Принц умер? Или да здравствует принц?

Коррумпированный принц – это стильно. Тем более, член королевской семьи Саудовской Аравии. Видать, сильно они там нуждаются в деньгах. Если идут на гибель, отстреливаясь от полиции, как Абдул Азиз ибн Фахд аль-Сауд. С другой стороны, им действительно есть, что терять и что защищать. Озвучен объём коррупционных активов, подлежащих изъятию – $800 млрд. Арестованы десятки принцев и высших чиновников. И если всё всерьёз, то борьба с коррупцией в аравийских нефтяных песках только начинается.

Быть саудовским принцем вообще занятие не для слабонервных. Вот семейные новости Саудитов за последний год. 18 октября 2016-го: казнён Турки ибн Сауд аль-Кабир – за убийство в бытовой драке. По решению суда, утверждённому королём Салманом. 31 октября 2016-го: другой принц подвергнут тюремной порке. Тоже по суду. В данном случае имя и обстоятельства названы не были. Известно только, что представитель саудовской элиты элит находится в местах лишения свободы. И фамильных привилегий, похоже, не имеет.

8 августа 2017-го: умирает от сердечного приступа Салман ибн Абдулла бен Турки аль-Сауд. 17 августа 2017-го: объявлено он кончине Бандара ибн Фахда бен Абдулрахмана аль-Сауда.  5 ноября 2017-го: погибает при крушении вертолёта Мансур бен Муркин, вице-губернатор провинции Асир. На следующий день, если верить мировым СМИ, убит в перестрелке Абдул Азиз ибн Фахд.

Убитый, между прочим, был принцем непростым. Если даже допустить, что бывают принцы простые. (Впрочем, этот титул носят в Саудовской Аравии две сотни человек – поневоле возникает градация.) Покойный отец Абдул Азиза – Фахд ибн Абдул Азиз аль-Сауд, король Саудовской Аравии с 1982-го по 2005-й. Реально он правил с 1975-го, когда король Халед подписал указ об особых полномочиях единокровного брата Фахда. На правление Фахда пришлось становление современной Саудовской Аравии – не только нефтяной сверхдержавы, но и крупного геополитического игрока.

Халед же стал королём после убийства монарха-предшественника Фейсала. Сын короля-основателя Абдул Азиза погиб от пистолетной пули, выпущенной собственным племянником. Принца тоже звали Фейсал. Дядю-короля он убил в порядке мщения за брата – принц Халед тоже погиб от пули. Его застрелил полицейский, разгонявший толпу исламистов, протестовавших против открытия телецентра и женских школ.

Вышеприведённый экскурс многое объясняет в устойчивости саудовского режима. Члены королевской семьи обладают огромной властью, владеют огромной собственностью. Но закон един для всех. Шариат выше семейственности. Преступление карается жёстко, не спасёт ничьё заступничество. Не спасёт и приверженность государственной идеологии. Как видим, на демонстрации за исламский фундаментализм принца может застрелить рядовой полицейский. Если мероприятие не санкционировано.

Чем грозит в этом королевстве коррупция, догадаться несложно. Чтобы вписаться в подобную схему, надо быть человеком, до крайности отчаянным. Особенно если ты принц.

Что же происходит в королевстве сейчас? Меньше недели назад, 4 ноября, король Салман издал указ о создании Верховного антикоррупционного комитета. «Мы заметили злоупотребления со стороны некоторых слабых душой, – сказал монарх подданным. – Они поставили свои личные интересы выше общественных. Они стали незаконно копить деньги. И мы взяли на себя ответственность довести это дело до конца, исходя из наших обещаний, данных родине».

На следующий день за решёткой более полусотни человек. В основном ведущие силовики и бизнкесмены. Среди них принц-министр национальной гвардии Митеб ибн Абдулла, экс-губернатор столичного региона принц Турки ибн Абдулла, бывший заместитель военного министра принц Фахд ибн Абдулла, бывший главный судья королевства Халед аль-Тувайри, министр экономики Адель Факейх, командующий саудовским ВМФ Абдулла аль-Султан… это лишь самые известные из имён. А ещё через день по миру разошлась информации о гибели принца Абдул Азиза, предположительно возглавлявшего коррупционную сеть. Однако официальные саудовские инстанции это сообщение подтвердить до сих пор отказываются.

Абдул Азиз занимал в королевском правительстве некоторые неброские, но важные посты. С 1998-го по 2011-й он ведал правительственной канцелярией, организовывал делопроизводство. Апогей его могущество пришёлся на правление короля Абдаллы. С чиновной должности он перешёл в крупный строительный бизнес. Был связан с ливанской бизнес-империей Харири. Кстати, Саад Харири на днях подал в отставку с премьерского поста – объяснив это, тем, что не может работать в условиях иранского давления…

Абдул Азиза, казалось, ждало феерическое будущее. Потому как главным его партнёром и покровителем был другой, старший принц – Наиф ибн Абдул Азиз аль-Сауд. Этого человека считали самой ненавистной фигурой на всём пространстве аравийских песков. В должности министра внутренних дел принц Наиф 35 лет возглавлял карательный аппарат королевства. С 2011 года он был утверждён наследником престола. Его позиция сочетала самый жёсткий фундаментализм с культом знакомого россиянам «чекизма».

Наифу не суждено было стать королём и хранителем двух святынь. Он умер в 2012 году, немного не дожив до 80-летия. Новым наследником стал Салман ибн Абдул Азиз аль-Сауд, с 2015 года король Саудовской Аравии. А его наследником утверждён сын – Мухаммед ибн Салман аль-Сауд. Ныне министр обороны. Самый молодой в мире, ему 32 года. Королю-отцу Салману скоро 82. Откровенно говоря, Мухаммед считается на подходе к трону.

В образе Мухаммеда ибн Салмана внезапно материализовались идеи реформ. Витавшие в 1970-х, во времена короля Фейсала. Вспомним, что при Фейсале в королевстве появились телевидение и школы для женщин. Что в конечном счёте стоило ему жизни. В конце 1970-х король Халед и принц Фахд осторожно заговорили о превращении Саудовской Аравии в «современное исламское государство». Но случилось хомейнистское цунами в Иране, и Саудиты – по согласованию, кстати, с американскими союзниками – решили не искушать судьбу. Фахду пришлось положить под лёд планы модернизации. Саудовская Аравия превратилась в генератор ваххабизма и «алькаидовщины».

И вот – речи принца Мухаммеда: «Мы вновь станем страной умеренного ислама. Мы не потратим еще тридцать лет нашей жизни на экстремистскую идеологию. Мы её уничтожим. И очень скоро». Понятно, как реагировали на это приближённые покойного Наифа. Включая принца Абдул Азиза.

Вот тут и объяснение парадокса – зачем принцам коррупция. Конечно, не ради навороченных машин, яхт и особняков. Всё это у них есть и так. Неучтённые, неконтролируемые деньги нужны совсем для другого. Политика и власть. Интриги и диктат. Идеология и пропаганда. Террор и война. И отнюдь не только в Саудовской Аравии тайные фонды используются в этих целях. Можно и поближе найти. Но это другая тема.

Арестованные по подозрению в коррупции контролировали – по данным саудовского антикоррупционного комитета – до 3 трлн риалов. В долларах это 800 млрд. Счета фигурантов заморожены. И очень характерно одно из многочисленных обвинений: злоупотребление властью. Уже замечено, что такой прибыток в казну очень своевременен на фоне общего падения цен на нефть. Которые, между прочим, на фоне этих саудовских дел поднялись до двухлетнего максимума: более $62 за баррель Brent.

Последнее наверняка обнадёживает московских коллег. А прочее они могут вынести за скобки. Зачем заморачиваться?

Филипп Борисов, специально для «В кризис.ру»

Поделиться