице, в магазине, в социальных сетях, где угодно», — с гордостью сказал Белых. Даже не понимая, что именно это и является его главным преступлением.

Шесть десятилетий назад Георгий Маленков, разжалованный из председателей Совмина СССР, был направлен на должность директора электростанции в Усть-Каменогорск. И то ли по глупости, то ли от служебного усердия, начал управлять демократично. Советоваться с народом, выслушивать жалобы, душевно беседовать с уборщицами. Короче, решил на деле воплотить «коммунистический» идеал равенства. Времена уже были хрущёвские, вегетарианские. Поэтому вместо суда или расстрела получил строгий выговор по партийной линии: «за панибратство с рабочими». Больше такого не повторял. Хотя всё равно вскоре был исключён из партии и отправлен на пенсию. Видимо, чтобы другим неповадно было.

Поскольку государство РФ — демократия не обычная, а суверенная, то и нравы начальства должны соответствовать. Оно (начальство), особенно на местах, должно и обязано сделать всё, чтобы вызывать не любовь, а стойкую ненависть. Для того, чтобы оправдать свой страх перед народом. Перед 20 миллионами, живущими за чертой бедности, перед молодёжью, лишённой будущего, перед стариками, вынужденными влезать в кредиты, чтобы выжить. Перед учителями, врачами, рабочими уралвагонзаводов, работающими на полторы-две ставки для того, чтобы хоть как-то прокормить семьи.

Приговор Никите Белых несправедлив. Но приговор 140 миллионам россиян ещё более жесток. И Никита Белых должен это понимать не хуже Алексея Улюкаева. Который хотя бы в последнем слове нашёл в себе силы извиниться.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться