Прошла «маёвочка»!

Петербург снова превратился в Чикаго. Теперь – 1886 года. Не благодаря зашкаливающему количеству гангстеров, а в связи с празднованием Первомая – дня международной солидарности трудящихся. Тогда, почти полтора века назад во время разгона мирной демонстрации было убито шесть человек. В нынешнем Питере обошлось без погибших. Зато резко прибавилось узников совести. Amnesty International признала таковыми более полусотни человек, задержанных во время разрешённого властями Первомайского шествия.

Этот Первомай в Питере уже навсегда вписан в историю. Впервые с незапамятных времён колонна демократических сил была разогнана. В различных отделениях полиции оказались 65 человек, некоторым из них присудили многотысячные штрафы, других обязали явкой в суд, двоим – 10 суток административного ареста. Четверых задержанных прямо из отделов полиции увозили на скорой.

Такого не было даже при коммунистах в 1989 году! Тогда, тридцать лет назад, колонна «Ленинградского  Народного фронта», собравшись у Дома писателя на улице Войнова (теперь Шпалерная) под демократическими лозунгами, звавшими к углублению и необратимости Перестройки, мирно прошла по Литейному, Невскому и по Дворцовой площади. Правда, Ленинградское телевидение при появлении этой колонны в кадре тут же прервало прямую трансляцию демонстрации. Но не оттого, что её разгоняли каратели.

Первомай в Петербурге всегда проходил мирно и даже скучновато. Лишь в прошлом году стало пожёстче. И то – вовсе не по указке начальства. По доносу Красимира Врански из рядов демонстрантов, выступавших под градозащитными лозунгами, были удалены представители движения «Солидарность» с флагами европейских стран. По сей день осталось непонятно, был ли этот Врански (кстати, нынешний кандидат в губернаторы Питера) официальным организатором или нет, но с десяток представителей демоппозиции тогда вместо демонстрации отправились в отделения полиции и в суды. С тех пор его не называют иначе как Крысимир. И это, надо признать, самое малое, что заслужил стукач.

В этом году городские власти запланировали, что демонстрация будет состоять из трёх колонн. Первая – официальные профсоюзы и Единая Россия во главе с врио Бегловым и городским спикером Макаровым, после шествия направившиеся слушать концерт на Дворцовой площади. Вторая – КПРФ, ЛДПР и все те, кому не зазорно присоединиться к ним – отправилась митинговать на Исаакиевскую площадь. Третья колонна Объединённых демократов и других несистемных сил с этой же целью должна была двинутся к Финляндскому вокзалу. Но обстоятельства сложились так, что площадь Ленина и находившиеся там правоохранители митингующих так и  не дождались.

Превентивные задержания для многих, кого власти почему-то сочли особо опасными,  начались ещё рано утром. У выхода из своего дома была остановлена Светлана Уткина. Её повезли в полицейский участок проверять неведомое заявление какого-то гражданина по КУСПу (книга учёта сообщений о преступлениях). Та же судьба постигла феменисток выходивших своего штаба  «Ребра Евы».

Впервые в Санкт-Петербурге для прохода на демонстрацию применялись рамки-металлодетекторы. Здесь полицейские чины проводили предварительную проверку проносимых лозунгов  и плакатов. Кто, как и когда их на это уполномочивал? Сразу не был допущен лозунг, который якобы содержал информацию, оскорбляющую нежные чувства и утончённую душу Александра Беглова. Но особо не понравился полицейским плакат «Путин не вечен». Кроме того они отбирали воду даже в пластиковых бутылках (а день был совсем не прохладным и солнечным). Автором этих строк были замечены лозунги «Не верь, не бойся, протестуй», «Долой ЕДроссовские фильтры», «Петербург против Едра» и другие столь же актуальные.

На Лиговском проспекте более или менее радикальная оппозиция потеряла ещё несколько человек, чьи плакаты не получили одобрения полицейских цензоров. Но наконец, с сорокаминутным опозданием, колонна сдвинулась с места. Голову её обрамляли одетые в чёрные костюмы, с чёрными шлемами и затемнёнными масками сотрудники ОМОНа. Впечатление создавалось весьма и весьма мрачное. Вскоре оно оправдалось.

В это время колонна Единой России и официальных профсоюзов с шариками трёх цветов российского флага, с праздничными песнями из колонок на микроавтобусах и плясками, с двумя одетыми в белое медведями ушла далеко за Фонтанку. Районные отделения едроссов шли почти в алфавитном порядке. Тут же можно было наблюдать флаги ВДВ, ДОСААФ, «Газпрома» и, очевидно, оставшиеся с прошлогодних президентских выборов своеобразные белые хоругви со словами «Я – за» и стилизованным портретом Путина. Представители Колпинского района  почему-то тащили перед собой огромную надувную подводную лодку. В общем, здесь царили сплошные «Мир, дружба, жвачка».

Официальные профсоюзы 1 мая вынуждены были хоть чуточку вспомнить о своей изначальной роли. В части колонны, принадлежавшей ФНПР, значились лозунги «За справедливую экономику в интересах человека труда!», «Сокращайте сверхдоходы, не рабочих», «Растут цены, должна расти и зарплата». Вслед за ними шли немногочисленные представители Молодёжной гвардии «Единой России». Следом, непрерывно скандируя соответствующие лозунги, следовали апологеты движения за трезвость. Рядом с ними  нашли своё место вооруженные до зубов кучей флажков пропутинско-пригожинские политические новообразования «Петербург – город перемен» и движение «Поколение Z». У последних почему-то звучала русская рок-музыка. Венчали официоз с полдюжины  НОДовцев.

С двухсотметровым отрывом от официоза чинно шествовала КПРФ. Под красными знамёнами с портретами Ленина и Сталина. С большим отрывом неё  шла ЛДПР с двумя знамёнами – партийным и российским – почти во всю ширину Невского проспекта. За ними пристроились «Левый фронт», «Рот фронт» и «Бездомный полк». Картину дополняли РКРП-КПСС, РСД и Веганский блок и так называемая «Монстрация». У последней осмысленностью выделялись лозунги «За базовый доход» и «За мир без труда».  Завершали колонну желавших помитинговать на Исаакиевской площади под чёрно-жёлто-белыми флагами представители Народно-патриотического союза России, скандировавшие соответствующие националистические лозунги, и другороссы. Примечательно, что, в отличии от третьей колонны, шли они в сопровождении лишь нескольких офицеров полиции. Несмотря на очевидный радикализм этих движений никакого ОМОНа рядом с ними не было.

Неся непрерывные потери (у площади Восстания без объяснения причин повыхватывали представителей движения Навального) демократическая колонна с грехом пополам добралась до угла Невского проспекта и улицы Марата. И остановилась, требуя отпустить задержанных. Ушедшее вперёд ОМОНовско-росгвардейское «оформление» вынуждено было бегом  вернуться назад.

Не обращая внимания на призывы продолжить движение, демократы прочно стояли на месте, периодически скандируя «Отпускай!» и «Путин – вор». Переговоры депутатов Законодательного собрания Амосова и Вишневского с полицейским начальством ни к какому результату не привели. В этом момент к чёрному ОМОНу прибыло подкрепление в виде свих же сотрудников на автобусах и одетых в полевую форму курсантов. Начались массовые задержания. Хватали всех подряд, не разбирая возраста, чинов и званий. На моих глазах пронесли и провели автозаки более полутора десятков человек. В их числе оказался и вскоре отпущенный без одной кроссовки  депутат Максим Резник, и женщина, которой при задержании сломали руку, и потерявший сознание пожилой человек…

После этого курсанты и росгвардейцы рассекли так и не сдвинувшуюся с места колонну демократов надвое, и под мегафонные выкрики «Мероприятие закончено, освобождаем проезжую часть» начали вытеснение демонстрантов на тротуары. Минут через десять Невский проспект огласился ревом мотоциклов и автомобилей каких-то стрит-рейсеров на БМВ.

На произошедшее оперативно откликнулся петербургский омбудсмен Александр Шишлов. Уже на следующий день он опубликовал «Отчёт о наблюдении за шествиями и митингами 1 мая 2019 года в Санкт-Петербурге». В котором особо отметил, что «задержания проводились с применением силы, без предупреждения, не были вызваны нарушением общественного порядка». Его поддержал СПЧ при президенте РФ.

«Массовые задержания, демонстративная жестокость полиции, ночные суды становятся лицом современной России. Власти страны оказались неспособны выполнить свои обязательства уважать свободу собраний, даже в случае ими же «согласованных» акций», – отметила Наталья Звягина, директор российского представительства Amnesty International.

Ответ Смольного воспоследовал незамедлительно: во всём случившемся виноваты «провокаторы среди которых так называемые оппозиционные депутаты Законодательного собрания Петербурга». Ясное дело. Кто же ещё?.. Но почему «так называемые»? Они – то самое и есть – законно избранные представители горожан. Хорошо всем известные и  победившие в честной борьбе своих конкурентов. Без использования административного ресурса, многочисленных государственных и прокремлёвских СМИ, а также ОМОНа, Росгвардии и прочих карательных органов. Но, видимо, в Смольном такое и представить не могут, поэтому уверены, что депутаты ненастоящие.

О причинах беспрецедентного «демократического Первомая» можно только догадываться. Некий высокопоставленный сотрудник питерской полиции пояснил, что недавно к руководству ГУВД по СПб и ЛО пришёл новый человек и новая метла старается мести по-новому и как можно чище. Возможно. Но если бы демократы прошли с самыми вызывающими лозунгами, то вряд ли бы это имело такой резонанс, как массовые и беспричинные задержания ни чем неповинных людей. Поневоле вспоминается поговорка про услужливого дурака, который опаснее врага. Дело, не стоившее выеденного яйца, приобрело международный резонанс.

Другие аналитики видят в состоявшемся беспределе указующий перст Путина. Таким образом он якобы говорит: «Я вам покажу свободные выборы! За кого скажу, за того и будете голосовать». Тоже возможно. Но всё-таки трудно представить, что президент РФ так уж сильно заморачивается локальной выборной проблемой.

Куда очевидней другая рука – покороче, но поближе. Кандидат в питерские губернаторы Беглов, как бы ни пыжились его официальные и неофициальные избирательные штабы – от кремлёвского до поварского – не вызывает массового энтузиазма у избирателей. Теперь, впрочем, остаётся рассчитывать только на помощь путинского государства. Ведь в той разгромленной третьей колонне шли как минимум трое его будущих конкурентов – Оксана Дмитриева, Михаил Амосов и Борис Вишневский. Те самые, «так называемые», которые уже смогли победить на выборах. Вряд ли после такого мощного всероссийского пиара у них пропадёт желание конкурировать с очевидным лузером.

Алексей Лейн, специально для «В кризис.ру»

Поделиться