Прощай, Халифат…

Война против крупнейшей группировки фундаменталистских террористов как будто близится к завершению. Наступление на позиции запрещённого в России ИГИЛ в Сирии и Ираке развивается по всем фронтам. Большая часть сирийской территории освобождена от исламистских боевиков, под их контролем остаётся только одна провинция. Иракская армия после освобождения Мосула продолжает успешное продвижение. Тем не менее, для полного освобождения может потребоваться до полугода.

В понедельник было объявлено о снятии сирийскими правительственными войсками трёхлетней осады города Дейр-эз-Зор. Прорвать окружение и занять стратегические высоты удалось при поддержке российских ВКС. Несколько игиловских контратак к успеху не привели. Между тем, в осаждённом городе всё это время находились десятки тысяч мирных граждан. Российские самолеты доставляли местным жителям продукты, воду и медикаменты.

Необходимость борьбы с новым мировым злом вынуждает к сотрудничеству непримиримых, казалось бы, врагов. Как в стихотворении Алексея Толстого: «Но для славного похода прервана меж ними злоба». С запада на позиции ИГИЛ наступают поддерживаемые Россией асадовские лоялисты, с севера – курдские ополченцы, с юга – иракские регулярные войска. 4 сентября формирования Сирийских демократических сил (СДС) освободили Старый город Ракки – «столицы ИГИЛ».

Примечательно, что СДС – военно-политический альянс, поддерживаемый США и в принципе противостоящий режиму Башара Асада. Демократическое ополчение состоит в основном из курдов, туркменов и армян, хотя присутствуют и сирийские арабы. Созданы СДС два года назад. Политически их представляет орган, именуемый Сирийским демократическим советом.

Напомним, что именно Ракка в 2014 году оказалась первым городом, захваченным фундаменталистами. Ещё весной 2013-го вооружённая оппозиция выбила оттуда правительственные войска. Но удержать город не смогла, отступив под ударами ИГИЛ. И вот теперь статус-кво как бы восстанавливается, но уже иными силами. Хотя тоже демократическими. Основная тактика исламистов – ИГИЛ и «Ан-Нусры» – строится на терактах, диверсиях и изматывающих рейдах. Это далеко не прежние массированные наступления с захватами городов. Потеря Ракки и Дейр-эз-Зори приближает крах ИГИЛ. Между тем, псевдохалифат успел отстроить на сирийской территории административные и экономические структуры с бюджетом $6 млрд. Радикальные исламисты создали свою территории налоговую систему. В частности, игиловцы обязали всех правоверных мусульман выплачивать 5%-ный налог на благотворительность. Творческое развитие установок покойного Осамы бен Ладена, который в своё время организовал поборы с афганцев и пакистанцев на нужды «Аль-Каиды».

В целом военно-политическая ситуация в Сирии остаётся крайне сложной. Москва торопится с громкими заявлениями. Министр обороны РФ Сергей Шойгу говорит о «фактическом» окончании гражданской войны. Но думается, здесь срабатывают внутриполитические факторы. Кремль стремится поскорее провозгласить победоносное завершение и выйти из войны, которая в российском обществе так и не стала «своей».

Реально вести речь об окончании сирийской войны не приходится. В столичной провинции Дамаск продолжаются столкновения правительственных войск и Свободной армии Сирии (САС). Это – самая активная сила светской прозападной оппозиции режиму Асада. Именно к ней обычно относится выражение-оксюморон «умеренные боевики». Под «умеренностью» подразумевается светская демократическая идеология, противостоящая исламизму. Формулировка, что и говорить, не слишком адекватная: скажем так, умеренные силы редко берутся за оружие. К тому же, не собираются складывать оружие и «неумеренные» просаудовские группировки.

В руках же совсем неумеренного ИГИЛ всё ещё находится значительная часть провинции Дейр-эз-Зор. Где расположены крупнейшие нефтяные месторождения. А также хорошо укреплённые бункеры, которые трудно уничтожить артиллерией и авиацией. Операция против ИГИЛ будет завершена только после освобождения всего этого пространства. Между тем, долина Евфрата от Дейр эз-Зора до Абу-Кемаля – густонаселённый регион. И население здесь в той или иной мере привержено «халифатским» идеям. Сходная ситуация сложилась в провинции Идлиб, где располагают многочисленной армией другие исламисты – «Джебхат ан-Нусра».

В начале года в Сирии обнаружился «халиф» и лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади. По данным СМИ, на сирийской территории была сформирована специальная группа боевиков для его сопровождения. Так или иначе, Вашингтон подтвердил факт отъезда аль-Багдади из Ирака. В июле появилось первое сообщение о ликвидации аль-Багдади в Сирии. Это может быть правдой, но версию о намеренной дезинформации со стороны ИГИЛ тоже нельзя исключать. Во всяком случае, информация о гибели «халифа» уже подвергался большим сомнениям.

Особняком стоит курдский вопрос. Длительное время курды героически сражались против ИГИЛ. Это позволило ополченцам договориться о нейтралитете с Дамаском и удержать ряд стратегически важных территорий. Но сирийские власти всегда с крайней настороженностью относились к курдским активистам.

ИГИЛ продолжает упорную идеологическую раскрутку. Эти идеи представляют большую опасность не только для толерантной Европы. Сторонников ИГИЛ хватает по всему миру, причём многие из них владеют не только английским или французским, но и русским языком. Они продолжают использовать интернет-пропаганду, хотя после чувствительных поражений в Ираке и Сирии её интенсивность несколько снизилась. Одна из ключевых проблем состоит в том, что боевики «Исламского государства» рано или поздно могут вернуться домой. Время покажет, сумеют ли мировые державы объединиться для борьбы с этой опасностью, которая не исчезнет и после уничтожения военных баз и тренировочных лагерей ИГИЛ в Ираке и Сирии.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться